Секс порно рассказы 😈 Pizdeishn.Net
Эротические порно рассказы » Измена » Игра в покер. Часть 1

Игра в покер. Часть 1

Всё начиналось достаточно весело, легко и игриво. Не невинно, но игриво.

У приятелей Андрея, моего мужа, в течение многих лет происходили раз в месяц встречи друзей, но с одной фишкой — без жён и подруг. Они их называли мальчишниками, и Андрей уверял меня, что это не имеет никакого отношения к безумствам перед свадьбой, а название связано с тем, что на этих вечерах присутствуют только мужчины. Никаких женщин! Здесь, на юге России, в этом тихом уголке России их встречи не были чем-то необычным. Иногда это была «ночь покера». Чаще всего это было посещение дома их друга, местного жителя по кличке «Танк», с его темным, невзрачным милитарным интерьером, но с мишенями для дартса, развешанными повсюду, в которые они могли непрерывно пулять своими стрелками, вперемежку с бокалами пива и водки.

Ребята любили делать ставки друг с другом почти на всё и по любому поводу. Могли быть и другие занятия, но только четверо из них могли определять в своих ежедневниках дату их очередной встречи, даже в сезон отпусков или когда плотный рабочий график или какие-нибудь прочие семейные события могли усложнить их, но никогда, ни при каких обстоятельствах эти парни не проводили максимум больше шести недель без этих встреч.

Остальные жены и девушки этого закрытого кружка не обращали на это никакого внимания, но я была единственной, кто действительно чувствовала себя обиженной. Я думаю, они однажды решили, что для их супругов очень даже полезно регулярно собираться вместе и выпускать из себя мужской пар, и это был правильный способ сохранить устоявшийся семейный быт и прочный тыл. Приятели мужа были нормальными, трудолюбивыми парнями, не то, что бы вы назвали их интеллектуалами или как-то ещё, но они были просто хорошими людьми, работягами, которые своими руками создали фундамент своей жизни, позволяющий не думать ежедневно о каждом рубле.

Моя подруга Кристина как-то сказала мне, что её Родик всегда возвращался домой с этих мальчишников в хорошем настроении и становился более открытым, разговорчивым и благодарным ей некоторое время после каждого из них. Когда я спросила её: «Почему?» (А у меня было довольно хорошее представление о том, сколько они выпили во время своего мальчишника), она просто рассмеялась и отмахнулась от меня.

Я была единственной не местной среди всех супружеских пар в нашем городе. Мои корни произрастали с Патриарших прудов Москвы и находились в тысяче километров отсюда, что в культурном отношении равносильно нескольким световым годам и парсекам во вселенной, примерно на Альфе Центавре.

Однажды летом, после окончания очередного курса в МГУ, я встретила Андрея в экспедиции на плотах по реке Мзымта в Краснодарском крае. Он был инструктором в нашей группе, и сразу же покорил моё сердце. Добрые голубые глаза, темные волосы, клочковатая борода лесоруба, красивое длинное стройное тело, фланелевые рубашки и джинсы, немного застенчивая, даже неловкая улыбка. Этакий американский ковбой краснодарского разлива!

Андрей совершенно не соответствовал тому типу мужчин, что меня обычно до сих пор привлекали. Мне нравились очень умные или, по крайней мере, образованные типы, что невозможно соотнести с образом Андрея. Не то, чтобы он был не умен... по-своему, Андрей даже смышлён, но, скажем так... вы точно не увидите портрета Кафки на тумбочке в его спальне.

Мы поженились на следующий год после моего выпуска из университета, и я переехала к мужу. Он работал в отцовском бизнесе, в магазине по оптовой торговле оборудованием, и довольно скоро я увлеклась его семьей, соседями и друзьями, то есть влилась в провинциальную повседневность.

