Секс порно рассказы 😈 Pizdeishn.Net

Эротические порно рассказы » Измена » Супергероиня и деревенщина

Супергероиня и деревенщина

Теплый летний воздух обдувает мое тело в полете. Быть супергероиней — классно. Ради того чтобы летать люди строят самолеты, а мне нужно лишь сосредоточиться и притяжение земли становится несерьезной преградой. Правда костюм... короткая юбка так и норовит задраться от ветра. Поэтому лететь приходится под определенным углом. А сколько я видела фоток с земли где видно трусики под моей юбкой... очень обидно когда защищаешь город а в ответ люди думают лишь о том что у тебя под юбкой. Мужчины, что с них взять. Если ты в короткой юбке для них это как красная тряпка для быков. Но более длинные юбки мешали бы в бою. Вообще этот костюм — моё оружие. Он мне позволяет себя в бою отлично чувствовать. И его пришлось долго разрабатывать. Надо будет сказать это в интервью а то в интернете постоянные пошлые шутки...

Ладно. Я сегодня устроила разнос банде Ночных волков, я рада что смогла наказать преступников и помочь городу. Для этого я и стала героиней. Чтобы помогать слабым и наказывать преступников. И теперь, довольная собой, лечу в секретное место где смогу переодеться. Вдруг улавливаю резкие движения внизу. Трое мужчин бьют человека с пакетом. Я пулей пикирую на них как беркут. Сбиваю первого с ног. Второго толкаю так что он отлетает. Принимаю героическую позу смотря на третьего. — А сейчас ты должен бежать. — говорю я весело и подмигиваю ему. Он смотрит несколько секунд на меня опасливо. Потом резко поворачивается и бежит. Двое других следуют за ним не задумываясь. В отдалении я слышу:

— Супер сука!

Вздыхаю. Мужчины. Все равно надо показать себя даже когда убегают сверкая пятками. Поворачиваюсь к человеку с пакетом.

Это взрослый мужчина, ему лет 40. Довольно рослый и статный.

— Спасибо вам! Я думал они меня тут покалечат! Звери!

Я улыбаюсь довольная собой.

— Не за что, гражданин. Это мой долг как героини. Помогать слабым. Постарайтесь больше не попадать в неприятности. Это не очень благополучный район.

— А я вас знаю. Вы же Афродита, да? Видел вас в новостях. Мой сын ваш большой фанат! И жене вы нравитесь. Вы защитница этого города. Спасибо вам за все что вы делаете.

Я польщенно краснею. Как это мило. Вижу, правда, что при этом, говоря слова, он смотрит то на мои ноги, то на грудь. Ну что поделать с этими мужчинами.

— Мне приятно это слышать, гражданин. Все мы должны добиваться справедливости и правосудия как можем. У меня просто есть суперсилы. Но супергероями нас делают не они, а желание помогать людям.

— О да! Какие прекрасные слова! Как правильно! — говорит он прожигая мои ноги взглядом. Вдруг подул ветер и моя юбка задралась. Я охнула и нажала на нее ладонью. Покраснела. Спасенный гражданин смотрел все время и даже не подумал отвернуться.

— Что за ветер сегодня отвратительный — раздраженно сказала я.

— Да, необычайно сильный — покивал мужчина. — Кстати, это было у одного из нападавших. Может надо в полицию отнести? — и он кинул мне портфель. Я рефлекторно поймала его обеими руками. И тут же поняла свою ошибку. Ветер снова сдул выше мою юбку обнажив край моих трусиков. Я зло кинула портфель на землю. Как же стыдно показывать трусики незнакомцу.

— Не надо ничего нести. Они свое получили. Ладно, я свое дело сделала, будьте бдительнее гражданин.

Я хотела взлететь, но мужчина решил удивить меня просьбой.

— А вы не могли бы меня донести до дома? Боюсь меня сильно поколотили. Я нёс продукты... ну в основном продукты... и тут эти сволочи.

— Я... мм... я еще никого не брала в полет...

— Ну что здесь сложного? Я обниму вас сзади как когда двое едут на мотоцикле и вы меня в мгновение донесете. Просто мне нужна помощь. Нужно домой. Такси в эти районы долго ждать.

Чтоб было ясно — он пялился на мои ноги и когда эти слова говорил. Почему у всех мужчин когда они видят меня в костюме героини в глазах одно — «хочу её отыметь»?

— Ох... Надеюсь вы будете крепко держаться. Заходите на борт, гражданин. — усмехнулась я подумав. И развернулась к нему задом. Наклонилась немного чтобы ему удобнее было на меня лечь и так держаться, а не вертикально взлетать. Мелькнула мысль «как то двусмысленно звучит фраза заходите на борт от женщины вставшей раком перед мужчиной». Но мужчина неожиданно обходит меня осматривая мое тело, принявшее двусмысленное для женщины позу. Я вопросительно подняла бровь. Он протянул мне пакет. — Я не смогу так держаться и пакет уроню.

