Секс порно рассказы 😈 Pizdeishn.Net

Игра в покер. Часть 2

Я почувствовала руку Родика на своём бедре, когда он наклонился для поцелуя, но, что не было обычно для меня, для моего сознания... мне было интересно, сможет ли он определить по тонкой ткани моего платья, что на мне практически нет трусиков, лишь шнурки стрингов. Мой пульс в разы участился.

— Что ж, посмотрим? — ответила я, может быть, немного озорно. — Ночь ещё не наступила.

Он вопросительно посмотрел на меня, но тут же повернулся к остальным ребятам.

Они сразу уселись за маленьким квадратным деревянным четвероногим столиком, выдвинутым к центру кабинета, который был более уютным местом, чем гостиная, и начали игру.

Я сидела вдалеке от них в течение первого часа игры или около того, за бокалом вина за кухонным столом, где я могла взглянуть между делом на карточные розыгрыши и слышать разговоры игроков. Я заходила в кабинет пару раз, чтобы долить пива в бокалы и посмотреть, нужно ли что-нибудь кому-то из ребят. Мне показалось, что Родик однажды взглянул на меня дольше, чем обычно, с расплывчатой ​​распутной улыбкой на своём лице, и взгляд его задержался на на моей груди. Я убедилась, что он её хорошо разглядел, наклонившись как можно ниже.

Около восьми вечера прошел марафонский розыгрыш, с кучей затяжных торгов, и я чувствовала, как в воздухе витало большое напряжение, когда ставки увеличивались, а парни говорили всё тише и меньше подшучивали. Наконец раздался возглас Ивана, и я услышала кучу кукареканья о выигрыше банка, жульничестве, а также жалобы и нытье по поводу «Госпожи Удачи» от остальных игроков.

Я увидел, что лицо Андрея было мрачнее тучи, ему было нелегко проиграть, и догадалась по шуткам, что он поставил и проиграл больше всех.

Я неспешно вошла с подносом пива и открыла бутылки для всех.

— Похоже, кто-то выиграл больше, чем обычно, — сказала я небрежно, глядя на ребят.

— Иван немного поправил свой бюджет, — скривившись, сказал Родик, и добавил, — И не могу поверить, что он сделал нас двумя парами.

— Всегда тяжело быть проигравшим. — Я произнесла эту фразу с преувеличенным сочувствием, хотя думаю, что только Родик уловил мой тон.

Он окинул меня долгим взглядом, переводя взгляд с моих чулок на мои уже стоячие соски под платьем.

— Твой муж только что нанёс очень тяжелый удар по вашему семейному кошельку, делая ставки, как сумасшедший, — сказал он. — не уверен, что сегодня ночью он сумеет залатать пробоину в вашем бюджете.

Обходя игроков вокруг стола, я удостоверилась, что они видят движение моей груди внутри моего платья. По выражению лица Андрея я поняла, что он впервые заметил моё безрассудство. Его глаза отражали одновременно интерес и тревогу.

Глаза Ильи жадно следили за мной, как будто он никогда раньше не видел, чтобы грудь девушки свободно двигалась в блузке.

— Ну, мы не можем допустить, чтобы бедняга Андрюша дулся весь оставшийся вечер, это испортило бы жизнь всем, — произнесла я, и сделав глубокий вдох, «случайно» позволила открывалке для бутылок выпасть из моей руки и упасть под стол. Я поставила поднос рядом с картами и наклонилась под стол, чтобы достать открывалку.

Рука Андрея тоже потянулась к ней, но я остановила его прикосновением руки. Моё сердце колотилось.

Я пролезла под стол, зная, что, возможно, часть моей попки будет видна игрокам вместе с широкими черными кружевными краями на моих чулках. Так или иначе, я рассчитывала, что хотя-бы некоторым из них посчастливится насладиться этим зрелищем, пока я буду искать открывашку.

Под столом, конечно, было темнее, чем в остальной части комнаты, но я смогла увидеть промежности всех парней, устроившихся на своих четырех сиденьях. Пахло потом, немного затхлым, солоноватым, несвежими носками, ботинками, кожей и прочими мужскими ароматами.

Я подлезла к промежности Андрея, с замершим от страха сердцем, расстегнула ремень на его джинсах и вытащила член из трусов. Ребятам потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что происходит.

Как всегда, мне нравился его запах. Немного вспотевший, но с особым собственным запахом промежности, который никогда не переставал волновать мой нос и обоняние. Его пенис был мягким, но, слегка посасывая головку члена, и проводя языком по уздечке, я заставила его быстро затвердеть.

Но остальные игроки сообразили, что я слишком долго не вылезала из-за стола с открывашкой в ​​руке, и один за другим до них дошло, что там на самом деле происходит.

