Секс порно рассказы 😈 Pizdeishn.Net

Наваждение

Изложение одного сна, не более того. Логика персонажей ясна не до конца. Возможно, будет продолжение.

Я стояла в ювелирном магазине и рассматривала фигурные серебряные бусинки, стараясь не замечать недовольных взглядов продавщицы. Её можно было понять: провела в магазине целый час, на контакт не иду, и это уже третий мой визит за неделю, при том, что в прошлый и позапрошлый раз я ничего не купила. Я всё это понимала, но... Эти бусины, в виде кораблей, экзотических цветов и драконов были просто потрясающими, а денег у меня всегда не было. И, в конце концов, лавочки на то и существуют, чтоб можно было зайти и посмотреть, правда? Колокольчик на входе звякнул, я невольно оглянулась и увидела, как внутрь входит Мой Идеальный Мужчина. До этого момента я даже и не подозревала, что у меня есть какой-то идеал. Но вот же он: длинные чёрные волосы собраны в хвост, бледная кожа, чуть выше меня, чуть угловатые черты лица с чётко выделенными скулами и углами челюсти. У меня аж дыхание перехватило, особенно когда он прошёл мимо меня, и я почувствовала его запах... Или запах его парфюма? Не могу описать его, не могу понять почему, но внизу живота что-то сладко дёрнулось. Пока я пыталась справиться со своими чувствами, красавец мазнул взглядом по витрине, подошёл к профессионально улыбающейся продавщице, лёгким, нечеловечески быстрым движением свернул ей шею, сгрёб содержимое одной из витрин в сумку и обернулся ко мне. Вот так просто? Среди бела дня? Я застыла на месте. Было ужасно страшно. Я готовилась умереть и при этом продолжала любоваться своим потенциальным убийцей. Нелепо. «Зато в последний миг своей жизни вижу что-то красивое» — мелькнула мысль в моей голове. Ооох...

Взгляд убийцы чуть изменился (Кстати, кто надевает линзы с вертикальными зрачками на ограбление? Зачем?).

— Пойдёшь со мной? Хорошо обращаться не обещаю.

И я пошла. Сама не знаю, зачем я это сделала. Боялась ли я, что он убьёт меня в противном случае? Влюбилась с первого взгляда? Или просто хотела изменить свою скучную, опостылевшую жизнь? Шли мы довольно долго, через два парка, пока не вышли к машине со стёршимися номерами. На ней мы ехали около получаса. И всё это время запах мужчины будоражил моё воображение, лишал воли и дурманил разум. Пару раз я осмелилась задавать вопросы.

— Куда мы идём?

— Ко мне.

— Вы убьёте меня?

Он посмотрел на меня своими странными глазами с вертикальными зрачками, немного помедлил и ответил:

— Пожалуй, нет.

Наконец мы припарковались в какой-то промзоне, у здания, похожего не заброшенный завод. Колючая проволока на заборе, пыль... Всё, как полагается. Я поёжилась. Если он собирается меня пытать, места лучше не найти. Чуть замешкалась, в первый и единственный раз раздумывая, не попробовать ли мне сбежать. Но, кажется, уже было поздно. Мы поднялись по лестнице и прошли по грязному коридору, которой выглядел весьма заброшено. Он открыл неприметную дверь, втолкнул меня внутрь и сам зашёл следом. Неожиданно я оказалась в современной городской квартире, обстановка выглядела чистой и новой. Контраст со зданием был удивителен. И, всё же, это не была обычная квартира. Никакой прихожей, мы очутились в довольно просторной комнате, представлявшей собой помесь спальни с гостиной: прямо перед нами двуспальная кровать, чуть дальше пара кожаных диванов со столиком, как в кафе, ещё дальше — бар и несколько шкафов, ещё одна дверь. Ламинат, белые стены, никаких окон. Зал был слишком большим для того, чтоб казаться уютным.

— Раздевайся.

Я аккуратно сняла кроссовки и поставила в угол. Куртки на мне не было, так что я просто отошла от двери.

— Раздевайся.

Я растерянно посмотрела на него. Потом до меня дошло. Эээ... Что, так сразу? Сердце забилось чаще. Ну что ж, я уже решила для себя, что буду во всём слушаться этого странного, непонятного, страшноватого человека. Сняла джинсы, футболку, аккуратно сложила прямо на полу. Сверху положила трусики, носки и лифчик. Незнакомец холодно рассматривал моё тело, и мне вдруг стало немного обидно. Неужто я ему совсем не нравлюсь? В то же время я была очень возбуждена. Казалось, готова была умереть за его улыбку.

— Извините... Как вас зовут?

Удар, вспышка пронзительной боли, и я оказалась на полу. Мужчина сухо улыбнулся.

— Олег. И да, я буду тебя бить, — он внимательно посмотрел мне в глаза, и я судорожно сглотнула, — мне, знаешь ли, это нужно. Можешь считать, что я питаюсь твоей болью.

Он погладил меня по щеке, и я невольно подалась к нему, за его ладонью, пытаясь продлить это прикосновение... Да что за наваждение такое? Между ног было очень мокро и горячо, я текла как последняя сучка от простого прикосновения человека, который меня ударил. И который, кажется, всё же собирается меня пытать. Обещал не убивать, уже хорошо.

— Вы не покалечите меня?