Здорово. Мне еще и пакет его держать всю дорогу. Вздохнув взяла большой пакет. Там прогремели банки и бутылки. Продукты он сказал?

Спасенный обошел меня, но «взбираться на борт» не спешил. Просто стоял смотрел как я перед ним раком стою. Я сверкнула на него глазами через плечо:

— Чего вы ждете? Мне как девушке не очень приятно перед мужчиной в такой позе стоять. Охх! — ветер сдул мою юбку выше пояса и мужчина увидел мой зад не прикрытый ничем кроме трусиков. Я быстро опустила пакет и потом юбку, покраснев до кончиков волос от смущения. Задницу показала горожанину. Хороша героиня!

— Простите, простите. Но если вы не хотите чтобы я упал мне надо разобраться как я буду держаться. Мы же не на пару метров взлетим, а высоко. Вы стойте пожалуйста в этой позе чтобы я понимал. Я раздраженно фыркнула. Но всё же безопасность превыше всего, он прав.

— Ладно — проскрипела я сквозь зубы.

— И еще. Не отпускайте пакет, чтобы я понимал как полетим.

— Но!... Ллладно, только постарайтесь быстрее разобраться.

Может он и старался но у него плохо получалось. Пол минуты он стоял и естественно мы дождались нового порыва ветра. Юбку задрало. Я вскрикнула и хотела опустить пакет но вспомнила о чем мы говорили. Красная как рак от унижения, я выставила красиво одно бедро и одну ногу чуть в сторону поставила. Раз уж показываю задницу пусть он увидит меня в лучшем свете. Я всё же женщина, мне важно чтобы мой внешний вид был идеален. Мужчина присвистнул. Еще бы. Такие задницы как у меня еще поискать. Наверное считает себя счастливчиком. Интересно, он представляет как трахает меня? Если да то он подлец который пользуется ситуацией! Ненавижу таких мужиков. Сама я тем временем потихоньку водила бедрами. Наверное стоит признаться что я его неосознанно соблазняла. Ну я всё же женщина, думаю мне простительно. Для женщины нормально стрелять глазками или иногда покрутить бедрами. Каждой же женщине хочется внимания. Тем более что я оказалась в интимной ситуации. Я стою раком перед мужчиной и моя юбка задрана. Так стоят женщины, когда готовятся к тому что их иметь сейчас будут. Так что естественно же что мои инстинкты подсказывали мне возбудить мужчину перед сексом. Пусть я и не собираюсь сейчас заниматься сексом конечно, но женская природная кокетливость неистребима. В тоже время я злилась. Минуты две прошло. Я закипела и не выдержала. Нагнулась сильнее и выпятила зад.

— Может так удобнее будет меня трахать? Об этом вы думаете разглядывая мой зад? — зло прошипела я.

— Ого... вот это... в смысле нет! Не об этом думаю! Как вы могли подумать! Да я просто стараюсь...

— Стараетесь что? Разглядеть мой зад получше? Вы давайте, доставайте член и за дело. Всё равно что у меня нет времени. Отымейте меня, а потом я еще побуду бесплатным такси. Что стесняться? Раз нашли добрую девушку готовую помочь так трахайте её пользуясь её добротой! — в моих словах было слишком много яда и злости, но мне было очень стыдно стоять вот так. Я уже не сдержалась. Мужчина сглотнул.

— П... простите. Я и правда слишком замедлился. Всё, я кажется понял как залезть. Он лихо взобрался на меня прижавшись всем телом и обняв меня спереди за живот. При этом его руки снизу уперлись в мою грудь. Я покривилась. И чего было столько думать и принаравливаться? Юбку он спустил мне на место. И на том спасибо. Это был самый стыдный момент моей жизни. Но, с другой стороны, хорошо что он продумал как держаться так чтоб не упасть. Я всегда летала одна и опыта мало.

Ладно, пора в небо! Закрыв на пару секунд глаза я почувствовала легкость и взлетела... Мужчина объяснил что он из деревни, показал куда лететь. Снова летний свежий ветер, как хорошо!... было бы хорошо если бы я не чувствовала как он прижимается сильнее. Видимо от страха. При этом все время елозит телом чтобы поудобнее лечь. И получается что уже несколько раз сделал... ну... я, конечно, леди, но скажу как есть — он делает трахательные движения! Да! Он по сути через одежду трахает меня в воздухе! Я в шоке. Где его манеры? Жду когда он прекратит но нет конца его толчкам и шевелениям. Он еще и в грудь руки вжимает постоянно пока дергается. Я краснею от происходящего. Становится стыдно и неловко. Но с другой стороны ему же просто неудобно, зря я злюсь... За спиной раздевается его голос.