Воцарилась ошеломленная тишина, перемежающаяся нервным кашлем.

Я остро осознавала, что время неумолимо замедлялось, что я переступаю через некую красную черту, точку невозврата к предыдущей жизни, и моё невидимое присутствие пробило огромную брешь в сознании каждого из этих парней. Но всё, что они точно знали... так это то, что я была там, прямо рядом с ними, но внизу, и я делаю с Андреем что-то, что обычно происходило только наедине, для всех из них лишь в тишине и уединении их собственных спален, со своими собственными женами. Но их старый друг — хозяин этого дома... в их присутствии... как это возможно? Они всё уже прекрасно понимали, что в это время, пока они, как идиоты, замерли, прислушиваясь к тому, сто происходит под столом, член их друга банально сосут.

За столом было неестественно тихо, разве что, может быть, пивную бутылку подняли и снова поставили на стол. Все прекратили разговор и прислушивались к малейшему звуку, доносившемуся из-под стола, было понятно, что чувства у всех были начеку. Я представила, как они все смотрят на лицо Андрея, пытаясь понять, насколько ему нравится, когда его пенису доставляют удовольствие. Сначала он немного противился продвижению моего ротика к его яйцам, отталкивая меня своими бедрами, но быстро сдался. На самом деле, я не оставила ему никакого выбора.

Мне было приятно чувствовать, как его член растет у меня во рту, становится твердым, таким гладким и набухшим на моём языке и губах. Я специально стала издавать немного больше шума, чем обычно при минете, звуки мокрого облизывания, причмокивания и тому подобную дребедень, которые я подсмотрела в порнофильмах, зная, что ребята наверху будут внимательно прислушиваться к этим звукам.

Я прекрасно понимала, что в пределах досягаемости моего рта и рук были еще три вздыбленных члена. Чтобы добраться до любого из них, от меня не потребуется больших усилий. Под столом было темно, пространство было замкнутым, почти клаустрофобным, но чрезвычайно соблазнительным. Моя пизда стала влажной. Я снова почувствовала себя девочкой, делающей что-то опасное и смелое на первом свидании, что могло доставить мне неприятности или о чём я могла бы пожалеть на следующий день.

Наконец, раздался нервный смех, и Илья сказал: «Ну, похоже, чувства проигравшего успокаиваются.» Последовал небольшой смешок, немного натянутый.

Через несколько минут, которых было достаточно, чтобы Андрей успокоился и начал немного подмахивать мне своим членом, но едва я почувствовала, что он приближается к финалу, то тут же отступила от его хуя и снова села на корточки. Пришлось склонить голову, не было места, чтобы нормально сесть. Я еще не выходила из под стола.

Последовало долгое неловкое молчание. Я начала задаваться вопросом, собираюсь ли я давать инструкции игрокам, вроде бестелесного голоса феи из-под их ног, чтобы продолжить игру, когда Родик, казалось, интуитивно понял, что произойдёт дальше.

— Думаю, что сейчас моя очередь проиграть, — сказал он уверенно, и я услышала, как он тасовал и раздавал карты по очереди остальной команде, и начался еще один раунд покера.

Я смотрела на каждую промежность, одну за другой, пытаясь представить, как может выглядеть каждый член под их брюками. Мои нервы были на пределе, следующая часть моего плана теперь реально меня очень волновала.

Шутки звучали намного реже, чем обычно, и были немного надуманными. Эта партия была намного короче, и Родик проиграл, а Илья снова немного выиграл.

Мои руки слегка дрожали, когда я возилась с ширинкой и поясом Родика. Когда-то давно, в студенческие годы, я была очень хороша в такого рода тайных начинаниях и приключениях. Наконец, его член вырвался наружу, не совсем вертикально, но вряд ли мягко. Я провела языком по его крайней плоти вверх и вниз пару раз, и почувствовала, как его тело напряглось, когда я взяла его головку в рот для первого движения.

Ребята молчали, и я снова представил взгляды всех игроков на лице Родика.

Я двигалась очень медленно, поднимая и опуская губы по гладкой, возбужденной головке его члена, и Родик очень быстро застыл с блаженным, как я представила себе, выражением лица. Моё сердце колотилось. У меня не было никакой обратной связи от экипажа игроков в покер, кроме их нервных телодвижений на стульях, и нескольких неуклюжих слов и, конечно же, движений бёдер Родика, когда он был под воздействием моих чар. Он пытался удержать их неподвижно, но безуспешно, непроизвольные конвульсии время от времени сотрясали его тело.