Первые два года это было фантастическими. Я просто отдыхала, пребывая вдали от интеллектуального соревнования, которое могло быть порой беспощадным в Москве. После череды всё более коротких и неудовлетворительных отношений со сверстниками в университете я была счастлива, что у меня наконец-то наладилась стабильная, в том числе сексуальная, жизнь с хорошим и надежным мужчиной. В первые два года мы много работали вместе, потом появился наш первый сын Ванечка, а затем и второй Фёдор. А после двенадцати лет брака у меня был дом, полный мужчин, и в основном, он был хорош и нравился мне.

Андрей отлично ладил с сыновьями, водил их на рыбалку и в походы, на тренировки в спортивные секции, проводил с ними много времени на выходные. Прошедшие годы были частенько сложными в наших семейных отношениях, но все конфликты благополучно разрешались, и мы с Андреем обычно находили способ заняться любовью хотя бы раз в неделю.

Но я немного обижалась на то мужское товарищество, которое Андрей создал со своей группой приятелей, не уделяя мне достаточного внимания, не поделившись со мной тем, чем он делился с друзьями. И были времена, когда мне казалось, что его сплоченная команда для него была важнее меня. Это была ревность не к женщине, а к чему-то непонятному.

Его лучший друг Илья в ту среду приехал к нам после работы. Он был достаточно крупным парнем, широкоплечим и довольно красивым в своей грубой рабочей форме, словно солист из мужского стрип-шоу, и, как и большинство других парней, был одноклассником Андрея. Его темные волосы уже стали редеть, но у него была рельефная грудь и небольшой пивной животик, хотя он и старался поддерживать свой вес. При всех своих возрастных недостатках он выглядел довольно привлекательно, как мужчина.

Мне всегда нравилось смотреть на его мускулистые предплечья, когда он закатывал рукава своей клетчатой рубашки, как работают его сухожилия, когда он держал пиво в руках или нажимал на дверную ручку, открывая дверь и пропуская меня вперёд. Илья был в рабочей рубашке и джинсах. Когда я вошла в дом с продуктами из магазина, они разговаривали на кухне за парочкой больших бутылочек Клинского. Был июль и было жарко. Он стоял у окна с видом на лужайку перед домом.

— Привет, симпатяшка, — произнёс Илья свое стандартное приветствие.

— Салют, Илья, как дела?

Илья руководил небольшим строительным бизнесом, нанимал восемь, иногда десять человек в свою фирму, и, хотя он не имел обыкновения получать крупные контракты на застройку, его команда построила добрую дюжину или около того домов в городе с тех пор, как я переехала сюда, а также провел множество ремонтных работ для мэрии.

— Никаких проблем, — пожал он плечами, и мы немного поговорили о погоде и шансах «горожан» на победу в чемпионате. Мне импонировала его жена Люся, мы были с ней подругами. Илья сообщил, что она собирается на выходных навестить свою сестру в станице неподалеку от города. Люся была большой девочкой во всех смыслах этого слова. Высокая, с широкими бедрами, большой грудью, копной темных непослушных волос и широкой легкой улыбкой.

Затем Илья бросил быстрый взгляд на Андрея.

— Покер состоится в следующий вторник вечером у вас дома, детка, ты ведь не против? — Спросил меня Илья.

Я скривилась, так как на той неделе надеялась на совершенно другое. Мелкие отправлялись в лагерь на десять дней, и для нас с Андреем это стало бы хорошим предлогом, чтобы кое-что сделать вместе, может быть, пойти куда-нибудь пообедать пару раз, чтобы мне не пришлось готовить, и мы могли притвориться, что снова вдвоём, как несколько лет назад, взбодрить повседневную жизнь, которая стала меня, честно говоря, немного утомлять.

Я бросила на Андрея резкий взгляд, но либо он не уловил его, либо просто проигнорировал. Выражение его лица было мягким, как и член в его штанах в последнее время.

— Это единственный день в нашем рабочем графике, когда мы все будем свободны в следующем месяце, — вкрадчиво произнёс муж. Его глаза прищурились, и он погладил свою редкую бородку одной рукой, а другой глотнул пива из бутылки.

