Ночная дрочка

Однажды я стал невольным свидетелем одной ситуации, которая повлияла на всю мою дальнейшую жизнь. Тогда я только поступил в универ, очень прилично учился и времени на личную жизнь совершенно не тратил, логично рассуждая, что на первых курсах надо вложиться в образование.

В тот самый день мы всей семьей собирались загород, на дачу — мои родители, сестра и я. На выходных к нам собирался приехать брат отца с его дочерью Леной. Дом на даче был небольшой, но еще была баня, где тоже можно было заночевать. И в принципе ничего необычного не должно было приключиться. Вечером нас всех должен был ждать вкусный ужин, может быть и здоровый сон.

Часам к четырем дня мы уже все были на даче. Мать с Леной обосновались на кухне, я оставался в огороде, традиционно совершая обход по ягодным кустам и грядкам, ну а отец с его братом — дядей Сашей занялись пилить и колоть дрова на вечер.

Так незаметно прошло пару часов и начало смеркаться. Уже был август, поэтому в семь вечера уже становилось прохладно и сумрачно.

Мать с Леной накрывали на стол прямо на улице, в беседке. Уже вынесли салаты и холодные закуски. Мужчины развели огонь в мангале и принялись готовить шашлык. По саду разнесся вкусный мясной запах, от которого только еще сильнее разыгрывался аппетит. Я сидел на веранде, укутавшись в теплую куртку и даже немного дремал. Мой отец и его брат весело смеялись, попивая джин с колой. Мне не предлагали, потому что я бы все-равно отказался — из-за матери, разумеется. А так я был бы совсем не против еще больше расслабиться. Ну да ладно. Отец был старше дяди Саши на пять лет и немного ниже. Дядя Саша извечно просил меня называть его Александром, но я никак не мог перебороть в себе привычку и каждый раз неловко скатывался в разговоре на привычное «дядя Саша». Наконец, поспели шашлыки, и мы все стали собираться за стол. Мы вкусно и много ели, много смеялись, даже хохотали. У всех было отличное настроение. Но ближе к одиннадцати ночи стало совсем прохладно и пора было расходиться спать.

Как обычно, мать решила постелить Лене на первом этаже, в моей комнате, а меня и дядю Сашу расположить в бане — меня в парной, а его в предбаннике. Сами родители спали на втором этаже. Мы еще посидели немного у костра и стали расходиться по своим ночлегам. Я сбегал в туалет и пошел в баню.

Я включил свет в предбаннике, прошел внутрь парной и стал раскладывать себе постель. Внутри приятно пахло березовыми и дубовыми вениками, подвешенными под потолок.

Все необходимое я нашел в комоде, что стоял у дальней стены — матрас, подушку и одеяло. Я постелил себе на полу, подальше от входной двери. Дядя Саша сходил в дом за своей сумкой с личными принадлежностями и пришел следом за мной.

«Дима, ты уже расстелил? Какой ты молодец», — проговорил он мне. «Матрас и подушка, где обычно?» — второй раз обратился он ко мне.

«Да, там в комоде, посмотрите сами», — ответил я.

Баня днем успела нагреться и внутри было довольно тепло. Дядя Саша нашел все необходимой, также постелил на полу. Дверь в парную я оставил открытой. Из нее я мог видеть, что Дядя Саша разделся и остался только в трусах. Свои джинсы и майку он аккуратно сложил на свою сумку, затем прошел к выходу и выключил свет. Потом, шаря руками по стене вернулся в постеленному белью и лег спать. Минут через пятнадцать я услышал, как он мерно стал похрапывать. А мне никак не спалось, и я продолжал ворочаться. Лунный свет осветил предбанник через окно в западной стене. Свет падал как раз на спину Александра, который спал на левом боку, отвернувшись к входной двери в баню. Где-то через час мне удалось провалиться в сон. Но сон мой был очень поверхностным, в голову лезли разные мысли, что-то снилось мне неразборчивое и упрямое, что никак не позволяло мне заснуть по-настоящему.

Вдруг сквозь дремоту я услышал, что дядя Саша перевернулся в кровати и зашуршал своей сумкой. Я решил посмотреть и приоткрыл глаза. Не шевелясь, я стал наблюдать за ним через открытую дверь. Лунный свет продолжал попадать внутрь бани, освещая полумрак предбанника холодным светом.

Дядя Саша повернулся на спину и подогнул под одеялом ноги. Его руки также оставались под одеялом. Через минуту у меня уже не оставалось сомнений чем занимался Александр — он дрочил. Было заметно, как в области его паха одеяло ритмично подергивалось от движения сжатого на члене кулака. А его таз от сексуального напряжения поддался кверху. Я был прикован взглядом к происходящему. Чтобы себя не выдать, я старался дышать как можно ровнее и спокойнее.

