Хрупкая Анюта

Анюта была вне себя от ярости: «Негодяй! Да как он посмел! Мерзавец! Это просто немыслимо — вот так и прямо на работе, при всех!»

Ее дыхание было учащенным, руки сжимались в кулачки. В кабинете никого больше не было: молнии из ее глаз разбивались о стену, а проклятия грохотали лишь внутри ее маленькой головки. Тишину нарушали лишь часы и едва слышный через закрытое окно шум улицы. Прошло около получаса, пока Анюта немного успокоилась. Нет, она не смирилась с дерзкой выходкой одного из своих коллег, но хотя бы смогла найти силы, чтобы дойти до кулера и сделать себе чай. Ей было немного страшно, вдруг все повторится вновь, но жажда взяла свое — сделав десяток робких шагов по коридору и столько же обратно, Анюта вновь оказалась за своим столом, теперь уже с кружкой чая.

К своим почти тридцати годам Анюта считала себя умной, современной и разносторонне развитой. У нее было два диплома, несколько хобби и кот. Она ответственно относилась к своей работе ассистента менеджера и надеялась достичь в будущем сияющих карьерных высот, поэтому тихо сидела в своем кабинете и ожидала, когда ее преданность и усердие заметит руководство и повысит в должности сообразно заслугам. Если бы не этот чертов коллега...

Анюта росла с мамой и бабушкой. Будучи от природы миниатюрной и хрупкой, она не могла понять, как можно громко разговаривать, спорить с начальством и твердо настаивать на своем, совершенно не беспокоясь о чьих-либо невысказанных мыслях и ожиданиях. Она всячески избегала конфликтов, но в тайне была очень признательна, когда этот негодяй как-то при всех поставил на место одну зарвавшуюся начальницу, которая поступила с Анютой несправедливо. Но сегодня он же совершил неслыханную подлость по отношению к Анюте. Тоже при всех. Стоя рядом с кулером, ему всего стоило сказать «доброе утро», как маленькие Анютины грудки вдруг резко напряглись под топиком, а набухшие и заострившиеся сосочки стали невыносимо тереться об эластичную ткань.

Анюта стеснялась размера своей груди, которая лишь немного выдавалась вперед, как-бы намекая на свое наличие. Всего лишь «единичка» с розовыми сосочками, которые еще коническими холмиками выдавались вперед. Поэтому бюстгальтеры с поролоновыми вставками были постоянными атрибутами ее гардероба, обеспечивая уверенность в собственной внешности большую часть года. Но сейчас было жаркое лето и один из тех немногих дней, когда Анюта все же надевала обтягивающий топик под прозрачную блузку: в такую жару ее грудки невыносимо потели и прели под бельем. И ведь все было хорошо, если бы не позор, который она перенесла у кулера...

Допив чай и немного успокоившись, Анюта написала о случившемся Дашуне — недавно уволившейся сотруднице, с которой они общались, хотя и не были близкими подругами. Дашуня была очень милой блондинкой с хорошей фигуркой и красивой грудью; обсуждая мужчин-сотрудников, она как-то пыталась поделиться своей сексуальной фантазией относительно того самого коллеги, но Анюта поняла все буквально и решила, что этот мужчина пугает своим поведением бедную девушку. Дашуню это сильно позабавило — ее очень заводила идея секса на работе с мужчиной на десять лет старше, секса, где ей отводилась подчиненная роль. Затем Дашуня вышла замуж и уволилась, эпизодически переписываясь с Анютой. В этот раз их переписка затянулась. Заинтересовавшись происшествием, Дашуня просила все новых и новых подробностей случившегося, включая описание Анютиных ощущений. Когда дело дошло до обсуждения вопроса, как наказать негодяя за такую подлость, Дашуня (давясь от смеха) написала Анюте, что решить ее проблему должен сам виновник происшествия. Искупить вину, так сказать. При этом Дашуня думала вовсе не о высоких материях, вроде попранной чести и справедливости, а о своих играх с мужем, где она наоборот занимала доминирующие роли и «наказывала» мужа, чтобы потом «простить» его и позволить овладеть собой.