Я была раздражена по нескольким причинам, возможно, даже по целому букету причин, которые я не могла точно определить в тот момент. Обычно парни не разговаривали с жёнами на эту тему, просто объявляли даты, когда покер будет в одном из домов, и женщинам приходилось заниматься готовкой и, конечно же, уборкой. Это не было чем-то катастрофическими, но всё же это была лишняя работа.

Думаю, информация о покере во вторник была похожа на правду, и это меня беспокоило.

— И я тоже смогу поиграть? — Спросила я. Честно говоря, это был рутинный вопрос с моей стороны, я всегда просила разрешения присоединиться к их карточным играм и неизбежно получал отрицательный ответ. Им нравился их мужской стиль игры, ставки, которые они могли делать, не опасаясь разборок в случае проигрыша, и они не допускали к игре своих жён.

— В любое время, когда захочешь. — Неожиданно для всех присутствующих ответил Илья с широкой, на всё лицо, и расчетливой одновременно улыбкой, оглядывая меня сверху вниз, словно раздевая. — Любой из нас всегда мечтал поиграть с женами...

Андрей, не сдержавшись, усмехнулся, и я была готова ударить его в этот момент между ног так, чтобы он скорчился от боли и взмолился о пощаде.

Я страшно разгневалась, и чтобы позлить его, изобразила на лице знойную и немного пошловатую улыбку.

— Так что же мне одеть на игру с вами, великими игроками? — задала я довольно бессмысленный, но провокационный вопрос. Мне было интересно увидеть их реакцию на мой ответ.

Илья посмотрел на меня долгим, медленным и задумчивым взглядом.

— Ну... для начала тебе понадобятся туфли на высоких каблуках, — сказал он, глядя на мои ноги. — Короткая юбка? Короткий топ? Да ладно, Вы, девочки, и без меня хорошо знаете, как следует играть с мужчинами.

Его глаза буквально дразнили меня, а с лица Андрея сползла его дурацкая улыбка.

— Ты, Илья, чертовски хорошо знаешь, что я не ношу высоких каблуков. При любых условиях. А вот короткие юбочки в моём гардеробе присутствуют, — в ответ подразнили Илью мои глаза.

Андрей встал на ноги и хмыкнул.

— Ну, ни одна из других жён нашего покерного кружка никогда не играла в карты с нами, и я не вижу причин, почему так не должно оставаться в будущем. — И он немного театрально скрестил руки перед собой. — Это мужская ночь, и да будет так, — закончил он, словно масон в масонской ложе. — Амен!

Я бросила на мужа слегка раздраженный взгляд, но на лице Ильи сохранилась слабая улыбка.

Пока я разгружала продукты из сумки, мы успели поговорить на другие, менее провокационные темы.

Позже той ночью в в нашей супружеской постели мне захотелось заняться любовью с мужем. Прошло немного времени после ухода Ильи, и я с удовольствием обнаружила, что моё небольшое раздражение, вызванное дурацким поведением мужа, полностью исчезло. Я хотела его, и желала, чтобы он хотел меня. Я не могу забыть, каким он красивым был при нашей первой встрече, и каким искренним и красивым парнем он продолжает оставаться.

У нас с годами сложился довольно простой способ сообщать друг другу о возникшем желании заняться любовью, по крайней мере, с моей стороны. Я обычно первая ложусь спать, так как люблю почитать в постели перед сном.

Когда Андрей через некоторое время устраивается рядом, и не важно, собирался ли он пролистать на ночь журнал или нет, я просто кладу руку ему на промежность и слегка ласкаю его член через трусы. Это достаточно ясный сигнал, и хотя Андрей иногда сообщает мне причину, по которой он не готов к сексу, а их иногда бывает масса: здоровье, усталость, другие якобы отвлекающие его факторы, да всё что угодно, но чаще всего это всё, что нам нужно, чтобы начать заниматься сексом друг с другом.

Сегодняшний вечер не стал исключением. На его лице появилась легкая улыбка, мы сразу выключили свет и смотрели друг на друга под лёгкими простынями в эту жаркую летнюю ночь.