Александр не меняя позы, также максимально стараясь не шуметь, продолжал мастурбировать. Было заметно, как нарастало его возбуждение. Он напрягался всем телом, а размах кулака под одеялом становился сильнее и заметнее. Мой мозг невольно стал рисовать размеры его члена. Мне казалось, что он должен был быть не меньше двадцати сантиметров, так уверенно кулак скользил под одеялом в сторону пупка и обратно. В какой-то момент Александр стал подмахивать тазом и запрокинул голову кверху. Вдруг он резко повернул ее в мою сторону и замер. Холодный пот прокатился по моему телу. Он прислушался к моему дыханию. От страха я закрыл глаза и постарался даже с имитировать, что-то вроде слабого храпа. Абсолютная тишина воцарилась в бане на полминуты-минуту. Александр продолжал лежать не двигаясь. Но когда, он убедился, что я крепко сплю и за ним нет лишних глаз, он привстал на локти. Я приоткрыл свои глаза и стал наблюдать за ним. Очевидно, что он не успел кончить, потому что какая-то мысль его прервала.

Оперевшись на левый локоть, Александр вновь потянулся к своей сумке. Я услышал, как он расстегнул молнию бокового кармана. Достав из него что-то, что я не смог разглядеть, Александр вновь лег на спину. Он поднес свою правую руку ко рту и характерным движением разорвал зубами какую-то маленькую упаковку. Затем он убрал обертку в сторону и между его губами остался зажатым хорошо угадываемый в полумраке контур нераскатанного презерватива. Он еще раз замер, проверяя мой сон. После, еще немного осмелев он откинул одеяло вниз к коленям, обнажив свой возбужденный член. Я никак не мог поверить происходящему. Член действительно был длинным с большой круглой головкой. Переднюю резинку трусов Александр спустил ниже так, что она теперь подпирала его бритую мошонку.

Взяв презерватив в правую руку, дядя Саша послюнявил левую ладонь и увлажнил слюной головку члена, затем раскатал презерватив на своем члене и снова накрылся одеялом. Теперь мне стало понятно, для чего он тогда предусмотрительно прервался — чтобы не запачкать белье спермой, когда кончит. Теперь он продолжал мастурбировать под одеялом совершенно беззвучно, сжатый кулак ходил вверх и вниз по древку его возбужденного члена. Его таз снова приподнялся, зависнув в напряжении от чего движение руки под одеялом стало еще более заметным. И вот наконец он снова запрокинул голову назад, еще сильнее поднял таз, оперевшись на согнуты ноги и так завис, сотрясаясь в беззвучных судорогах удовольствия. Секунд через 10 он обмяк, опустил таз и распрямил ноги. Он лежал со сбитым дыханием, но все-же контролировал его громкость.

Я продолжал лежать не шевелясь, но от возбуждения рефлекторно сомкнул ягодицы, прижимая свой вставший член к матрасу. Александр еще раз прислушился к моему дыханию. Я как прирожденный актер вел себя абсолютно правильно, мерно посапывая в подушку. Правой рукой Александр нащупал обертку от презерватива, затем он отвернулся от меня на левый бок. Было понятно, что ему теперь надо аккуратно снять презерватив и избавиться от возможных улик. Я услышал знакомы звук молнии и тихий шелест бумажной салфетки. Провозившись минут пять, Александр вернулся в исходное положение и наконец заснул. А я, в совершенно очумелом состоянии еще не мог заснуть долгий час.

Я проснулся от звука закрывающейся двери. Открыв глаза, я обнаружил, что в баню зашел отец.

«Ну что, мальчики? Пора завтракать!» — проговорил отец.

Дядя Саша тоже проснулся и сел в постели.

«Как спалось?» — спросил нас отец.

«Отлично», — ответил дядя Саша.

«Пора умываться и вперед на кухню. Мама с Леночкой уже ждут» — сказал отец и вышел из бани.

Дядя Саша, совершенно проснувшись, встал на ноги, оделся и тоже вышел на улицу. Я остался один в бане один на один со своими ночными впечатлениями. Немного посидев в постели, я стал одеваться. Мой взгляд привлекла сумка Александра. Я знал, что именно туда он убрал свой использованный презерватив. Эта странная мысль нашла приют в моем сонном мозгу, укоренилась там и начала жить своей собственной жизнью. Мне надо было спешить, потому что Александр мог вернуться за сумкой в любой момент. Чтобы оценить обстановку, накинув на себя куртку и поправив в трусах свой привставший член, я выскочил на улицу, узнать кто где. Александр и отец сидели на веранде и курили. Мама и Елена как обычно суетились на кухне.