Анюта восприняла совет буквально и, поеживаясь от не оставлявших ее новых ощущений под топиком, отправилась на поиски своего обидчика. Влетев в соседний кабинет, она остановилась у пустого стола и начала беспокойно оглядываться вокруг в поисках неприятеля. Но его не было на месте. Соседка по комнате, корпулентная блондинка с томным взглядом, увидев обеспокоенную Анюту, сказала ей, что лучше пойти поискать в подвале, после чего снова вернулась к созерцанию монитора. Анюта рванула в подвал, боясь не застать там «этого негодяя», как она теперь его называла. Ей повезло — дверь комнатки, совмещавшей функции архива и склада ненужной мебели их отдела, была открыта и оттуда слышалась какая-то возня. Внутри находился мужчина вполне заурядной внешности около сорока лет от роду, который перебрасывал стоящие на полу коробки с бумагой с поддона в дальний угол, чтобы освободить проход к архивным шкафам. Она зашла в комнату и довольно громко закрыла за собой дверь. Мужчина обернулся, а потом продолжил свое занятие. Это еще больше разозлило Анюту, которая пришла восстановить справедливость, а не наблюдать за тем, как какой-то мужик бросает коробки с бумагой с поддона в угол, вместо того, чтобы вымаливать ее прощение.

— Вам не стыдно так вести себя?! Взрослый же человек, а все ищете слабых, чтобы обидеть! — Анюта говорила громко и отчетливо.

— У тебя что-то случилось? — Мужчина обернулся, скользнув равнодушным взглядом по девушке, и собрался снова вернуться к работе.

— Случилось?! Да вы посмотрите что натворили! Не смейте притворяться, будто это не вы! — Анюта еще повысила голос.

Мужчина еще раз внимательно посмотрел на Анюту и пожал плечами. Анюта обычно тихо сидела в своем крошечном кабинетике и не устраивала скандалов, тем более ему и по непонятному поводу. Для такого рода скандалов у него уже была жена и ее выступлений было более чем достаточно.

— Так что случилось? — на его лице мелькнула тень заинтересованности. — Какие могут быть претензии?

Вопрос мужчины вывел Анюту из равновесия. Обычно она так не делала и скорее попыталась бы убежать, но не сегодня! Она подошла практически вплотную и тихим голосом (как ей показалось с легкими нотками хрипотцы) сказала ему:

— Вы действительно этого не видите и все отрицаете?

Мужчина с некоторым раздражением посмотрел на Анюту сверху вниз и спокойно поинтересовался, что он должен увидеть и об отрицании чего идет речь.

Внутри Анюты что-то произошло, и это очень напугало ее. Вместо слез и желания куда-то убежать и спрятаться, она двумя руками подняла блузку и топик под ней до шеи и взглянув в глаза мужчине твердо произнесла:

— Вот! Теперь вы видите!

Мужчина был удивлен столь необычным поведением известной офисной скромницы и внимательно посмотрел на оголенный перед ним торс, после чего снова поинтересовался, что он должен увидеть.

— Грудь! Вы видите что с ней?! Это ваша работа!

Не сдержавшись, он оценивающе прищурился и хмыкнул:

— Грудь? Это точно не моя работа. Скорее к пластическому хирургу.

Снова удивляясь себе, Анюта пропустила обидную реплику и, продолжая удерживать одежду у подбородка продолжила:

— Вы видите, что с ней! И вы в этом виноваты! Этим утром!

Анютин напор удивил мужчину — обычно с его стороны требовалась некоторая настойчивость, чтобы девушки начинали показывать свою грудь. Да и размерчик он предпочитал побольше.

— Сегодня с утра я занимаюсь тем, что пытаюсь добраться до нашего архива и убрать в него накопившиеся за полгода документы. Не знал, что тебя это настолько возбуждает, — он усмехнулся. — В первый раз вижу подобную реакцию на коробку с первичкой и отчетами.

— Но вы... вы должны что-то сделать! Я не могу так ходить весь день. Сделайте что-нибудь, — в голосе Анюты зазвучали уже просящие нотки. Она продолжала стоять перед мужчиной и даже немного подвинулась вперед, так что ее соски почти касались его рубашки.

