Чмор и унижение

Весь день меня не покидало чувство тревоги. Во время занятий я осторожно поглядывала на Ольгу, но та совершенно не обращала на меня внимания. Она ни разу не унизила меня, не подколола, даже моих подруг-изгоев Галину и Машу она не удостоила своим вниманием. Можно было бы порадоваться, но меня не покидало ощущение что она что-то затевает. Тем более последним занятием на сегодня было посещение бассейна.

Каждый раз когда я подходила к двери в раздевалку у меня подкашивались колени. В этом месте я пережила столько унижений, что сама мысль об этой раздевалке вызывала в сердце чувство тревоги и дрожь в коленях.

Мы с подругами всегда приходили в раздевалку как можно позже в надежде, что Ольга уже переоделась и ушла. Глубоко вздохнув я толкнула дверь. Внутри было почти пусто, несколько наших однокурсниц заканчивали переодеваться, Ольги не было. Мы быстро зашли и начали переодеваться. Последние девушки бросили на нас презрительные взгляды, вышли в бассейн и мы остались одни. Но как только мы разделись до гола и начали быстро одевать купальники в раздевалку вошла она. Вальяжно, с походкой королевы, мы замерли.

Никто не смел ей перечить, она была красива, влиятельна и еще более жестока, настоящая садистка. Ей доставляло истинное удовольствие ежедневно превращать нашу жизнь в ад. Никто не смел ей перечить, поскольку она вертелась в высших кругах и за непослушание могла жестоко покарать с помощью своих многочисленных поклонников и прихлебателей.

— Не торопитесь одеваться, — бросила она. Мы остановились как вкопанные.

Она не обращая на нас внимания начала переодеваться, пока мы стеснительно прикрывали интимные участки своих тел. В отличии от нас ей стесняться было нечего. Шикарное стройное тело, идеальное лицо без единого прыщика, округлые формы и красивое нижнее белье. Она красовалась перед нами, пока мы сгорали от стыда, унижения и зависти.

Оставшись в одном белье Ольга села перед нами на лавку и закинула ногу на ногу.

— У меня сегодня неважное настроение, я хочу его поднять, — она порылась в своих джинсах и вытащила айфон последней модели. Направив его на нас она приказала, — на колени.

За годы учебы она так выдрессировала нас, что мы тут же подчинились.

— А теперь на камеру скажите кто вы такие, если мне понравится ответ, я отпущу кого-нибудь из вас, — она нажала на кнопку съемки.

Несколько секунд мы затравленно переглядывались друг с другом, но Ольга оборвала нас
— Смотреть только в камеру, у вас десять секунд, чтобы начать.

Первой сорвалась Галина, глотая слезы она быстро выпалила:

— Мы лохушки и чмошницы, — она практически рыдала.

— Хорошо, еще, — Ольге явно нравилось происходящее. — Скажи для чего вы живете, мне правда интересно. Если бы я была вами, то уже давно бы повесилась, — она расхохоталась.

— Мы... просто живем, — Галина растерялась.

— Не правильно. Вы живете чтобы сделать прекрасную жизнь таких людей как я еще лучше. Вы страдаете чтобы я получала удовольствие, понятно? — она изучала нас взглядом.

— Ольга, мы с тобой согласны, — сказала Маша, Галина уже плакала навзрыд и не могла ответить. — Пожалуйста, отпусти нас.

— Хорошо, я вас отпущу после того как вы повторите то что я сказала целуя мне ноги.

Я стояла как вкопанная. Это было уже слишком даже для нее. Как во сне я наблюдала как мои подруги по очереди на коленях произносят унизительную речь и целуют ноги этой садистки.

— Как же хорошо быть мной... кайф. Хорошо, вы обе свободны, даю вам тридцать секунд чтобы вы смылись. А ты, — она с ухмылкой посмотрела на меня. — А ты остаешься за то что ты все время молчала и за то, что гнобить тебя мне нравится больше всего.

Мое сердце сперло. Тридцать секунд я смотрела в пол пока мои подруги быстро оделись и осталась наедине с Ольгой.

— Ты согласна с тем, что я говорила? — я кивнула. — Ты просто тварь, грязь под моими ногами, у тебя никогда не будет достойной жизни. Пока я буду кататься в красивых машинах и жить в роскошных домах, ты будешь работать на кассе в магазине или раздавать листовки на улице. За свою жизнь ты заработаешь столько же сколько я буду тратить за месяц. Никто никогда тебя не полюбит и ты подохнешь одна. — Ее взгляд пронизывал меня на сквозь, ей была интересна моя реакция.

— Да... — только и смогла произнести я, пока слезы катились по моим щекам. — Все что ты говоришь правда.

— Мне всегда было интересно насколько можно вас опустить, на какое дно вы готовы опуститься.

Ольга встала и быстрым движением стянула с себя трусики. Мельком глянув ей между ног я увидела что её киска налилась от возбуждения и смазка блестела отражая свет ламп. Только сейчас до меня дошло что она сильно возбуждена. Что гнобить нас это её сексуальный фетиш. Неужели она решила перейти черту?

— Вылижи её, — голос Ольги был тихим, но не терпящим возражений. Я подалась назад и села на задницу. — Я приказываю тебе, — Ольга встала надо мной с раздвинутыми ногами. Я чувствовала запах её киски.

— Ольга, пожалуйста, не надо, — я тихо всхлипывала.

— Даю тебе последний шанс, — голос Ольги источал власть. — Ты сама знаешь, что если не согласишься будет хуже.

И я сделала это, прикоснулась языком к её киске. Почувствовала солоноватый вкус и тут Ольга схватила меня за волосы и прижала к себе. Я отключила мозг и просто старалась работать языком как можно активнее. Ольга вжала меня в свою киску и двигала тазом. Все мое лицо было в её смазке. Не знаю сколько это продолжалось, но через некоторое время она повернулась ко мне попкой и приказала вылизать её.

И я сделала это, в голове вертелась мысль «еще немного и это кончится, слава богу никто не видит». Пока я этим занималась, то отметила что кожа Ольги невероятно гладкая, словно только после эпиляции. Неужели она специально готовилась к этому моменту? Её попку я вылизывала довольно долго слушая довольные стоны. Через какое-то время она начала массировать свой клитор и спустя минуту сильно кончила.

Пока я вылизывала её соки дочиста, смирившись со своей ролью, она произнесла слова, которые до сих пор отдаются в моей голове:

— Теперь ты официально моя пиздолизка. Если ты думаешь что это больше не повторится, то ты ошибаешься, — она гладила меня по голове, а я с закрытыми глазами продолжала работать языком. — Если тебе интересно, то все это было снято на видео, вон мой телефон, он все еще снимает, — она засмеялась, а моё сердце ушло в пятки. Все, я её рабыня. Это конец.

Взяв меня за волосы она наконец отодвинула мое лицо от своей промежности, посмотрела мне в глаза, а затем смачно харкнула мне прямо в лицо.

— Зайдешь в бассейн прямо так, не смей вытирать. После занятий ты идешь ко мне домой. Не попадайся никому на глаза, пока что я не хочу афишировать наши отношения, — она подмигнула. — Чао!

Быстро одев купальник она выскочила в бассейн оставив меня сидеть на полу опустошенной и не верящей в происходящее.
3 932