— Ты просто ангел посланный мне провидением. Можно же на ты? Хорошо что ты побила их. Потому что если бы им удалось какой то хитростью тебя победить... ты же понимаешь что подобные мужчины делают с побежденными девушками. Они бы тебя выеба... ой, прости, не слежу за языком. Говоря о языке. Они бы и ртом тебя заставили их обслужить. Хорошо что ты их побила. Милая, подай банку с пивом.

Можно представить мои эмоции от такого монолога. Я даже не перебивала открыв рот от удивления. Мужчина казался милым по началу. Но стоило ему на меня залезть и из него полезла какая та грубость. Вроде бы и не оскорбляет, но какая он... деревенщина! И какие образы! Меньше всего мне сейчас хотелось представлять как меня имеют те три отморозка и в рот дают. Как вообще такое можно представить, я же супергероиня! И да, я не разрешала на «Ты» ко мне обращаться! Я раздраженно проговорила:

— Помолчи! И хватит вертеться! — он меня разозлил такой невоспитанностью. Потом я все же подумала что немного перегнула и добавила шутливым тоном — конечно же не дам тебе никакого пива. За состояние алкогольного опьянения тебя могут ссадить с рейса.

— Но! Мне нужно пиво! У меня ВСЁ болит. Меня побили, долго теперь придется отлеживаться. Пойми, это же не развлечения ради — жалобно проговорил он. Я немного отошла от раздражения. Действительно. Его побили. Ему очень больно наверное сейчас. Но! Это слова. А действия? Он делал толчки бедрами пока говорил! Это было похоже... да. Очевидно что я догадалась. В общем чтобы его слова были убедительнее он решил делать трахательные движения пока говорит. Типа «так баба лучше поймет». Они все в деревне такие? Ну кто так к женщинам относится в 21-ом веке! Будто можно убедить в чем то женщину членом. Для этого член мужчине? Женщин про себя прогибать? Я вскипаю. Но он добавляет:

— Я упаду с «рейса» так что и сажать не надо будет если боль будет такой же сильной.

Я проглотила злость. Подумав смягчилась. Не хватало чтобы он и правда упал. Закатив глаза я решила выбрать меньшее из зол.

— Ладно, держи свою банку. Только ради Бога, прекрати уже елозить и помолчи хотя бы 10 минут.

Я взяла из пакета банку (их там уйма оказывается, весь пакет в алкоголе) и протянула ему. Этот мужчина мне определенно не нравится теперь.

— Хорошо, милая. Не буду елозить. Только поудобнее немного возьмусь. Прогнись немного вот так.

И тут неожиданно он надавил на мой затылок заставляя прогибаться, в тоже время за бедра прижал к себе. Как пиво то удержал!

— Эй, осторожнее!!! — раздраженно вскрикнула я. Особо сопротивляться не получается потому что он может упасть вниз и далеко не факт что я успею его подхватить. Приходится терпеть. И тут я начинаю чувствовать что член, прижатый к моему заду, начинает твердеть. Этого еще не хватало! Что за варвар!

— Заканчивай свои штучки или я мигом спущу тебя на землю! — грозно прошипела я.

— Хорошо, хорошо. — сказал довольно этот деревенский мачо. Сказал и сделал сильный толчок бедрами сотрясая мое тело! Мои глаза распахнулись, а губы приокрылись. Я издала чуть слышный стон. Боже, природа. Мое тело уже воспринимает происходящее так будто меня трахать будут. Он специально меня под это настраивает! Специально давит на меня потихоньку. Он что, думает я не вижу этого? Я немного покраснела, дыхание стало более глубоким и прерывистым. Химия тела стала меняться готовясь к сексу. Как это у него получается? Понятно же что он меня никогда не трахнет, но при этом он будто действует на мое подсознание, которое не знает почему он меня не может отыметь прямо сейчас в полете. Ох уж женская доля, вечно быть ведомой и зависеть от намерений мужчины а не от своего настроя. Мужчины так и норовят тебя прогнуть под свои желания. Мой «пассажир» продолжил болтать.

— Не раздражайся. Все же хорошо. Летим ровно. Ты умница. Будто оседлавший тебя мужчина это норма для тебя — на этих словах он засмеялся. Стоп, что? Оседлавший меня мужчина?! Я хотела ответить а то и стукнуть его, но он продолжал без остановок говорить

— Таак... расскажи о себе. В свободное от геройства времени хотя бы на сексуальную жизнь остается время? Мне кажется для героинь это проблема. Тяжело отвыкнуть от того что ты героиня и... кому то подставить зад например — при этом он выразительно делает еще один толчок прижав мои бедрами. Я снова чуть слышно охаю, на этот раз предусмотрительно зажав рот плечом. Руки то заняты его чертовым пакетом огромным. Вот зараза! Слышу как он глотает пиво. И еще глоток.

— Будешь пиво?

