Эротические порно рассказы » Минет » Работа без трусиков

Работа без трусиков

Наконец то я иду на собеседование, на должность которая хотя бы немного связана с моим образованием. Я полгода перебивалась случайными заработками, после университета, который я закончила с красным дипломом, хорошую работу по специальности не найти. А если нет родственников со связями, то и подавно. Всем нужны молодые-энергичные-сопытомпятьлет. А юристов сейчас как собак нерезаных. В общем подходящих вакансий мало, а с хорошей зарплатой и того раз и обчелся. Я уже даже поубавила свои запросы и искала любую работу юристом хоть за еду, чтобы наработать опыт. Пару раз я приходила на собеседования, а в основном отказывали сразу по телефону. Я уже отчаялась найти приличную работу, но в один прекрасный момент позвонил телефон и женский голос спросил:

— Дарья Сергеевна Малец?

— Да — Немного неуверенно ответила я.

— Вы ещё заинтересованы в работе юрисконсульта?

— О! да конечно. — Я даже подпрыгнула от радости.

— Меня зовут Марина Николаевна. Я представляю компанию «Деловые Отношения». У нас появилась вакансия помощника юриста. Есть перспектива роста.

— Это то что я искала. Я согласна на любые условия.

От радости я даже подпрыгнула.

— Отлично, тогда давайте встретимся, обсудим детали. Когда Вам будет удобно?

— Я готова хоть сейчас.

— Тогда подъезжайте к обеду с документами. Торговый центр на Щукинской, на пятом этаже ресторан, знаете где это?

— Да. Я найду.

— Я буду в час дня, за столиком у входа. До встречи, Дарья Сергеевна.

— До встречи, Марина Николаевна. — Пробормотала я, в последнее мгновение вспомнив имя собеседницы.

Оставалось не много времени. Я только успела слегка накраситься и надеть свой деловой костюм. Это был бежевый приталенный пиджак, длиной чуть ниже пояса. Коричневая жилетка, белая блузка под горлышко с черными бусинками пуговицами. На ногах брюки клеш, плотно обтягивающие попку и свободные от середины бедра. Под костюм специально незаметное белье. Незаметное на столько, что появляется верблюжья лапка между ножек. Но я стараюсь не придавать этому значения, не замечать взгляды мужчин, устремленные на промежность. Правда не всегда получается, я обязательно покраснею, если замечу, что на меня пялятся. Но с юридической точки зрения я одета и кому какое дело, что у меня там выделяется. К тому же на мне еще пальто закрывающая это место.

Я пришла в час дня. Ресторан выглядел сурово. Темные столы и диваны, белые стены увешаны фотографиями, полно людей в серых костюмах. За первым столиком сидела женщина на вид лет тридцать пять — сорок. На ней был строгий серый пиджак под ним белая блузка, серая юбка карандаш, закрывающая колени, и черные лакированные туфли на небольшом каблуке, чулки или колготы телесного цвета.

— Здравствуйте! Вы Марина Николаевна? — Спросила я, подойдя к столику.

Она окинула меня оценивающим взглядом. Я немного смутилась, заметив, как ее взгляд задержался на промежности.

— Да. А вы Дарья Сергеевна? Присаживайтесь.

Мой живот вдруг заурчал от заполняющих ресторан запахов еды и кофе. На завтрак у меня был только чай и остаток вчерашнего ужина. Мой рот наполнился слюной.

— Будете что-нибудь заказывать? — спросила она.

— О! Нет. Я не голодна. — Соврала я, ибо денег на ресторан у меня нет.

— Тогда я угощаю, и отказа не потерплю. — Она улыбнулась, и жестом подозвала официанта.

Она заказала суп-пюре, бифштекс со свежими овощами себе и мне. Пока мы ждали обед, нам принесли кофе, и Марина Николаевна принялась рассказывать о своей фирме. Компания занималась оптовыми поставками электроники из Китая. Меня брали в отдел кадров пока стажёром, но через полгода возможно будет повышение до специалиста, условия стандартные, кроме строгого соблюдения дресскода.