— А сама себе помочь не хочешь? — Дело-то нехитрое.

— Нет, — смутилась Анюта. — Вдруг кто зайдет. А еще Даша сказала, что это вы должны всё исправить.

Последнее она сказала как-то совсем неуверенно и вопросительно посмотрела на мужчину. Тот улыбнулся и про себя подумал: «Вот Дашуню-проказницу я бы поисправлял. И отшлепал бы как следует, чтобы вредных советов тихим дурочкам не давала». Повисла пауза, во время которой один из напряженных Анютиных сосков коснулся мужской рубашки. Она негромко охнула от неожиданности и ощущения как от удара током. Рубашка немного поднималась с дыханием мужчины и ее плотная ткань гладила сосок.

— Ты действительно хочешь, чтобы я помог тебе справиться? — Мужчина говорил ласково, пытаясь предугадать дальнейшее поведение Анюты. Ситуация начинала его забавлять, главное чтобы девочка не кинулась теперь прочь с криками.

Анюта молча кивнула и вновь посмотрела на мужчину. В этот момент его пальцы слегка сжали оба ее соска и начали их легонько тянуть и покручивать. Дыхание Анюты участилось и стало шумным. Еще она поняла, что уже давно намокла. От стыда она густо покраснела, опустила голову и руки, так что руки мужчины теперь оказались накрыты тканью блузки, в то время как эластичный топик продолжал оставаться поднятым. Не зная, что дальше делать, она случайно коснулась рукой бедра мужчины и почувствовала под джинсами какое-то вздутие. Это был мягкий валик, проведя рукой по которому, она задумалась: «Неужели он подкладывает свернутый носок себе в штаны, чтобы все думали, что у него большой член? Пытаться показать, что у тебя большие половые органы — это же так глупо, по-животному». Однако повторно проведя рукой, она поняла, что под джинсами был спрятан вовсе не носок. Подняв голову, Анюта посмотрела в лицо мужчине, который ответил ей взглядом. В его взгляде читался интерес, как к новой игрушке, когда хочется узнать как она работает, но есть страх сломать ее неловким движением. Анюта снова опустила голову вниз, теперь уже за тем, чтобы расстегнуть и снять вдруг начавшую сильно мешать блузку. Вместе со все более нарастающим возбуждением начинала подступать паника:

— Что я делаю! Раздеваюсь перед незнакомым мужиком в каком-то подвале! Зачем? Через неделю я выйду замуж! Надо остановиться... Я ведь люблю Сашу... —

Мысли Анюты путались, а от продолжающихся манипуляций с сосками начинало хотеться большего. Раньше ей не приходилось переживать ничего подобного, да и столь сильного возбуждения со своим первым мальчиком и теперешним женихом Сашей она никогда не испытывала. Тихо застонав, Анюта освободилась и от топика, далее ее руки сами потянулись к молнии на юбке; к изумлению мужчины она внезапно оказалась лишь в трусиках и туфельках. Оголившись, Анюта вжалась грудью в его ладони, а руками стала гладить член через джинсы.

— Заводная какая, — подумал мужчина, а вслух спросил: — Ты действительно хочешь, чтобы мы продолжили?

— Да, — Анюта ответила тихо и покорно.

— Тогда возьми этот ключ и закрой дверь изнутри, — мужчина протянул ей ключ, радуясь про себя, что ключ от комнаты в подвале был лишь один.

Анюта оторвалась от ласкающих ее рук, быстро закрыла дверь и вернулась.

— Давай уж и трусики снимай, — хрипло шепнул мужчина.

Она нагнулась и сняла свои промокшие в промежности белые хлопчатобумажные трусики. Прижавшись голым телом к мужчине, она ощутила как его руки стали исследовать ее тело от плеч и дальше вниз. Вскоре одна рука уже мяла ей попку, а вторая скользила по лобку, спускаясь далее на внутреннюю поверхность бедер.