Я игнорю его слова закипая как перегретый чайник. Знай я как сложится ситуация, никогда бы не стала ему помогать. Но, взявшись за дело, довольно сложно его прервать. Мне потребуется сесть, вынести его ругань, бросить подвыпившего и избитого в малолюдной местности и неизвестно чем это для него закончится. С другой стороны мне нужно просто потерпеть и довезти его до дома а потом забыть полет как страшный сон. Теперь уже даже летний ветер не радует. Чтобы как то приструнить пассажира я набираю скорость.

— Оохх! Ничего себе ты разогналась! — он вжался в меня. Одной рукой неожиданно взялся за мою шею спереди, тем самым приподнимая мой подбородок. Мои глаза округлились от этого. Это действует угнетающе но ладно, сама захотела его припугнуть, не надо было. Кривлюсь но ничего не отвечаю. Может он замолчит если его игнорить. Он же не останавливает поток своих слов.

— Тебе точно нужно выпить и расслабиться! Молчишь, гонишь будто на тебе нет оседлавшего тебя мужчины. — опять эти слова про оседлавшего меня мужчину! Как же это режет слух! Он еще и подносит банку к моим губам удерживая меня за подбородок — сделай пару глотков. Успокойся. Всё нормально. Всех преступников не переловишь, иногда нужно расслабляться.

— Ка-какого черта ты творишь?! — взвизгиваю я. Зажав губы я немного дергаю головой не давая меня напоить. Тем ни менее стараюсь делать это не резко чтобы он не упал.

— Да не ерепенься ты. Что ты кричишь? Что-то плохое тебе делаю? Только же хорошего хочу. Помогаю. Делюсь вот пивом, а ты злишься. — упирает край банки в мои губы — Давай спокойнее. Открой ротик, твои руки заняты, так что я налью тебе в рот. От такой близости со мной у тебя или пивной животик вырастит — смеется похабно — Шучу, шучу. Юмор сарказм ирония.

Я горю раздражением как пламя.

— Да как ты!... Тут он снова сделал трахающий толчок бедрами чтобы усилить эффект. Я уже открыто застонала из-за того что не могла прикрыть рот:

— Ахх!

Чтобы как то убрать внимание от своего стона, я, чувствуя как жар в теле становится сильнее, говорю:

— У-убери эту банку от меня! Я скриплю зубами от злости. Может отпустила бы большой пакет, который приходится держать двумя руками и перехватила бы руку наглеца. Но из-за того что он держит мою шею я не вижу кому на голову или на чью крышу приземлится пакет.

— Прекрати сейчас же!

— Неа, не прекращу я! — шутливо отвечаю он поясничая и пытаясь сделать вид что мои отказы это глупость и смех, не стоят внимания — ну хватит уже глупить. Я не могу так вечно держать банку. Разолью сейчас. Хочешь чтобы лицо в пиве было? Еще и меня обвинять будешь. — рукой держащей за шею вдруг встряхивает меня немного.

— Эй!!! — вскрикиваю я.

— Пей давай уже. — говорит он спокойным тоном. — Это не яд, это просто алкоголь. Сразу видно что у тебя мужиков мало было, необъезженная лошадка. Тебя хоть рачком то ставили?

Я не успеваю среагировать на неожиданную смену темы. С чего это мы теперь начинаем обсуждать то что я необъезженная и что меня надо раком ставить?! Но он наклоняет банку сильнее почти начиная лить пиво.

— Мм! — издаю я растерянный звук. Из-за скорости его руки дрожат, и пиво практически начинает литься. Понимая, что сейчас меня может окатить алкоголем, я начинаю притормаживать скорость, однако пиво выплескивается и мне приходится обхватить губами дырочку, чтобы оно не пролилось на мой костюм. В итоге... мне всё-таки приходится его глотнуть! Этот подлец добился своего! А ведь я вообще не пью!

— Уумница — он делает несколько трахательных движений будто празднуя победу. Я тихо стону в бутылку, до покраснения гневно сжимая пакет. Удерживая банку он наклоняет её сильнее.

— Пей милая, мне не жалко.

Из-за того что он сильно наклоняет банку мне не остается ничего другого кроме как делать глотательные движения одно за другим. От толчков я чуть было не подавилась пивом. Он не опускает банку пока я не выпиваю всё пиво что там было.

— Нравится, сучка? — спрашивает он и это как будто гром гремит среди ясного неба. Сучка? — вкусное пиво, дорогое. Я только своим бабам его даю. Они мне тоже потом дают. Только не пиво — и он гнусно захихикал. Извращенец. Кажется он почувствовал себя Самцом с большой буквы от этой ситуации.

— Кха-кха-кха, ха, ха, хах, ха... , — как только банка отрывается от моего рта, я откашливаюсь и тяжело дышу. Первые секунды я даже не особо разбираю, что ты говоришь, в голове немного гудит. Еще бы, я ведь сосем не употребляю алкоголя, а тут залпом выпила целую банку крепкого мужского пива. — Всё, хватит с меня. Твоя остановка, — немного отдышавшись, говорю я, начиная медленно спускаться.

