Эротические порно рассказы » Наблюдение » Это случилось в парке

Это случилось в парке

Парк находился неподалёку от того места, где я жил. Все мы называли это место «парком», хотя он уже давно стал походить то ли на джунгли Амазонки, то ли на вьетнамские леса из американских фильмов о войне, но никак не на парк, в цивилизованном понимании этого слова. Выложенные плиткой лет тридцать назад дорожки не обновлялись с самого своего рождения, так что человек идущий напрямую сквозь разросшиеся кусты или через бывшее футбольное поле по пояс в траве уже давно никого не удивлял. На мусорные кучи по всему лесу все уже давно махнули рукой. Да и вообще, рискнувший посетить это место под вечер мог оказаться жертвой каких-нибудь наркоманов, или ещё кого похуже.

Несмотря на всё это парк оставался любимым местом для пикников на природе, ведь чего-то лучшего в округе просто не было.

Я тоже любил иногда летом побродить по парку, частично из-за здорового воздуха, но в большей степени из-за красивых молоденьких мамаш, шатающихся там со своими чадами. О, какие же у них задницы, это что-то невероятное! Мой идеал – девушка в коротких шортиках, грудь, подтянутая топом и оголённый живот. Если я встречал такую, то считал, что день прожит не зря. Смотреть на стройных молодых девушек, ведущих под руку своих несмышлёных, я мог часами. Я получал от этого какое-то невероятное удовольствие, может быть потому, что у меня не было семьи.

В тот день (это была суббота, середина июля) на улице стояла жара. Было настолько душно, что сидеть дома казалось бессмысленным и глупым занятием. Поэтому я пошёл в парк.

Гулять по заросшим дорогам я не стал, неинтересно и никого не увидишь. Моё любимое место – центральная поляна. Когда-то она была огорожена железным забором, но время шло, забор проржавел и теперь большая часть железных панелей лежит на земле, зарастая буйно растущей травой.

Посещение центральной поляны – обязательное мероприятие для влюблённых, которые решили перевести свои отношения на, так скажем, половой уровень, любителей поесть на природе в компании приятной девочки лёгкого поведения, нудистов, геев, скрывающихся от посторонних глаз, мальчиков-онанистов - в общем, это место знают и любят многие. Я не относился ни к одной из перечисленных групп – я просто любил за ними наблюдать.

Как? Весьма несложно. Сидя на поляне, они придавливают траву. В народе, такие маленькие полянки зовутся «местами любви». Они не обращают внимания на кого-то, кто может прятаться в паре метров от них в траве. Интересно, что из-за высокой травы обнаружить эти «места любви» непросто, кроме того, нужно идти наугад и очень тихо, так, чтобы никто не заметил.

В тот день мне невероятно повезло. Входя в траву я заметил неподалёку что-то фиолетовое. Присмотревшись, я обнаружил, что это – женское платье, невероятно лёгкое, воздушное, которое, по всей видимости, сдуло ветром и бросило на верхушки травы. Его вид невероятно возбудил меня – я понял, что обязательно должен увидеть обладательницу этого платья. Судя по его лёгкости и тонкости, она должна быть чем-то особенным.

Медленно, стараясь не шуметь, я продвигался сквозь высокую траву по направлению к брошенному платью. Когда же я наконец увидел его владелицу, моё сердце учащенно забилось. Девушка лежала на пледе, загорая, абсолютно голая. Её спина, подставленная солнечным лучам, ритмично выгибалась в такт дыханию. Её попка, направленная прямо на меня, просто невероятно, была... ну сверхъаппетитная. Взгляд девушки был направлен в другую сторону, так что тут я был в безопасности.

Стараясь восстановить дыхание и унять внезапно возникшую дрожь в ногах, я случайно резко и весьма громко взглотнул воздух. Прильнув к земле, я старался увидеть реакцию лежащей девушки, но... ничего не последовало. Я рискнул подползти ещё ближе, почти покинув скрывавшую меня траву. И только сейчас я понял, что эта девушка спала.

От осознания этой мысли ноги снова начало сводить. Осмелев, я полностью покинул своё укрытие и осмотрелся вокруг. Здесь были разбросаны выключенный радиоприёмник, расчёска, недопитая бутылка колы, какие-то пакеты, крем для загара и её одежда. Похоже, она была здесь одна. Жаркое солнце разморило её, и, видимо, сама не заметив, она заснула.

Я мог видеть её только сзади, но и это возбудило меня до самой крайности. Только сейчас я понял, что не смогу ограничиться только её созерцанием.