Принесли обед, я накинулась на первое с жадность голодного волка. Я не ела такой вкусный суп никогда в жизни. Второе тоже кончилось очень быстро. Взяв чашку кофе, я подняла глаза, Марина Николаевна смотрела на меня улыбаясь. У нее в тарелке было еще половина порции супа. Я покраснела и опустила глаза.

— Видно ты хороший работник, если так кушаешь?

— Извините. Я не могла удержаться, все было очень вкусно.

— И давно ты голодаешь?

— Я не голодаю. Просто привычка быстро кушать.

Соврала я и еще больше покраснела. Денег было в обрез. Я питалась только гречкой и макаронами по акции. Иногда позволяла себе кефир или творог.

— Хорошо. Вижу это больная тема. Расскажи о себе.

— Мне 22 года. Закончила международный юридический институт в том году, по специальности юрист. Еще нигде на работала. Знаю китайский, английский на хорошем уровне, могу общаться на португальском. Еще несколько дежурных фраз по-корейски и по-японски. Я готова выполнять любую работу, в рамках должности конечно. Знаю на хорошем уровне офисные программы, быстро печатаю.

Я задумалась, что еще нужно сказать.

— Хорошо. — сказала Марина Николаевна, не спеша поедая свой обед. — Где живешь?

— Румянцево.

— Снимаешь или своя?

— Снимаю.

— Хорошо.

— Когда готова приступить к работе?

— Да хоть сейчас. — Я уже обрадовалась. Я получила работу.

— Тогда пойдем оформляться. Наш офис недалеко.

Офис находился в пентхаусе тридцати четырёхэтажного здания недалеко от торгового центра. Расположившись в конференц-зале из окон которого открывался вид на Москву, я получила трудовой договор из пяти листов. Я внимательно все прочла. Все стандартно, и не вызвало у меня никаких вопросов. Разве что пункт о дресскоде.

— У меня вопрос по поводу пункта о рабочей одежде.

— А что вас смущает?

— Тут написано, что сотрудники обязаны находиться на рабочем месте в одежде утвержденной уставом компании. Можно узнать, что это за костюм?

— О! за это не беспокойтесь, компания предоставляет сотрудникам два комплекта одежды. Наш директор крайне озабочен внешним видом сотрудников, что бы все себя чувствовали единой командой.

— А ну это выполнимо. Тут написано, что обед за счет работодателя. Каким образом? Нужно чеки собирать?

— Нет. Еду доставляют в офис. Меню конечно немного ограничено, но я думаю на работе можно без изысков обойтись.

— А можно будет после двух недель попросить аванс. Ну хоть десять процентов?

— Нет. Оплата производится через месяц работы, а затем по общему графику.

— Еще о мед осмотре вопрос. Каждый год проходить?

— Да. Но это тоже за счет компании и в определенном медучреждении.

— Интересно. А много тут людей работает?

— С тобой: шестьдесят три. А в нашем офисе пятнадцать.

— Я даже не знаю, что еще спросить.

— Тогда подписывай договор, я тебе дам направление на обследование. Поедешь по этому адресу завтра к восьми утра. А в среду выходишь на работу.

— Ой так быстро. Даже не верится. — Я подписывала договор улыбаясь во все тридцать два зуба от счастья.

— Мы же в Москве живем. Здесь все делается быстро.

Домой я летела как на крыльях. Можно теперь расслабиться позволить себе отметить получение первой работы. Первым делом позвонила родителям похвалиться. А следующим утром я была в больнице к назначенному времени. Женщина в регистратуре вручила мне листик со словами.

— Это обходной лист и ваша мед карточка. Сейчас идете в триста первый кабинет там раздеваетесь, полностью, то есть и белье нижнее тоже снимаете. Все можно сложить в шкафчик и закрыть его. Надеваете халат, который будет лежать у дверей на столе. Затем спускаетесь на первый этаж в лабораторию, сдаете анализы, и далее по списку врачей.