Я подошел к беседке и сказал отцу, что я вернусь в баню, убрать постели и Александру, чтобы Александр не беспокоился, что я уберу и его постель и принесу его вещи. Получив молчаливые, но утвердительные кивки, я вернулся в баню, на всякий случай, заперев дверь изнутри.

Не теряя времени, я в три минуты разобрался с матрасами и подушками, сложив все в комод. Теперь у меня оставалось минут десять времени до завтрака, чтобы утолить свое любопытство. На сумке дяди Саши, кроме основного отдела, была молния на двух боковых карманах. У меня не было сомнений, что искомое должно было быть спрятано именно в них. Спрятавшись с сумкой под окно, чтобы с улицы меня не было видно я расстегнул молнию на одном кармане. Внутри я обнаружил пачку сигарет и вскрытую упаковку презервативов «Clаssic» на двенадцать штук. Не найдя меня интересующее, я перешел ко второму карману — расстегнув на нем молнию я обнаружил скомканную салфетку и обертку вскрытого презерватива.

«Вот она, удача. Нашел» — подумал я.

Спеша, я достал салфетку из кармана и развернул. Внутри меня ждала моя запретная игрушка — использованный презерватив, обильно заполненный спермой дяди Саши — Александра. Спермы была кремового оттенка, ее было много — она заполняла резервуар презерватива и еще оставался приличный уровень сверху. Чтобы она не пролилась, Александр предусмотрительно завязал презерватив на узел. Мне было очень странно и одновременно жутко возбуждающе держать в руках использованный презик с чужой спермой внутри. Но как быть, неужели эту игрушку надо отдать уже сейчас, когда можно столько всего с ней придумать?

В другом кармане лежала пачка новых презервативов. Ничего лучше я не смог придумать, кроме как осуществить подмену. На случай непредвиденного отступления я убрал презерватив обратно в салфетку и отложил их в сторону. Трясущимися от волнения руками я достал пачку с презервативами из кармана сумки — достал блистер и пересчитал, сколько есть презиков. Оставалось 11 штук из двенадцати. Значит шанс, что Александр может спохватиться одного недостающего был нет так уж и велик. Оторвав один презерватив от блистера, я сложил оставшиеся обратно в картонную упаковку и убрал ее обратно в карман. У меня оставалось немного времени, чтобы завершить начатое. Уговаривать свой член мне было не надо. Он и так стоял со вчерашней ночи. Надорвав руками блестящую упаковку презерватива, я достал резинку наружу. Стоя на коленях, в следующий момент я стянул штаны и трусы в самый низ. От волнения и суеты у меня сначала не получилось надеть презерватив.

Наконец справившись с руками и определившись с правильной стороной, я полностью раскатал презерватив на своем члене. Мой член был скромнее дядиного по длине, но что вызывало у меня мальчишескую гордость, так это его толщина, особенно у основания и красивая, плотно подогнанная к древку головка. Теперь, опережая время я стал дрочить свой член, чтобы было удобнее, стоя на коленях, я наклонился вперед и оперся на левую руку. Я сжимал свой член из всех сил, но вовремя опомнившись, смягчил хватку, чтобы не порвать презерватив. Мне хватило нескольких десятков секунд, чтобы мое возбуждение, помноженное на страх и предвкушение дало свой результат и завершилось скорострельной атакой спермы, заполнившей презерватив. Мое дыхание сбилось, на место возбуждения вернулось волнение и страх быть пойманным. Аккуратно стащив презик с успокаивающегося органа, я пропустил его через сжатые пальцы, сцедив сперму к самому резервуару.

Спермы было почти также, как в презике Александра, она была теплая, но более светлая и жидкая от накопившейся за ночь смазки. Пол дела сделано. Одевшись, я сел на корточки и завершил начатое, заменив презик Александра на презик со своей спермой. Застегнув все карманы и, оправившись, я встал на ноги. Единственный вопрос, который осталось решить, это спрятать обертки от презика и презерватив дяди Саши. Обертки от презерватива я бросил в печку, поглубже, а сам презерватив я обернул в газетный лист и убрал к себе в куртку. Дело сделано. Можно было идти завтракать.

Еще раз посмотревшись в зеркало, убедившись, что все в порядке, я отпер дверь, взял сумку дяди Саши и пошел к столу.

«Димка, зря принес», — сказал мне дядя Саша, когда я подошел к столу с его сумкой. Я еще задержусь у вас на одну ночь. Завтра поеду в город. Неси обратно.
2 504