— Эй! Ты что?! Обиделась? Прекрати, я же шутил. Не надо все так серьезно воспринимать. Не делал я ничего ужасного ведь. Я даже не знаю что это за место и как из него выбраться! Ты не можешь меня бросить теперь когда помогла и спасла, отправить в еще бОльшую беду. Обещаю что не буду глупо шутить больше. Правда. — он говорит самым невинным и просящим тоном. Черт, ну почему я такая жалостливая? Тем более что сам он продолжаю властно держать меня за горло, даже чуть сжимая его. Второй рукой берется снова ниже груди, но теперь давя на нее снизу. От этого дрожь по телу, уже готовому к сексу. Бабская слабость! Ну что с этим делать! Я замираю в воздухе. Конечно, он ведет себя по-скотски, но это объяснимо, ведь он выпивший. И я буду ничем не лучше, если возьму и брошу его здесь.

— Ладно, раз уж ты обещаешь... , — с сомнением протягиваю я, повторяя про себя, что должна быть выше этого, после чего возобновляю полет. Мужчина обрадованно заговорил (правда не прекращая сжимать мое горло, даже чуть сильнее и уже внаглую вжимая руку в мою грудь снизу):

— Обещаю, обещаю. Ты же моя спасительница. Как ангел. Чудо, а не девушка. Если в чем то был перебор то не специально, к моим шуткам в семье привыкли. Дай еще баночку пива кстати. Расскажи о себе. Тяжело так патрулировать город, видеть постоянно людскую низость и встречаться с подлецами в бою? Ты же девушка. Тебе бы не воевать, а наоборот ждать принца который покорит тебя. А приходится нести на себе знамя справедливости. Хочется то, как любой девушке молодой, обычного женского счастья. Но кто если не ты, да?...

Мы продолжаем свой полёт. За это время пиво впитывается в кровь, и я успеваю захмелеть еще сильнее. Это ослабляет мой обычно твердый характер, и я уже практически не обращаю внимания на то, что он одной рукой крепко держит меня за горло, а другой касается моей упругой груди (уж то что она упругая он прочувствовал). Легкое опьянение, сопутствующее ослабление и его неожиданная внешняя податливость заставляют меня расслабиться сильнее, чем это случилось бы обычно. Поэтому я лишь легонько ворчу, когда он просит ещё баночку, но послушно протягиваю её ему чтобы не начинать новый конфликт. А также, слушая его вполуха, поддакиваю невпопад. И тут начинается странное. С начала он берет меня за волосы и задрав мою юбочку делает толчок продолжая держать меня за шею. И еще один. И еще. Это уже неприкрытая взъебка, по другому и не скажешь! И он делает это уверенно, будто так и должно быть. Из-за этого мои щеки краснеют. Он соблюдает между трахающими движениями паузу чтобы я прочувствовала что происходит. Естественно после каждого толчка мне приходится доставить ему наслаждение своим тихим стоном сквозь зубы. Я все же девушка, а не бревно. Из-за своего текущего состояния я не могу сообразить что ответить (а спускать его второй раз кажется довольно глупым поступком). Он делает снова несколько глубоких глотков. Потом как ни в чем не бывало подносит банку к моим губам и наклоняет её.

— Я сегодня не жадный — как ни в чем не бывало говорит он будто наливая за столом собутыльнику. Поэтому, вместо гневной тирады по поводу моей задранной юбки и секса через одежду, мне приходится сказать другое максимально резким тоном:

— Я не хочу!

— Что за слова? Девушка не должна таких слов говорить мужчине! Из какой то другой оперы это, не из той где тебя оседлал мужчина и предлагает выпить. Почему ты не хочешь? Я пью только за компанию. Мне нужно чтобы ты поддержала. Давай, приложи губки к отверстию. — его рука сжимает мою грудь снизу. Потом он пальцем вдруг, к моему шоку, находит сосок и нажимает на него слушая мой писк. Электрический разряд проходит по всему телу. Так он продолжает:

— Это всего лишь пиво. Ты уже выпила банку. Я ничего плохого не даю тебе, оно правда дорогое. — рукой, держащей меня за шею, вдруг начинаю резко мотать мою голову из стороны в сторону, невозмутимо как куклу свою. Из-за алкоголя и встряски появляется легкое головокружение. Потом он снова подводит к пиву.

Пей, не ерепенься.

— Н-не хочу! — отвечаю я, надув губки. Тон уже не резкий и не жесткий, а даже уже просительный. Сама на себя злюсь за это. Рука его перемещается на мое лицо. Он закрывает мне рот! И я начинаю чувствовать как он выливает своё пойло мне на волосы! Мои прекрасные длинные волосы облиты пивом! Сам факт этого заставляет мои глаза наполниться обидой.