Это был мой первый член, кроме хуя Андрея, за последние двенадцать лет. Пенис Родика действительно отличался от члена Андрея. Головка на члене Родика была узкой и заостренной, и его крайняя плоть легко скользила вверх и вниз, когда мой рот обхватывал его, и по какой-то причине, мне нравилось просто касаться пальцами этого хуя, поглаживать его, баловаться с его крайней плотью, сдвигать её вверх и вниз, массировать яйца, наблюдая, как его член выходит из ножен, а затем снова покрывается ими.

Но нескольких минут работы моим ротиком было достаточно, чтобы его бедра начали беспокойно двигаться, и я остановилась. Я хотела, чтобы каждый из них был полностью возбужден больше всего в своей жизни к тому моменту, когда я вылезу из-под стола во второй части представления моего самого интересного вечера.

Следующим «неудачником» опять оказался Андрей, его твердый член снова комфортно лежал у меня во рту, а затем вновь повезло Родику. Первый недовольный ропот сверху за столом наводил на мысль, что теперь возникли некоторые сомнения в том, действительно ли все игроки с одинаковым энтузиазмом играли на победу.

Когда Родик проиграл, ещё до того, как я взяла его член в рот во второй раз, Илья настоял на том, чтобы посмотреть карты, которые Родик сбросил в то время, когда последний игрок всё еще делал ставки.

— Королева! — возмущенно сказал он. — Ты сидел на Королеве!

Илья «проиграл» следующую раздачу, и в этот раз я нервничала даже больше, чем в первый раз с Андреем, когда я всё это только начала.

Я понятия не имела, чего мне ожидать, но мне уже давно хотелось вытащить член Ильи и посмотреть, что он из себя представляет. От него приятно пахло опилками и потом, и я чувствовала тепло, исходящее от его промежности.

Хуй Ильи был уже чертовски тверд, когда мои губы добрались до него. У него была большая круглая выступающая головка на пенисе, его ствол показался мне очень толстым, настолько, что я не смогла полностью обхватить его пальцами и не смогла удержаться от того, чтобы одной рукой поласкать его яйца. Он раздвинул ноги, чтобы облегчить мне доступ к его богатству.

Моя собственная промежность в этот момент сочилась, я чувствовала, как жидкость из неё начинает течь по моим бёдрам. Моё воображение разыгралось, мне так хотелось выбраться из-под стола, может быть, на кровать, и чтобы член Ильи начал проделывать со мной разные милые вещи.

Я действовала медленно и тщательно, возможно, проводила с членом Ильи больше времени, чем даже с Андреем, и его член был твердым и прямым, словно охотничий шомпол, направленным прямо вверх, без малейшего изгиба. Головка хуя казалась мне прекрасной в тусклом свете, и на кончике её вдруг показалась прозрачная капелька. Я тут слизала её, ощутив во рту солоноватый и немного терпкий привкус.

Я провела под столом около получаса. Достаточно времени, чтобы каждый член получил хотя бы один подход моего ротика и шаловливых ручек и немного слишком, чтобы моим коленям стало окончательно неудобно. Иван был последним, кому я отсосала под столом, и он казался мне единственным слабым звеном в моём плане.

Иван был ярым христианином, единственным в группе, кто никогда не пропускал ни единой воскресной службы в церкви. Он был предан своей жене Софии, невысокой, невзрачной, почти безвкусной женщине в возрасте всего около тридцати пяти лет, и если кто-то собирался отказаться от моего минета или тем или иным образом создать проблемы в реализации моего хитроумного плана до конца вечера, то это был именно он.

Но к тому времени, как он проиграл, я обнаружила, что еще до того, как я начала вытаскивать его член из штанов, он уже был твердым. Как скала. Я ободряюще крепко сжала его яйца и обнаружила, что его головка его члена уже выскочила за крайнюю плоть, которую я стянула вниз до конца. У него был маленький и тощий пенис, но его возбуждение не подлежало сомнению. Мне не составило никакого труда полностью взять член Ивана в рот и даже незаметно для себя проглотить его головку размером с лесной орешек.

Тогда мне в голову пришла странная мысль, что, возможно, София никогда не сосала его. Я бы не удивилась, если бы узнала, что на протяжении всей своей совместной семейной жизни они трахались только в классической миссионерской позе, потому что Библия не допускает иного совокупления. Возможно, это были первые губки, которые когда-либо касались пениса Ивана.

Другие парни молчали, пока я работала с их другом, и довольно скоро его бедра начали содрогаться. Я держала их всех под контролем, и мне это нравилось, поэтому я решила продолжить мою собственную игру по моим правилам, и остановилась, выпустила из губ головку Ивана и сознательно очень медленно выбралась из-под стола.

Я встала с достоинством, а мои колени были благодарны мне за этот перерыв. Я встряхнула головой, чтобы выровнять волосы, поправила платье и по очереди посмотрела на каждого из игроков.