Пощёчина. Ещё. И ещё. Я не пыталась уклониться. Какая-то часть меня воспринимала эти удары как ласку. Неважно как, но он коснулся меня! Смотрел на меня... Я заметила, что во время удара выражение серых глаз с вертикальными зрачками немного смягчалось, а в уголках губ появлялась улыбка. Внизу живота что-то сладко дёрнуло.

— Пока не собираюсь.

Это подчёркнутое «пока» настораживало, но... Мне было всё равно. Хотелось целовать пальцы его ног, но не хватало решимости. Мои соки испачкали пол, на котором я сидела, щёки горели, немного звенело в ухе. Тыльной стороной ладони Олег хлестнул меня по лицу, а затем провёл пальцем по припухшим губам. Мир будто померк. Электрический разряд прошёл сквозь тело. Я тяжело задышала. Хотелось больше прикосновений. Ламинат холодил голую кожу, между ног было мокро и горячо.

Олег приподнял меня и кинул на кровать. Я оглянулась, чтобы увидеть, как он снимает ремень. Удары посыпались на моё тело. Чтобы хоть как-то отвлечься от боли, начала считать удары про себя. «Завтра я буду вся в синяках и не смогу сидеть, и, может быть, даже ходить. » — промелькнула мысль. На тридцатом ударе я закричала. На тридцать пятом потеряла счёт. Слёзы текли из глаз. Всё тело горело и ныло, я дёргалась в безнадёжной попытке смягчить боль. Это было совершенно невыносимо. А избиение всё продолжалось и продолжалось. Не знаю, сколько прошло времени. Плач переходил в стоны и жалобный скулёж. Когда удары закончились, меня всё ещё продолжало трясти. Простыня намокла от слёз. Когда холодная ладонь дотронулась до спины, я дёрнулась. Спину, ягодицы и бёдра саднило. Любое прикосновение к измученной коже было болезненным.

— Шшш... — Олег мягко провёл по моей спине, и я почувствовала, как удовольствие мешается с болью. Он наклонился ко мне и языком слизал высохшие дорожки слёз с моего лица. Контраст между этой внезапной лаской и предыдущим жестоким обращением ошеломил меня. Он продолжил покрывать поцелуями спину и шею, и, удивительное дело, казалось, что от его поцелуев тело действительно болит меньше. Его руки скользили по моему телу, лаская грудь и ягодицы. Наконец пальцы проникли между моих ног, лаская потаённые складочки половых губ, и неожиданно я поняла, что всё ещё теку.

— Становись на четвереньки.

Я повиновалась. Пальцы двигались от входа во влагалище и клитору и обратно, заставляя двигаться навстречу. Боль в измученном теле отошла на второй план. Он обвёл клитор по кругу, в голове взорвался фейерверк, приятное тепло разлилось по всему телу и я забилась от удовольствия. Я почувствовала рядом со входом во влагалище головку члена, и через секунду он уже насаживал меня на себя. Ооох... Казалось, весь мир сжался до размеров его члена. Это было совершенно восхитительное чувство наполненности. Хотелось продлить и усилить его максимально. Хотелось чувствовать этот восхитительный хуй как можно глубже в себе. Запах его пота смешивался с запахом моего пота и моих выделений. Хотелось пропитаться этим ни на что не похожим запахом секса. Матка с влагалищем запульсировали, и вместе с ними, казалось, запульсировало всё моё тело. Пальчики на ногах напряглись, я смяла простыни в горсти.

— Шлюха, — прошептал он мне в ухо. В голосе слышалось мягкая насмешка. От этих слов внутри моего тела поднялась вторая волна оргазма.

— Да... — жалобно откликнулась я, двигаясь ему навстречу. Никогда не чувствовала себя лучше. Казалось, я чувствовала себя слишком, невозможно хорошо. Я чувствовала его руки на своих бёдрах, он задавал темп. В тишине выделялся хлюпающий звук.

— Вещь, — тем же тоном продолжил он, входя в меня на всю длину.

— Твоя... — выдохнула я. Член внезапно покинул мою дырочку, я ощутила огромное разочарование. Казалось, закончился лучший момент жизни, и никогда ничего столь же хорошего больше не случится. Хотелось продолжения. Но Олег просто перевернул меня на спину и вошёл вновь. Какое облегчение. Складки простыни впивались в спину. Я утонула в этих глазах с кошачьими зрачками. Стоны заполнили комнату. Удовольствие затопило Вселенную. Он пресёк мои попытки обнять его, перехватив руки. В одной своей руке он держал оба моих запястья. А затем он кончил прямо в меня. И... я почувствовала его оргазм сильнее собственного. Моё тело ответило новыми волнами удовольствия, низ живота запульсировал, но это было ничто по сравнению с другим неописуемым ощущением, распространяющимся по телу. Я действительно ощущала его сперму внутри себя. Ощущала, как она впитывается в моё влагалище. И мне казалось, будто это что-то меняет в моём теле. Олег отстранился, нежно провёл рукой по моему разгорячённому телу, а затем небрежно столкнул меня на пол с постели.

— Доброй ночи.

Электрические разряды после оргазма всё ещё бродили по моему телу. Я ощутила жгучую обиду. Неужто я бы помешала ему спать? Мне нужно было прикасаться к нему, чувствовать его тело... Локоть Олега свесился с кровати, и я, немного подождав, робко прижалась щекой к его ладони. Так и задремала.
412