— З-зачем? — в моем голосе слышится эта обида — ты же нарочно!

Он кидает банку.

— Да не нарочно я. Что за глупости. — слышу его усмешку. Берет меня за волосы (!!!) и натягивает их.

— Доставай другую банку, что делать. Я не каждый день летаю, что ты от меня ждала, тяжело держать все в равновесии.

Он уже и не пытается быть вежливым. Когда он берет меня за волосы то становится очень похоже на то что он и правда оседлал меня и взял за узду.

— П-почему? — только и могу вымолвить я — Х-хватит!

Тут у меня появилось странное ощущение. Будто я иначе воспринимаю себя и этого мужчину чем перед полетом. Я чувствую как химия моего организма изменилась. Я сейчас прежде всего женщина, а он прежде всего мужчина. А то что я супергероиня, а он деревенщина — дело десятое. Мое тело глушит мою гордость и ярость. Мое тело хочет... да секса оно хочет. Мужлан этот как то воздействовал на мои женские инстинкты глубокие. Мое тело помимо моей воли приготовилось к взъебке, а не к борьбе. Я хочу злиться и кричать что он грубиян. Но слова вязнут на моем языке. Я чувствую его касания и в моем теле дрожь перед мужчиной и тем что он может со мной сделать если дать ему это сделать... и моё тело хочет дать ему. Дать ему в самом пахабном смысле. Но я то не хочу! Что за ерунда. Я тяжело дышу, красная. Чувство стыда накрывает с головой.

— Да что я делаю то? — раздается его спокойный голос — ничего не делаю. Просто пива еще прошу. Извини еще раз что пиво пролил. Ты меня спасла а я... извини. Дай уже пиво. Ты слишком чувствительная к каждому слову и движению.

Я немного успокаиваюсь. Он выбивает меня из колеи, то делая что-то дикое, то извинясь, изображая что я раздуваю из мухи слона. Раз за разом, виток за витком. Это мешает мне контролировать ситуацию, а он заходит с каждым разом все дальше. Вот и теперь, мы продолжаем лететь, а он даже не убирает руку с моих волос. Я решаю немного отвоевать свои позиции, но ко всякому прянику нужен кнут.

— Хватит меня толкать... , — я достаю банку пива, но не даю её ему в руки. Мой голос мягкий и уговаривающий, — и отпусти уже мои волосы... Помедлив, я добавляю, — Пожалуйста.

Это уже ЖЕНСКАЯ стратегия. Стратегия самки перед самцом. Я это понимаю и злюсь на себя, но продолжаю так себя вести. Он отпускает мои волосы... НО! Берет меня с размаху за горло властно по мужски. Сжимает его. Другой рукой подводит свою руку с пивом к моему лицу.

— Выпей первая. Когда я держу банку мне тяжело, могу пролить. Оставь мне пару глотков.

Ну как с таким упрямым мужчиной бороться?!!! Что за тупоголовая упрямость! Я и так и эдак к нему а он!!...

Вариантов больше не остается и я снова присасываюсь к банке. Я пью то, против чего всегда выступала и что наотрез отказывалась пить. Принимаю в свой организм алкоголь, глоток за глотком. И снова что-то шокирующее. Самое шокирующее. Я слышу звук расстегиваемой ширинки. По движениям сзади чувствую что он судорожно достает что-то из штанов. И тогда раздается его голос как звук рока:

— Может еще что-то в рот возьмешь кроме пива? По моему пора. Ты же чувствуешь своими бабскими инстинктами, знаю.

И тогда он шлепает меня по заду... членом! Ощущения меня не могут подводить, это мужской член! С ужасом поворачиваю голову и вижу его. Напряженный. Большой. С влажной головкой готовой... готовой для меня? Чувствую во всех подробностях член кожей своих ягодиц под задранной юбкой. Чувствую потому что он водит головкой по моей коже. Начинаю давиться пивом.

— Допивай! — говорит он. Кое-как сглатываю пиво. Неверяще смотрю на мужлана, на его член который он начал... онанировать!

— Э-это ни в какие ворота не лезет! Убери его! — я чувствую как, не смотря на всё что было я наполняюсь привычной яростью и гордостью. — Раскомандовался! К чему ты там себя готовишь? Думаешь что... прости, трахнешь меня? Я героиня! Ты в своем уме? Совсем границы и рамки потерял?! Так я тебя поставлю вновь за границы где сидят алкаши из деревни!

— Хорошо, хорошо. Прости, заигрался. — он говорит успокаивающим тоном, извиняющимся, но не убирает член а прижимает к моему заду. Начинает делать делать трахательные движения водя членом по моему заду. Берет меня за волосы двумя руками делая так две косы — дурацкий алкоголь... всё он виноват. Ты же не обижаешься?