Снаружи раздались приближающиеся шаги. Анюта в ужасе замерла, слыша их приближение и ощущая, что поглаживающие лобок пальцы начинают проникать между ее пухленьких половых губок, скрытых растительностью. Шаги прекратились за дверью, кто-то подергал ручку, а затем пошел обратно. Анюта пыталась вздохнуть с облегчением, но вместо этого неожиданно охнула, когда почувствовала как широкая ладонь приподняла ей ягодицы сзади и одновременно средний палец другой руки проскользнул ей во влагалище. Один из пальцев поддерживающей ее сзади ладони оказался напротив ануса и слегка нажал на него не вторгаясь внутрь. Анюта ощутила себя рыбкой на крючке и чтобы сохранить равновесие подалась вперед на мужчину, пытаясь схватиться руками за широкий ремень. Мужчина понял ее движения по-своему и зашептал:

— Молодец, девочка, теперь расстегни ремень, и начинай снимать джинсы. Не торопись.

К моменту, когда Анюта справилась с джинсами, уже два пальца приятно двигались внутри нее. Стягивая с мужчины джинсы и трусы, она испытала острое желание остановиться — ведь скоро свадьба и происходящее совершенно неправильно. Но другая часть ее сознания, которая пришла откуда-то из глубины, оказалась сильнее: взяв на себя управление телом Анюты, она толкала ее к мужчине. Руки сами нашли уже поднимающийся член и начали его массировать для достижения полной эрекции. Получалось не очень хорошо и мужчина, положив свою руку сверху, показал как правильно дрочить. Во время секса с Сашей, Анюта лишь покорно ждала от него поцелуев, затем ласк груди и как основную часть прелюдии к соитию — прикосновения языка к клитору. Саша сам заботился о себе, работая языком в ее поросшей густым смоляного цвета волосом промежности; он одновременно приводил в готовность свой член рукой, после чего надевал презерватив и быстро входил в Анюту. Они планировали перестать предохраняться лишь после свадьбы.

В этот раз все было иначе: в ее руках росла и набухала какая-то колбасина, которая была очевидно больше, чем достоинство жениха и любопытство толкало Анюту действовать руками все активнее, чтобы узнать каков будет полный размер органа.

«Боже мой! Что я делаю?! Он такой большой! Я сравниваю его размер!» — мысли продолжали путаться в головке Анюты в то время как мужчина уже развернул ее спиной к стоящему рядом письменному столу и легким движением подсадил ее на край стола. Не теряя времени, он поднял и развел Анютины ноги, несколько раз провел головкой вдоль давно уже мокрой щели и начал вводить ее внутрь. Небритый лобок девушки заинтересовал мужчину, он коснулся его кончиками пальцев, погладил шерстку и двумя пальцами начал разводить заросли около половых губ, чтобы облегчить проникновение. Сверху появившейся розовой щели показалась горошинка клитора, а под ними — малые губки, уже начавшие пропускать вглубь головку. Слегка потерев клитор, мужчина усилил нажим. Девочка была мокрой, но очень тугой. Чуть подав тазом назад, мужчина снова подался вперед и головка проникла в Анюту. В этот момент она вздрогнула и посмотрела вниз. Изнутри ее распирало что-то горячее, но ощущение было приятным. Мужчина еще несколько раз поработал тазом вперед-назад. Войдя на две трети своей длины уперся в шейку матки. Анюта вздрогнула и попыталась слезть с протыкающего ее члена. Мужчина понял, что ей неприятно и немного вышел, затем плавно вошел до упора и снова вышел. С каждым разом он надавливал чуть сильнее, пытаясь растянуть короткое и узкое влагалище Анюты, которая начала потихоньку подмахивать навстречу его движениям.

Паника! Волна паники снова начала накрывать ее. Ей вдруг стало страшно, что мужчина разорвет ее своим органом изнутри. Одновременно и с огорчением она поняла, что у жениха член гораздо меньше и он уж точно не способен так глубоко и мощно овладеть Анютой. Самое же ужасное было то, что мужчина брал ее совершенно не заботясь о предохранении! К стыду и ужасу Анюты, ей это нравилось!

— Нет! Нет! Не надо в меня! У меня через неделю свадьба! Нет, не надо! — пропищала Анюта, продолжая насаживаться на член, теперь уже помогая себе, охватившими поясницу мужчины ногами.