Как обычно, он начал с того, что поцеловал меня в шею, зная, что меня это всегда заводит, растрепал мне волосы, а я провела пальцами по его узким бедрам и пенису после того, как сняла с него трусы. Он был уже твердым, как всегда милым, родным, знакомым до малейшего изгиба, и подрагивал от возбуждения.

Но потом что-то нашло на меня, даже не знаю почему. Я вдруг поняла, что вся эта сексуальная рутинность меня просто, если можно так выразиться, заебала, и мне захотелось, чтобы в нашей жизни снова появились прелюдии, какие-то разговоры, может быть фантастические, необычные разговоры, которые смогут разбудить какие-то новые грани моей сексуальности.

Обычно делиться с мужем своими фантазиями было для меня непросто. Андрей — тихий осторожный человек, и такие разговоры всегда были для него немного неприятными, по крайней мере, копаться в своей душе, исследовать её закоулки — это не было его коньком. Думаю, Андрей всегда боялся придумать какую-нибудь фантазию, которая оттолкнёт меня или заставит чувствовать неполноценной... ну что-то в этом роде. И я не уверена, насколько ему было комфортно размышлять, фантазировать на сексуальные темы, это не было, что называется, «фишкой» среднестатистического обитателя Юга России, где «практичность», казалось, была доминирующей темой для всех.

Для меня же сексуальные грёзы были потрясающей частью моей жизни. Конечно, девяносто пять процентов моей сексуальной жизни приходились на область вымысла, и хотя пришедший через пару лет настоящий секс ощущался актуализированным, непосредственным и приносящим более сильное удовлетворение, в фантазиях по прежнему были приятные моменты.

Тем не менее, я довольно рано в нашем браке заставила Андрея признаться, что ему понравилось бы спать одновременно со мной и другой девушкой. Он немного смутился, когда рассказал мне об этом, и на самом деле, идея поделиться мужем с другой женщиной, мягко говоря, немного тревожила меня. Я даже не могла себе представить, кто может подойти на эту роль, кого я могу представить по другую сторону от мужа, женщину, играющую с его пенисом, желающего его интимного внимания так же, как и я.

Каким-то образом, прежде чем мы очень далеко зашли в любовных ласках той ночью, я снова заставила его поговорить об этом. Я могу сказать, что эта идея и в дальнейшем всё еще возникала у него в голове время от времени. Когда я спросила мужа, есть ли кто-нибудь у него на примете, кто может принять участие в этой его фантазии, он ответил уклончиво.

Может быть, у него и не было хорошей визуализации всего этого, возможно, это была просто идея фикс, когда две абстрактные женщины одновременно ласкают его член, доставляя ему удовольствие, две девушки вместе, два набора сисек для игры с двумя возбужденными промежностями, жаждущими, чтобы его пенис проник в них, ничего более конкретного, чем это. Я упомянула некоторых других жен в городе, как возможных подружек в постели, друзей друзей, даже некоторых местных незамужних девушек, которых он считал милыми. И каждый раз Андрей твердо отрицательно качал головой.

А потом, чтобы особо не зацикливаться на этой теме, я спросила его об обратном, а именно, что он ощутит, если я буду лежать в постели не только с ним одним и его собственным мужским пенисом, но и с ещё одним мужчиной.

Я почувствовала, как тело Андрея напряглось от этого вопроса, думаю, я застала его врасплох, заставив забурлить его мозги.

Он хмыкнул, улыбнулся и... немного задумался. Единственное, что его волновало, что я найду другого парня лучше него, и, конечно, он беспокоился о нарушении местных обычаев, создании прецедентов, угрозе репутации, о том, что это может означать для его будущего. Сложности для того, что уже считалось хорошим браком.

Однако, когда я продолжила интересоваться этой темой, стало ясно, что она его всё-таки немного взволновала. Казалось, что если он сможет осмыслить это моё предложение, тогда, возможно, его собственная фантазия тоже уже не покажется такой безумной. Ведь это нормально — раздвигать возможности сознания, выходить за рамки обыденного. Мне показалось, что в этом есть и что-то рациональное, что поможет нам достичь гармонии в браке.