— Хватит! — из-за очередного витка я почти плачу. Ощущаю, как он трется об меня горячим членом, — Кто тебя учил так обращаться с женщинами?

— Батя — говорит он самодовольно. — известный ёбырь был.

Раздраженно цокаю видя бесполезность диалога и делаю новую попытку опуститься на землю.

— Эй! — он вздергивает меня за волосы будто тормозя за узды кобылу — еще много до дома! Куда ты? Все же хорошо. Ну правда. Ты слишком серьезно относишься к моим пьяным выходкам. Не будь так серьезна, хорошо? — натягивает обе косы на кулаки.

— Ай, — я вскрикиваю, замирая в воздухе. — О-отпусти...

— Полетели вперед с начала, сучка.

Колеблюсь, но всё-таки снова начинаю лететь. Хоть плачь от обиды. Ну вот что ему говорить? Смысл его наказывать? Все равно не поймет. Не осознает. Нет смысла ругаться и что-то делать. Упрямый деревенский мужик. Дубина.

— Умница. Хорошая сучка. А теперь я хочу чтобы ты летела лицом ко мне. Повернись.

Вздрагиваю от оскорбления и его команд на которые он не имеет права. Но, тем ни менее, поворачиваюсь.

— Хватит называть меня сучкой...

Мои губы в сантиметрах от его. Я чувствую его дыхание на себе. От этого не по себе. Он смотрит мне прямо в глаза.

— Поцелуй меня.

— Нет!!! — я взвизгиваю. В голосе уже истеричные нотки, я роняю пакет. Мужчина наклоняется ко мне.

— Я к тебе и так и эдак. По хорошему же. Налаживаю контакт. Ничего плохого не делаю. Слышу тебя. Что не так? Почему ты меня отталкиваешь? — в это время я уперлась руками в его грудь. — Ну прекрати уже меня плохим выставлять. Истерить не по делу. То что происходит — естественно между мужчиной и женщиной.

И да, он задрал мою юбку. Уже привычным движением. Я не удивлена. Но всё же вскрикиваю и пытаюсь вернуть подол юбки на место. — Не мешай мне, сучка. Ты знаешь что всё к тому шло. — раздвигает вдруг резко мои ноги в воздухе и встает между ними. Задирает мои коленки раздвинув ноги. Тоже мне хозяин нашелся ноги мне раздвигать!

Но я затравленно смотрю на него. Мне сложно сопротивляться, потому что подсознательно я осознаю, что всё к этому шло. Он всё больше и больше опускал меня раз за разом. Такая уверенная в начале полёта, сейчас мне даже взгляд его тяжело выдержать. Он говорит гипнотическим тоном:

— Ты прекрасно осознаешь что это должно произойти. Это логично вытекает из всего что было. И глупо этому сопротивляться раз так получилось. Просто при встрече нашей так вышло, не та девушка не с тем мужчиной встретилась. Но раз уж всё так... — он отодвигает полоску моих трусиков и подставляет член к моей вагине.

Блин. Это что, правда всё? Не сон? Меня собрался трахать этот грубиян пьяный? Типа просто секс по пьяни? Он, конечно, чувствует что я намокла. Намокла от тех вещей, что он делал со мной: потрахивал сзади, тискал за грудь, дергал за волосу, держал за шею. Обзывал, даже облил пивом. Был такой властный, тестостерон из него так и прёт. В конце концов, девушка есть девушка, даже если она супергероиня. Я не могу с женскими инстинктами бороться и моё тело готовится к сексу когда мужчина так себя ведет. Ему явно доставляет удовольствие то что он может с бабами так себя вести, мачо деревенский. Даже со мной, своей спасительницей. Чтобы показать мне, супергероине, её место. У мужика на члене блин. Какая несправедливость.

— Пожалуйста! Умоляю тебя, не делай этого, — сейчас он видит мою позицию ясней, чем когда-либо. Теперь это я вынуждена выпрашивать что-то у него, умолять, потому что он хозяин положения. Но это лишь делает его ещё увереннее. Он, простой деревенский мужик, загнал под себя прекрасную супергероиню. А я... какого мне? Да разве время спрашивать у девушки какого ей когда её готовятся трахать? Это потом эти мужики ласковые. А с начала отыметь надо.

— Готова? Теперь на одного ебыря в твоей жизни больше. — и он медленно завел в меня головку члена. Мир поплыл на секунду от нереальности происходящего и шока. Да, это уже действительно неизбежно было. Но одно дело это понимать, другое дело чувствовать как тебя начинают трахать. Мужчинам точно не понять смеси стыда, ощущения от властного самца рядом который тебя берет, наслаждения и желания лишь бы никто не видел что тебя имеют раздвинув ноги. Последнее важно, учитывая то что мы были в воздухе, а не в квартире. Пусть и над бором уже, но всё же. Головка проникает внутрь... я кусаю губу и инстинктивно изгибаюсь в пояснице.