Я вопросительно взглянул на Андрея, и его глаза блестели. Затем я вопросительно приподняла бровь, и он слегка утвердительно кивнул.

— Отлично, ребята, это было очень мило! — Я посмотрела на каждого из них с искренней улыбкой. Мой голос был мягким, вкрадчивым и ободряющим. — Наконец-то, после стольких лет жизни в этом городе мне удалось сыграть в покер.

Родик с трудом подавил смешок.

— Хочу вас обрадовать. Мы можем продолжить в том же духе, если вы все на это согласны.

Они нервно посмотрели друг на друга, особенно внимательно изучив лицо Андрея, и кивнули. Затем я почувствовала, что их глаза уткнулись в моё тело, лаская взглядами его формы, мои ноги в чулках и мою грудь, свободно лежащую в моём платье. В сосках у меня покалывало. Они были торчали сквозь платье, каждое моё движение возбуждало их касанием тонкой ткани.

— Пара вещей! — Мой голос был почти на грани срыва, но мне удалось сохранить его спокойным и ровным. — Во-первых, это, наверное, единственный раз, когда мы получили такую уникальную возможность сотворить то, что нам всем доставит истинное наслаждение. Маловероятно, что повторится снова.

Мне показалось, что Родик и Иван выглядели немного смущённо, но всё кивнули в знак согласия.

Я не могу и не хочу удерживать вас от обсуждения происходящего сейчас между собой, но обещайте мне мне, что больше не будет никаких разговоров после того, как вы покинете стены нашего дома? Никакого упоминания об этом за пределами этого небольшого круга друзей?

Их головы энергично закивали.

— То же самое касается и меня, — сказала я. — конечно, я поговорю с Андреем! — И я многозначительно посмотрела на него, а он одарил меня нежной улыбкой, — Но больше ни с кем. Никаких жен!

При этих словах Иван нервно вздрогнул.

— Или кого-либо ещё. Пусть это будет нашим маленьким секретом. Больше о нём никто и ничего не узнает.

— Тебя это устраивает, любимый? — Мой взгляд перешел на мужа. — Я, в любом случае, полностью принадлежу тебе.

Думаю, мне нужно было устное подтверждение от Андрея, но теперь я была совершенно уверена, что он хочет продолжения этого вечера так же сильно, как и я, даже если он и не совсем понимал, к чему всё идет.

Он подошёл и страстно поцеловал меня, а затем сжал одну из моих ягодиц. Итак, я получила ответ на свой вопрос.

Я села на мягкий стул в углу комнаты и сильно наклонилась вперед.

— Мальчики, вы меня взволновали, — сказала я, глядя на каждого из них долгим похотливым взглядом. — Так почему бы вам не сбросить с себя свою амуницию и не дать мне познакомиться поближе с каждым из вас... ещё немного?

Они переглянулись. Илья первым снял ботинки и носки, затем рабочие штаны и боксеры. Его пенис, толстый и твердый, торчал примерно горизонтально, высовываясь из-под рубашки. Мой рот моментально наполнился слюной.

Он медленно подошёл ко мне, сначала украдкой взглянув на Андрея, который тихим взглядом подгонял его ко мне.

Илья пристально смотрел на меня сверху вниз, а я смотрела на головку его члена, в паре сантиметров от моего лица. Он был большим, опухшим и красивого красно-пурпурного оттенка. Я закрыла глаза и взяла его в рот.

Он был таким гладким, таким полным, распухшим от желания. Я шарила одной рукой по его яйцам, беспокойно двигая их пальцами в тугом мешочке, и слушала, как другие ребята снимают с себя обувь и штаны.

Мой рот был вынужден растянуться, чтобы пройти по его стволу, и я медленно поднялась по нему и вновь опустилась. Это был не тот член, который я могла принять в себя полностью, как миниатюрный хуй Ивана.

Следующие пять минут были восхитительны. Я не сосала его член непрерывно всё это время, и на самом деле, мне особенно нравилось держать его пенис в вертикальном положении в одной руке, пока я лизала его огромные яйца, беря каждое из них в свой рот и сосала. Краем глаза я могла видеть других парней, прикованных к происходящему на сцене, некоторые из них держали руки на своих членах и слегка подрачивали их.

Но скольжение губами по стволу Ильи — остановка на линии его головки, чтобы языком немного поиграть с её венчиком и легкая игра губами по этому острому, чувствительному краю — это было супер-сладко. Он держал руки на бедрах, и я не осмеливалась смотреть ему в лицо, но знала, что он смотрел на меня, наблюдая, как я держу его здоровый хуй во рту...
1 475