В триста первом кабинете уже переодевались женщина и молодая девушка немного постарше меня. Женщина держалась уверенно, у нее было красивое волевое лицо и пронзительные серые глаза. На голове крашеные в рыжий цвет длинные волнистые волосы, большая грудь упругими дыньками была украшена небольшими коричневыми сосками. Под подтянутым животом на лобке была широкая полоска аккуратно подстриженных тёмно-русых волос. Девушка была невысокого роста, с милым круглым лицом и большими карими глазами. На голове черные волосы средней длины, смуглая кожа, небольшая грудь, круглая попка. Она сняла белье, надев халат. Я подождала, когда они выйдут, раздевшись до белья, надела халат с завязками на спине, и стянула трусики и бюстгальтер. В этот момент в комнату зашла еще одна девушка. Я смутилась и быстро кинула белье в шкафчик, и закрыв его на замок поспешила выйти. Девушка проводила меня удивленным взглядом, но я не предала значения.

В коридоре было прохладно. Тонкая ткань и короткие рукава не держали тепло. Особенно странно было ощущать прохладу голой промежностью, казалось, что я вовсе голая. Коридор был пустой, не считая мужчины в конце коридора, просматривающего своим бумаги. Двустворчатая дверь на лестницу была закрыта. Две трети ее площади занимало стекло, в отражении которого я увидела себя. Распашонка едва закрывала мой лобок, и моя промежность, покрытая черными волосами, была всем на показ. Я покраснела, сердце забилось в бешеном темпе, отдаваясь гулким пульсом в висках. Я могла прикрыться только папкой в которой лежали документы. Не помня себя, дошла на ватных ногах до лаборатории, где взяли кровь и дали стаканчик для анализов. Я ходила по всем кабинетам, прикрываясь листком, и только в последнем врач поинтересовался, почему я не отрегулировала длину и хожу смущаю людей своим видом.

— Оно оказывается регулируется? — Искренне удивилась я.

— На спине шнурок. Отпускаете его и подбираете нужную длину.

Я на щупала шнурок и подол упал до колен.

— А я как дура ходила пол дня позорилась, и не додумалась поискать регулировку.

Доктор только хмыкнул, скривив улыбочку, и подписал мне обходной лист и карточку.

В метро, по дороге домой я осознала пикантность ситуации. Меня охватило дикое возбуждение. Я ходила голая перед людьми, сверкая своей киской и попкой. Я потекла. Мои трусики намокали и остановить этот процесс было невозможно. Влага сочилась по бедрам, когда я добралась до дома. Сняв пальто, я увидела большое мокрое пятно на промежности. Стянув с себя низ, провела по губам пальцами они легко скользили по теплой смазке. По телу пробежала дрожь, а затылок будто покрылся инеем, моя рука прошлась еще раз по тому же месту, я выдохнула со стоном и прикрыла глаза. Перед глазами пролетал сегодняшнее утро в больнице. Лица людей, смотревших на меня, завертелись в калейдоскопе, а пальчики быстро шевелились внутри, лаская точку, от которой искры сыпались из глаз. Моя киска громко хлюпала, рука была словно в воде, а я не могла произнести ни звука от того что грудную клетку сжало. Через пару мгновений жгучая молния прошибла меня через все тело, взорвавшись яркой вспышкой в голове, дикий стон наконец то вырвался из горла, а все тело забилось в судорогах оргазма. Я кричала во весь голос, а из киски фонтаном сквозь пальцы била струя, заливая стену и пол. В глазах помутнело, тряска начала проходить, а яркие вспышки в голове все взрывались постепенно угасая.

— Божечки! Что это было? — Спросила сама себя.

Такого оргазма я не испытывала никогда. После такого можно сказать, что и не кончала никогда. Я смогла встать только через пять минут, а казалось, что пролежала на полу несколько часов. Я двигалась как во сне, медленно, как будто сквозь кисель. Закинув вещи в стирку и включив чайник, села голая по пояс на стул и уставилась в одну точку на стене. Не было никаких мыслей, только успокаивающая пустота. Первое что пришло в голову было: «Хочу еще!» И рука уже потянулась к вагине. Но тут я вспомнила, что соседка подойдет с минуты на минуту.