Но, во-первых, это было абсолютно невозможно для него, делиться со мной своими сексуальными фантазиями здесь, в нашем тихом, очень маленьком и хорошо организованном мирке. Но тем самым мы нарушаем нормы псевдо морали, разрушаем границы мещанской психологии, делаем что-то отвратительное, тайное... но такое захватывающее. Я думаю, что чем больше Андрей думал о том, что он сможет увидеть кого-то ещё в паре со мной, пока он не чувствовал угрозы со стороны этого человека, и пока он тоже мог участвовать в этом действе, тем больше его это волновало.

Мне казалось, что другой частью этого проекта, возможно, мог бы стать триумф, который случится, если он поделится мной, зная, что в партнерах у него был бы менее привлекательный мужчина, чем он. Это было бы удобно для Андрея, и он мог позволить себе быть великодушным к остальным участникам этой троечки. Я попросила его немного поговорить о том, что, по его мнению, было бы забавно делать в постели трём партнёрам.

Меня в Москве никогда не считали особой красавицей, но в нашем южном городе я была редкостью среди жен друзей моего мужа из-за того, что была подтянутой, спортивной, и с относительно узкой талией. Я знала, что иногда ребята говорили мужу, как хорошо я выгляжу, и он гордился этим.

В городском бассейне я была одной из немногих женщин в нашей возрастной группе, которым было комфортно в раздельном купальнике. На меня смотрели и мужчины, и женщины, но эмоции, стоящие за этими взглядами, были диаметрально противоположными — одни были настроены похотливо, остальные завидовали или, может быть, не одобряли. Я была живой, интересной женщиной, но не для юга окраины России.

Что-то в словах Андрея заставило меня дрожать от чувств, которые можно охарактеризовать, как смесь возбуждения и опасности. Всё это время я играла с его пенисом, мягко водя пальцами вверх и вниз по всей его длине, и он стал очень твердым. Хуй его чрезвычайно красивый, изогнутый и гораздо толще, чем вы себе можете представить, учитывая его телосложение, и он меня никогда не разочаровывал. Его большой член был нашим общим развлечением с тех пор, как мы впервые встретились. Нам обоим нравился как сам процесс, так и то, что получилалось в результате.

Что ж, чего бы ни стоила наша дискуссия, остаток вечера был превосходным. Андрей был очень пылким, целовал меня и поигрывал с моей грудью и сосками, а затем завис на коленях над моей головой и провел нижней стороной своего твердого члена по моему лицу и щекам, прежде чем я его лизнула и немного пососала, обещая долгий и захватывающий секс.

Я вздрогнула, когда пенис мужа раздвинул губки моей вагины. Этот момент проникновения никогда не перестает быть захватывающим, одним из тех чарующих постоянных удовольствий жизни. Андрей был очень взволнован и в конце концов приложил все усилия для того, чтобы мы оказались на небесах.

Я сама была очень близка к тому, чтобы достичь оргазма гораздо раньше, чем обычно. Я, что интересно, почти никогда не могла достичь оргазма, просто спарившись с мужем, словно самка животного, мне всегда требуется дополнительная работа мужа до или после коитуса. Но его член так сладко пульсировал внутри меня, в то время как его тонкая задница дрожала в кончике моего пальчика, который я воткнула в его анус во время кульминации нашего соития.

Некоторое время после этого он лежал на мне, отдыхая, обхватив меня своими длинными сильными руками, и мы целовались и обнимались, его пенис всё еще находился внутри моей пизды. Затем он опустился между моих бедер и прикончил меня своим ртом. Это была самая настоящая так называемая золотая пуля. Это был очень сладкий, действительно приятный продолжительный апогей. Я оказалась на седьмом небе.

Следом мы погрузились в прекрасный, глубокий, теплый сон, который обязательном следует за хорошим любовным сеансом.