— Оххххх — громко стону я уже не сдерживаясь. Ну чего, меня уже трахают. Сам бог велел стонать когда трахают. Он всё-таки вошел в меня... Как же стыдно...

Но черт возьми! Я девушка! Разве... разве для меня не естественно что меня трахают?!! Ну почему я должна стыдиться этого? Ну каждую же трахают! Каждую когда то также развели на секс и отымели. Раз я супергероиня это не значит что мне взъебка не нужна. Моё тело всё трепещет восторгом от мужчины во мне. И я буду... я буду гордиться тем что даю ему и исполняю свою природную обязанность! Вот так!

Так я себя успокаивала.

Я послушно обхватываю его плечи, покоренная самцом получающим свою награду. Да, он меня укротил и теперь его право — выебать (да, именно выебать!) меня всю как хочет. Пусть будет так. Он входит, наконец, всем членом в меня. Держит за бедра и начинает меня иметь. Шлепки от жесткой взъебки уносятся ветром.

— Ах... ах... ах... оооо... мммм... ох... какой ты неутомимый... ах! Ах!! Ты так меня затрахаешь и мы пролетим остановку... умм... ох... с такой выносливостью только и трахать... О боже..

Он жестко имеет меня, дерет всеобщего кумира как шлюху. Лапает и унижает. Он великолепный самец, не каждый так может. Пусть я и «одна из» для него лишь. И дома его ждет жена. Но он добился права отыметь меня и без отношений. Я принимаю его горячий член и дышу с ним в унисон.

Впиваюсь ему в губы. Целую его лицо. Покусываю его уши. Отдаю ему себя, свою страсть. Это почти невыносимо, такое возбуждение испытывать. Стону... еще стону... и, АХ, еще стону!!! Чувствую как всё тело напрягается как струна и содрогаюсь. Взрыв во всем теле. Я кончила.

Видимо, почувствовав это, он ускоряется. Входит в меня до основания и стонет. Я вцепляюсь в него ногтями ожидая что мужчина доделает свои дела со мной. И наконец чувствую толчки спермы. Так много... Он что, хочет меня переделать из супергероини в супер маму? Я смотрю на его довольное просветленное лицо. Фыркаю.

— Доволен? Мужлан!

***

Жена так и не поняла почему, когда сама знаменитая супергероиня Афродита прилетела с главой их семьи, она настояла на том что сама будет весь вечер за ним ухаживать по особому и закрылась в супружеской спальне с ним. Судя по тому как скрипела кровать она очень старалась. А еще Афродита стонала. Громко. Несколько раз были слышны её слова: «Кончаю!», «Не надо в рот». Также было слышно: «Ты меня затрахал!», «Хорошо, я твоя сучка, доволен козёл?», «Опять раком? Что у тебя всё раком да раком?», «Да не могу я согласиться со словом шлюха. Ладно, давай я буду шлюхой, но только для тебя, так пойдет? Кто я?!!! Еще и блядь твоя?!!! Ты совсем офигел?!!», «Да отсосу я сейчас, отсосу. Дай хоть на колени опуститься», «Ладно, зараза! Грубиян и мужлан, не умеешь с девушками обращаться! Я твоя блядь, признаю! И не надо так ехидно улыбаться!», «Шлепни меня животное! Еби меня как свою суку, козел ты этакий! Выеби из меня всю дурь раз ты такой нахал что позволяешь себе это с порядочной женщиной которая тебя защитила!» Но в основном было слышно лишь: «Ох, ох, ох, ах! Ааахххх!... » под конец вечера приехал друг мужчины с бутылкой. Где то 2 часа девушка ломалась. Ругалась. Даже била посуду и кричала что она не такая. А мужчины в чем то ее монотонно убеждали. Она эмоционально гневно отвечала. Постоянно говорила «Никогда!» и «Я вообще то супергероиня, а не сельская давалка!».

Потом было: «Ну дам я вам двоим сейчас, а как потом буду в глаза своим фанатам смотреть?», «Вы думаете что каждую можете развести и трахнуть? Я не как все! Я особенная! Со мной такое не выйдет!». Но все же на третий час крики сменились звуками расстегиваемых ширинок. Кровать наверху вновь начала скрипеть, а девушка вновь застонала. Было слышно «Бараны деревенские упертые! Ах! Ох, ох, оооо... как с вами честь сохранить! Козлы, только бы трахать! О, о, о, оооооо!!! Я ни ногой больше в деревне, ах!!! Ах, омм, умм... оооооо... » Так всегда в деревне. По пьяни тут так каждую вторую трахали. Жена лишь вздыхала внизу. Опять он за своё. Ни одну юбку не упустит. Даже Афродиту трахнул. А ведь она просто помочь хотела! Эх, мужики... ну хоть пить бросает как и обещал, впервые без пакета с алкоголем из города вернулся.
463