Раньше я не мастурбировала. Было пару раз, ради эксперимента, но удовольствия не получила никакого. А сегодня я как мальчишка мастурбировала несколько раз за день. К вечеру я сделала это три раза, и перед сном в постели раз, но так и не приблизилась к тому что случилось днем. Я пыталась вспоминать события, ощущения, представляла, что на меня смотрят, но всё было не то. Оргазмы были не такие яркие.

Проснулась я еще до будильника, и не теряя времени побежала в душ. Где опять занялась своей киской, но все тщетно. Выпила кофе и собралась, одела первое что нашлось приличное, все равно переодеваться, главное, чтобы размер был подходящий.

Приехала я за пол часа до начала рабочего дня. Чтобы попасть на нужный этаж нужен ключ или поехать до предпоследнего этажа, подняться на этаж и позвонить по внутреннему коммуникатору, что бы открыли дверь. Мне открыла Марина Николаевна.

— Молодец что пришла пораньше. Дай я на тебя посмотрю.

Она меня придирчиво осмотрела и сказала:

— Не пойдет.

У меня все оборвалось. Меня сейчас отправят домой и на работу меня не возьмут.

— Пошли за мной. А пальто, оставь в гардеробе.

Мы зашли в небольшой кабинет. Два окна, два стола, по стенам большие до потолка шкафы, большой сейф. Все расставлено по стеночкам, так что посередине много свободного пространства.

— Раздевайся. Померяем тебя и выдадим униформу.

Я от удивления замерла.

— Что застыла? Скоро работать нужно, а ты еще не одета как положено.

— Я и так скажу свой размер.

— Ты что стесняешься?

— Ну не то чтобы... — протянула я.

— В общем так, дорогая. Ты стажёр я твоя начальница. У меня нет времени повторять по два раза. Делаешь то, что я тебе скажу. Все ясно?

— Конечно.

Просить, что бы она вышла, я постеснялась. Я быстро расстегнула молнию на юбке и спустила ее к туфлям.

— А куда складывать одежду? — Спросила я.

— На полу оставляй потом выкинешь.

— Зачем? У меня нет другой.

— На работе будет униформа, а к тому времени когда соберешься уволиться купишь что получше.

Когда я сняла верхнюю одежду, Марина Николаевна нетерпеливо, присела передо мной и стянула с меня трусики вместе с колготками до щиколоток. Мне ничего не оставалось как избавится от тряпок помогая себе ногами.

— Бюстгальтер можешь оставить. Сейчас подберем тебе форму.

Она открыла шкаф где на полках лежали пластиковые мешки с одеждой.

— А трусы можно оставить?

— Они тебе не понадобятся.

Марина Николаевна улыбаясь протягивала мне пакет.

У меня потяжелело внизу живота. Начала повторяться вчерашняя ситуация. Я с голой киской и в кабинет могут зайти в любой момент. И почему мне не понадобятся трусы? Я начала намокать.

В пакете была белая сорочка до талии с длинными рукавами. Серый пиджак, приталенный, немного длиннее сорочки. Черные чулки и больше ничего. Я быстро все надела на себя, стараясь справиться с возбуждением.

— А штаны или юбка? — Спросила я.

— Это все.

— В смысле?!

— Все сотрудники ходят без низа. Только чулки, носки или гетры.

— Это как? — Я не могла поверить в ее слова.

— Да что ты такая глупенькая? С голенькими писями по офису все ходят.

Я стояла с раскрытым ртом, а Марина Николаевна сняла с себя юбку оказавшись с голой киской. У нее были широкие бедра, прикасающиеся друг к другу по ровной линии. Линия вверху расстраивалась, образуя правильный треугольник с щелочкой посередине, а треугольник из темных подстриженный волос указывал вершиной на ее начало.

— Почему вы меня не предупредили? — Возмутилась я.

— Я тебе все рассказала. — Искренне удивилась она.

— Вы же не сказали, что нужно ходить голой.