На следующее утро он внимательно посмотрел на меня во время завтрака, когда я подавала ему яйца и тосты. Похоже, ему было интересно, действительно ли мы обсуждали всё это прошлой ночью.

— Итак, кому бы ты меня доверил? — спросила я, приподняв брови и пытаясь понять, о чём он думал.

Я угадала, что наши мысли совпали, Андрей вздрогнул, после чего выглядел смущенным, словно пацан, уличенный в нарушении правил.

— Ну... не чужаку, это точно. Хотя... не уверен, что с любым, с кем мы дружны, это тоже сработает. — И он как-то странно посмотрел на меня, осматривая моё тело с головы до пят. Казалось, он пытался представить, как другой парень пытается достаточно вольно вести себя со мной.

— Как насчет Ильи? — спросила я с легкой улыбкой на губах. — Ты можешь доверять ему, ведь тебе прекрасно известно, что я никогда не променяю тебя на него. — Или может быть кто-нибудь другой, — сказала я после небольшой паузы. — но ты ведь знаешь... и можешь быть уверен, что ты мой парень. Навсегда. На всю жизнь!

Он слегка кривовато улыбнулся мне, и выражение его лица было сочетанием удивления и интриги.

— Да, может быть, — наконец тихо произнёс он, а затем осторожно переключил разговор на другую тему, но я знала, что произошла какая-то неожиданно успокаивающая перемена в его настроении. Андрей обычно немногословен, но я могу читать язык его тела (и настроения) лучше, чем кто-либо другой, включая его маму и любого из его родственников, и вдруг я поняла, что мне теперь есть о чём подумать.

Так что следующие несколько дней стали для меня интересными, будоражащими мою кровь. Мои частые грезы были наполнены захватывающими сценариями, от которых буквально сжималось моё влагалище. У меня созрел небольшой план, или, скорее, некая почти военная наполеоновская операция, когда я сумела собрать пазл из мелких деталей в один большой кулак, который позволит мне одержать победу в сражении за мужа и нашу долгую совместную жизнь.

Мысль о другом пенисе в моей жизни и внимании другого мужчины, пусть даже разового, заставила меня провести языком по губам. Когда Андрей будет наблюдать за мной во время секса с кем-то другим, кто желал меня и хотел заниматься сексом со мной — мысль об этом заставляла меня дрожать.

Я не могла поверить, что смогу реализовать свой план, поскольку он становился всё более и более сложным, всё ли в результате выстроится правильно, сумею ли я пройти по лезвию бритвы наших семейных отношений или я потеряю самообладание и наша семейная жизнь разрушится. Но я всегда умела строить планы, уточнять детали, знать, как работать с точками воздействия на партнёра, и, прежде всего, иметь чувство правильного выбора времени.

— Но частенько игра в карты — это залог удачи, — сказала я сама себе. — Иногда удача гораздо лучше мастерства, и вы можете разыграть выигрышную партию без особых усилий. Конечно, я знала, что Андрей всегда будет спорить со мной, по крайней мере, во время покера, но в большинстве случаев этот навык важнее удачи.

Я с удивлением для себя вдруг обнаружила, что много улыбаюсь про себя и с нетерпением ожидаю вторника. Позже наш дом казался мне странным: слишком тихим, слишком большим, немного пустым, пока мы вдвоём грохотали внутри.

Я немного поразмышляла о том, что надену во вторник, но знала, что мне ни в коем случае нельзя переборщить.

У меня было бежевое летнее платье из шёлка, до середины бедра, с завязками сзади, плотно стягивающими мою талию, и я знала, что хорошо в нём выгляжу, поскольку Андрей всегда это подчёркивал.

Моя грудь без бюстгальтера могла бы красиво скользить в нём, но этот наряд не был чем-то чрезмерно вызывающим. Ребята не сразу заметят, что у меня пропал бюстгальтер, только по прошествии некоторого времени и неосторожного движения с моей стороны, которое я обязательно допущу. Вырез на моём платье не слишком глубокий, но, наклонившись достаточно низко, я знала, что окружающие меня игроки в покер смогут получить хороший обзор моих сисек, когда я этого захочу.