— Не хочешь подарок? — мужчина ухмыльнулся. — Тогда в рот!

— Хорошо, только не в меня, — успокоенная Анюта стала отдаваться с особым усердием.

Через пару минут мужчина прекратил движения и приказал ей перевернуться на живот. Когда Анюта выполнила его просьбу, он вошел в нее сзади, удерживая ее за бедра. Он по-прежнему не мог полностью войти в тесное влагалище, но чувствовал, что внутри произошли изменения — будучи уже немного растянутым, оно приятно пульсировало, а шейка матки приняла форму таранящей ее головки. Это очень понравилось мужчине и теперь с каждым движением он замирал, вводя член на максимально возможную глубину и начинал крутить тазом, стимулируя стенки влагалища. Анюта стала отвечать его движениям, сильнее подаваясь навстречу, внутри нее нарастала волна возбуждения, готовая прорваться наружи цунами оргазма.

— Да! Да! Еще! — она требовала продолжения. Внезапно пелена сладкого забытья, окутывающая ее разум, отошла в сторону и уже рациональная часть сознания напомнила о когда-то прочитанном совете: чтобы еще больше стимулировать мужчину, ему надо говорить неприличные вещи, вести себя как шлюха.

— Выеби... те меня пожалуйста в попу! — неожиданно срывающимся голосом попросила Анюта, чем очень удивила мужчину. Ей стал как-то особенно стыдно и приятно одновременно, когда она поняла о чем только что попросила. Он посмотрел на маленькую дырочку ануса, которую ранее уже немного помял пальцем. Попка была явно девственной.

— Ты уже пробовала в попку? —

— Нет! Да! Пожалуйста!... А-а-а-а-а-а-а! — Анюта уже не могла говорить что-то внятное, поскольку начала судорожно кончать, хрипло дыша и повизгивая. Мужчина мягко зажал ей рот рукой, чтобы сделать ее потише. Рука, закрывшая рот, усилила остроту переживаемых Анютой ощущений. Она могла не сдерживать свои крики, заглушаемые сильной ладонью. Такой мощной, всесокрушающей разрядки она еще никогда не испытывала. Обессиленная, она лежала грудью и животом на столе, ноги уже не держали ее. Словно рыба, жадно хватая ртом воздух, она пыталась отдышаться, несмотря на продолжающееся проникновение в нее мужчины. Теперь он входил жестко и размашисто, приближая собственную разрядку. Вскоре он вышел из нее и обошел стол. Анюта подняла голову, не понимая почему прекратились толчки и тут же в ее раскрытый рот вошла головка члена. Больше принять она не смогла, тем более что мужчине хватило ощущения маленького теплого ротика, чтобы семяизвержение началось. Для Анюты происходящее стало неожиданностью и она машинально проглотила порцию спермы, после чего приподнялась и резко отпрянула. Головка выскользнула из ее рта и остатки спермы выстрелили ей на грудь.

— Вот тебе и средство успокоить твоих малышек! — мужчина улыбался. — Давай, втирай.

Анюта, продолжая глядеть на опадающий член мужчины, облизнула вдруг пересохшие губы и размазала капли спермы на груди, не забыв натереть ей соски. Кожу начало стягивать и ее соски действительно успокоились.

Мужчина уже стоял одетый, наблюдая за приводящей себя в порядок Анютой.

— Сейчас уже обед, я выйду первым, а ты пойдешь через пару минут.

— Хорошо, — кивнула Анюта.

Они молча покинули комнату в подвале, бросив там так и не убранные в шкаф документы. Обед помог скрыть их совместное отсутствие от коллег. Ближе к концу дня Анюта объявила всем о том, что взяла две недели за свой счет со следующего понедельника и что через неделю у нее свадьба. Коллеги поздравляли ее и переглядывались — была среда и предстояло найти свадебный подарок до пятницы. Перед уходом к ней заглянул Её Мужчина — после случившегося она про себя назвала его именно так. Хитро подмигнув, он сказал, что завтра едет на объект, а в пятницу сделает ей личный подарок — исполнит ее просьбу насчет попки. Жизнь начинала играть новыми красками.
2 838