— Я рассказала подробно о нашей форме одежды. Про штаны и юбку я не упоминала ни слова. То, что ты себе на придумывала уже твое личное дело. И к твоему сведению мы работаем не голыми, а только без низа.

Я хотела что-нибудь сказать, но не могла подобрать слова. Слезы наворачивались на глаза, от обиды. Меня обманули и загнали в тупик. Я не могла отказаться от этой работы, мне нужны деньги и опыт, а искать еще полгода я не могу. Марина Николаевна увидела мое состояние, приобняла меня, и прижала мою голову к своей объемной груди.

— Не переживай, ты быстро привыкнешь. Да и ничего плохого если люди увидят твою писю. Мужчинам понравиться любая, а женщинам все равно. А если боишься, что будут приставать, то у нас этим строго. Никаких сексуальных домогательств к сотрудникам.

— У вас и мужчины работают?

— Конечно, мы не имеем права отказывать в работе по половому признаку.

После упоминания о мужчинах я начала возбуждаться. Соски напряглись, в низу живота потяжелело, мои щеки и уши загорелись. Между ног появился легкий зуд. Я испугалась, что все увидят мое возбуждение.

— Да, кстати, к завтрашнему дню приведи свои заросли в порядок.

— В смысле? — Я поправила тщательно уложенную прическу.

— Господи! Писю свою побрей. Или сделай приличную стрижку. Посмотришь на наших девочек поймешь, что нужно. Ты когда-нибудь делала интимную стрижку?

— Нет. — Призналась я.

— Сходи в салон. Я могу дать тебе адрес.

— О! Спасибо я сама наверно справлюсь.

— Хорошо. Ладно приступим к работе.

Я села свое рабочее место. Кожаное офисное кресло с подстеленной хлопчатобумажной салфеткой. Современный компьютер, органайзер с канцелярской, принтер с чистой бумагой. Через несколько минут стол был заварен бумагой. Я начала изучение устава и договоров. Заходили люди с документами.

Я не могла привыкнуть к виду болтающихся мужских гениталий, выглядящих из-под сорочек и футболок. Еле сдерживалась чтобы не захихикать и отводила взгляд. Люди наверно хотели со мной познакомиться и заходили под самыми разными предлогами. Один парень со здоровенной сосиской и подстриженным лобком зашёл спросить, как ему отправиться в декретный отпуск. Я не могла ему ничего ответить, а только смотрела на его член с открытым ртом наверно минуту.

Девушки казалось носили одежду как можно короче выставляя на показ свои прелести. Некоторые брили на голо и набивали татуировки, некоторые носили интимные стрижки на разный лад. Я пялилась на их вагины, пытаясь представить, какая бы прическа подошла моей девочке.

Перед обедом меня вызвал к себе директор. За несколько часов я привыкла к своему положению, но меня еще никто не видел голую. Я сидела все время за столом, работая с документами. Стало страшно пройтись перед всеми, да и с заросшей писей предстать впервые перед коллективом не хотелось. Но делать было нечего. Я собралась с духом вышла за дверь кабинета.

Большое офисное пространство кишела людьми. Никто не обращал на меня внимания, и не теряя времени я посеменила к двери директора, прикрывая передок папкой с документами. Директором оказался мужчина около тридцати пяти лет, худой с вытянутым лицом проникновенными карими глазами, острым носом и широким волевым подбородком. Черные волосы коротко подстрижены, на плечах черный строгий пиджак. Увидев меня, он начал подниматься и у меня замерло сердце.

— Дарья Сергеевна? Здравствуйте.

Он вышел из-за стола протягивая руку. Я протянула свою уставившись на его огромный полу вставший член. Таких я никогда не видела, да и не думала, что такие могут существовать. Такой и не поместится во мне никогда.

— Здравствуйте. Петр Романович.

— Присаживайтесь.

Он галантно придвинул стул и вернулся на свое место.

— Вас наверно удивили порядки в нашей конторе? — начал он.

— Не то слово.

— Согласен. О таких вещах предупреждают, но это часть собеседования. Проверка на способность принимать быстрые решения, и лояльность к нашим правилам. Надеюсь вы уже освоились и не держите на меня зла.