Большинство других жен нашей компании очень недовольны своей грудью, и воспитание чад сказалось на всех нас по-разному. В университете у меня была чашка B для большинства бюстгальтеров, иногда C, но теперь, с некоторым дополнительным весом, я чаще покупаю в магазине именно размер C. Моя самая большая претензия к моей груди заключалась в том, что мои соски были заостренными и всё время торчали, словно я непрерывно возбуждена, а не круглыми и мягкими. Они постоянно выстреливали наружу и расходились в разные стороны.

Естественно, они раздулись, когда я кормила каждого из наших отпрысков, и Андрей обожал их временное расширение, он не мог оторвать от них глаз, хотя, как ни странно, он пугался моего молока, даже когда я предлагала ему насладиться его вкусом во время наших скудных интимных моментов перед сном.

Они, конечно, немного опали после того, как я перестала кормить грудью, но мне всё ещё нравилось, как они выглядели в зеркале, выпячиваясь в моём платье. Их острые концы были моим ценным преимуществом, и я знала, что мои соски немедленно восстанут, как только коснутся шёлковой ткани моего платья.

Я оставила свои волосы распущенными, вместо своей обычной кички, как я обычно делала в летнее время. Но на левое запястье я одела резинку для волос на случай, если позже мне понадобится снова уложить волосы. Когда я подумала, зачем мне придётся это сделать, моя промежность сжалась от предвкушения наслаждения.

Затем я, и для меня это необычно, одела черные стринги, которые Андрей подарил мне однажды на Рождество, скорее, как шутку, чем как настоящий подарок. Я знаю, что ему нравилось выбирать бельё для меня в одном магазине, где он эти супер стринги в результате отыскал. Мне они не нравились, эти любимые мужчинами трусики, потому что их нитки реально врезаются тебе в задницу, это что-то жесткое и действительно неудобное, но в чём им действительно не отказать, так это в том, что они действительно заставляют тебя чувствовать сексуальной, желанной, и способной на щелчок управлять мужчинами.

Наконец, я натянула на ноги черные чулки, которые подошли к моему платью. Во всяком случае, на первый взгляд, это единственное, на что продолжают обращать внимание мужчины, выходя за обыденные рамки в общении с женщиной.

Ребята во вторник приехали к дому поодиночке на своих пикапах, и как обычно, припарковались по очереди на подъездной дорожке, но все они были в пределах пятнадцати минут друг от друга. Иван оказался первым. Он был невысоким парнем с маленькими темными усиками и вездесущей бейсболкой, немного напряженный и серьезный, но его карие глаза были добрыми, а осанка была неестественно прямолинейной, как будто он компенсировал свой невысокий рост. У него были нервные руки, которые всегда с чем-то возились — ключи, очки, ручка.

— Привет, Марина, — сказал он и быстро поцеловал меня в щеку, а затем пожал руку Андрею.

Илья приехал прямо из карьера, каменная пыль всё ещё была на его ботинках. Его крупное лицо деревенского пацана, чисто выбритое, с красными щеками, всегда делало его на десять лет моложе других товарищей Андрея. Руки у него были сильные, а плечи широкие. По большей части он обычно был довольно сдержан, но был способен на громкий, шумный выплеск энергию, когда его окружала группа его собратьев по мальчишникам.

Родик, почти по традиции, прибыл последним, и я уже позаботилась о том, чтобы у каждого мальчика в руках была первая бутылочка Клинского.

— Привет, хорошо выглядишь, — сказал он, как обычно, и его глаза бегали вдоль моего тела вверх и вниз. Уверена, что он заметил мои чулки, потому что подарил мне легкую веселую улыбку. — Асфальтовый цвет... мой любимый! И без каблуков. Значит, ты не будешь играть сегодня вечером вместе с нами. — И он быстро поцеловал меня в щеку...
1 269