Я аккуратно стащил с себя майку, стараясь не разбудить её, затем шорты и трусы, затем кроссовки. Привстав, я огляделся и удостоверился, что вокруг никого нет. Для верности, чтобы она не наделала шуму, я решил утихомирить её, сделав кляп из её лифчика, лежавшего неподалёку. Девушка пока ещё спокойно спала, не подозревая о моём присутствии.

Начинать надо не агрессивно, чтобы она могла увлажниться – так считал я. Медленно, едва касаясь её кожи, я провёл ладонью по её спине, сверху, почти от самой шеи, до низа, повторяя движением руки округлость её попки. Затем второй рукой то же самое, затем уже двумя руками с обоих боков её тела. Видимо, она чувствовала это - её дыхание уже не было столь равномерным. Она издала какой-то малопонятный звук, но ещё не просыпалась.

Теперь пора переходить к более решительным действиям. Я перебросил ногу через её тело, лишая её возможности вскочить, если она проснётся. Руки мои тем временем продолжали ласкать её бока, но уже выше, приближаясь к соскам. У меня пока не получалось пощупать их, но даже ласки сбоку доставляли мне просто невероятное удовольствие.

Подул легкий ветер. Она передёрнула плечиками во сне, ещё не осознавая что происходит. Я наклонил голову, чтобы поцеловать их.

В тот момент, когда мои губы прикоснулись к её плечам, я почувствовал, как она вздрогнула. Пока она не сообразила, что к чему, я зажал ей рот ладонью, другой же схватил её лифчик и стал заталкивать его ей в рот. Её тело извивалось, но я практически сидел на ней, так что сделать она ничего не могла. Забив ей рот, я набросил ей на голову один из валяющихся рядом пакетов, чтобы она не увидела моё лицо и лишь затем резким движением перевернул её.

Её ноги были зажаты моими, руками я прижал её к земле. Её грудь была просто невероятно напряжена, плотные соски меня заводили ещё больше. Я чувствовал пульсации в моём члене – признак того, что надо торопиться. Ртом я обхватил один из её сосков и принялся ласкать его. Её злобные и агрессивные стоны из кляпа постепенно стали менять интонацию – удивительно, но она скоро могла кончить. Я чувствовал это по выступившему на её теле поту, по пульсирующим венам на её руках. Мой член, казалось, готов разорваться от переполнявшей его энергии. Я знал, что ещё минута, и я не смогу сдержаться. Ртом я продолжал ласкать её тело, но уже ниже, спускаясь к животу.

Кончить я должен был в неё. Сместившись выше, я своей грудью прижал её извивающееся тело, руки обхватили попку, приподняв её. Когда мой член проник в лоно, руки самопроизвольно приподняли её тело, практически насадив её на меня. Ещё раз, опускаю её вниз, приподнимаю вверх. Мой член разрывается, изливаясь в неё. Её тело дёргается так, что я уже почти не держу его, входя снова и снова.

Я чувствовал её тяжёлое дыхание. Да я и сам выдохся, её я уже не держал, только лежал на ней, придавив её тяжестью своего тела. Она даже не пыталась вырываться.

Прижав её тело к земле рукой, я стал приподниматься. И краем глаза увидел девушку, которая расширенными от испуга и, вероятно, долей удивления глазами смотрела на меня. Резко дёрнувшись, я будто сбросил с неё оцепенение.

Я толкнул девчонку, схватил свои вещи и бегом как есть побежал от голосов. Я услышал, как они обнаружили женские вопли. Два мужских голоса приближались ко мне.

Ноги путались в высокой траве, бежать приходилось вприсядку, на полусогнутых ногах. Я почти не глядел вперёд и тем более не оглядывался назад.

Один раз, выбежав на очередную примятую полянку, я на полном ходу споткнулся о занимающуюся любовью парочку, едва не уронив при падении комок своей одежды и каким-то чудом не растеряв кроссовки. Не обращая внимание на матерную брань, я бросился бежать.

Вот и лес. Здесь найти меня будет нелегко. Мои преследователи где-то позади громко кричали, но я был уверен, что меня уже потеряли. Сквозь лес шёл огромный овраг, по которому я мог бы незаметно выбраться с другой стороны. Даже невероятная вонь оттуда не могла меня остановить. Спускаясь по склону, заваленному пустыми консервными банками, битыми бутылками и прочей дрянью, я порядочно изрезал себе ноги, но останавливаться было нельзя. Только в глубине леса, сидя на брошенном десяток лет назад ржавом холодильнике, я позволил себе наконец-то одеться.

Вечерело. Нужно было возвращаться домой...
4 831