Он улыбнулся, и я не могла ему сказать ничего против. Он притягивал и обезоруживал своим непринужденным и уверенным видом.

— О. Все в порядке. Раз уж все так ходят, то опасаться нечего.

Из головы не выходил образ его огромного члена.

— Вот и хорошо. Считаю нужным объяснить такие требования к внешнему виду сотрудников. Люди, которым нечего скрывать, становятся более открытыми и раскрепощёнными. Коллектив скрепляется и все начинают работать ради одной цели. Мы пробовали работать обнаженными, но люди чересчур расслаблялись, а обнаженные сверху делало офис похожим закрытую пляжную вечеринку. Обнажение снизу стало для нас идеальным соотношением для работы и раскрепощения. У нас не приветствуются сексуальные контакты, но каждый может мастурбировать в любое время. Так сказать, чтобы спустить напряжение. Это, кстати, тоже способствует повышению работоспособности. Вы можете уйти хоть сегодня и вам заплатят за этот день. Но можете остаться с нами, и вы получите гораздо больше чем деньги, то что вы не получите нигде.

— Мне пока что все нравиться. Я хотела убежать сутра, но меня не пустил пустой желудок и кошелек. Но теперь я даже не замечаю своей наготы.

— Это замечательно, мне это нравится.

Он встал со своего места и оперся о стол рядом со мной. Его член полностью встал и подрагивал прямо перед моим лицом, головка оголилась. Я видела каждую складочку и вену на толстом и длинном стволе. Я не отрывала от него глаз и даже приоткрыла рот. Моя киска потекла ручьем. Я стала ерзать стуле обитым кожей, размалывая скользкую жидкость под своей попой.

— Марина Николаевна сообщила мне о твоем затруднительном финансовом положении. Я предлагаю тебе подъемные от нашей фирмы, а также корпоративную квартиру в этом доме. Но за это у тебя прибавится обязанностей.

Я испугалась, что это будут обязанности сексуального характера. Я была бы не против переспать с ним, но не под таким предлогом. Я уже подбирала слова, чтобы отказаться никого не обидев.

— Будете сопровождать меня на встречах с партнерами.

Я уставилась на него.

— Почему у вас постоянно открыт рот?

Я даже зубами клацнула.

— Извините. Я не знаю, что со мной. Просто ваш член... Ой.

Я испугано посмотрела на него.

— А что с ним не так?

Он обхватил ствол рукой и медленно подвигал. Я облизнулась.

— У вас эрекция... И... Я подумала.

— Подумали, что я хочу склонить вас к сексу?

Я просто кивнула, покраснела и опустила глаза. Он поднял мое лицо, нежно взяв меня за подбородок.

— Вы красивая девушка. И я не могу скрыть своего отношения к вам.

Головка члена смотрела в мою сторону в нескольких сантиметрах от моего лица. А облизнулась и открыла рот. В него незамедлительно вторгся горячий, твердый, пульсирующий член. Я прикрыла глаза и промычала от удовольствия. Он начал двигаться, доставая до глотки, я давилась, но руками помогала ему зайти еще глубже. По лицу потекли слезы, я давила рвотные позывы. Я не могла поверить, что этим занимаюсь. Я никогда даже не пробовала сосать член, а сейчас пытаюсь его проглотить. Он силой притянул меня к себе, и его головка провалилась в глотку. Я глухо застонала, а он начал трахать меня в рот. Через пару фикций он замер, и я почувствовала горлом как член выстреливает порции спермы в мой желудок. Он зарычал и медленно вынул шланг.

Я закашлялась, выплевывая слюни и сопли, пытаясь отдышаться. Он подхватил меня на руки и отнес в свою ванную комнату. Я умылась и посмотрела на него. Я хотела сказать, что на самом деле я не такая и это просто какое-то помутнение рассудка. Но слова не шли.

— Я... — Начала я.

— Не говори ничего. — Сказал Петр Романович приложив свой палец к моим губам.

Он смотрел на меня влюбленными глазами, а я хотела его.
4 202