Футбольный сезон

На дворе стояло лето, и до начала нового футбольного сезона среди женских команд оставалось ещё чуть больше недели, однако поле в это тёплое утро не пустовало. Девушки не тренировались, нет. На сегодня была назначена предсезонная фотосессия к комплекте новой формы, но даже когда запланированное мероприятие подошло к концу, расходиться футболистки не спешили. Они рассказывали, как провели парочку выходных, полученных после сбора, смеялись над всё время смущающимся от неиссякаемого женского внимания новеньким фотографом, обсуждали новый трансфер команды-соперницы и щебетали ещё на массу других тем.

— Смирнова! — раздалось вдруг голосом главного тренера, и когда девушка повернулась, Травников жестом попросил её подойти.

— Слушаю, Роман Иваныч.

— Люд, там потенциальный новый инвестор приехал, хочет с кем-нибудь из игроков пообщаться. Сходи, а? Он в моём кабинете.

Девушка охотно согласилась и, сбегав на прощание обнять одноклубниц и сказать Маринке, чтоб не ждала, поспешила на административный этаж. Туда, где в самом конце коридора разместился небольшой, но довольно уютный кабинет главного тренера команды.

Люда успела заглянуть в дамскую комнату — проверить не растрепались ли на ветру её заплетённые вокруг головы два русых колоска и оценить, хорошо ли появляться перед высоким гостем в игровой форме. Понравившись самой себе, она подмигнула в зеркало, и уже через минуту предстала перед мужчиной, планирующим вложиться в их молодой клуб.

— Добрый день! — улыбнулась Люда, прикрыв за собой дверь.

— Здравствуйте-здравствуйте, — повесив на кресло свой пепельно-серый пиджак, обернулся мужчина. — Позвольте представиться: Фролов Максим Леонидович, — он подошёл совсем близко и, сжав девичью ладошку, оставил на коже лёгкий поцелуй. — Местный бизнесмен, очень почитающий женский футбол.

— Людмила Смирнова. Играю в «Комете» на позиции полузащитника.

— Очень, очень приятно, — не выпуская руки Смирновой, отозвался инвестор. А затем мягко обхватил её за талию, развернул вокруг собственной оси и подвёл прямиком к диванчику в углу кабинета. — Присаживайтесь, Людочка. Чего стоять? Давно вы играете в «Комете»?

— С самого основания команды. Вот уже четвёртый сезон пойдёт, — улыбалась Люда, рассматривая сидящего рядом Фролова.

От него веяло тонкими нотками приятного одеколона и недавно выпитым кофе. На тёмных, почти тёмных волосах виднелись несколько серебристых ниточек, но эта ранняя — ему нельзя было дать больше сорока — седина ничуть не портила Максима Леонидовича. Напротив — придавала статуса. Он был среднего роста, с небольшим животиком и почти идеальной осанкой.

Смирнова откровенно залюбовалась мужчиной перед собой, потому не сразу обратила внимание, что его рука легла на её не прикрытое колено. Она поднялась чуть выше, и Люда словно очнулась.

— Не нужно, — попросила она, убрав его ладонь со своей ноги.

— А это на вас новая форма? — спросил Фролов, и Люда кивнула, подтверждая его слова, чуть привстала, одёрнув края оранжевых шорт и точно такого же оттенка футболку с пятёркой косых полос алого цвета через плечо, и вновь опустилась на край диванчика. — Очень красивая. Цвета такие насыщенные. И на ощупь приятная, — положив ладонь выше Людиного колена, добавил Фролов.

Люда промолчала, потому как руку мужчина сразу убрал.

— А позвольте, я посмотрю, как эмблема выполнена, — отозвался Фролов. Он мимолётно коснулся рукой вышитого на ткани значка, а в следующее мгновение уже обхватил ладонью девичью грудь. Люда отпрянула в сторону, и мужчина тут же поднялся на ноги, отходя обратно к столу, у которого оставил свой костюм. — Действительно прекрасная форма, — бросил он, словно и правда рассматривал форму, а не откровенно лапал футболистку.

Девушка не успела рассмотреть, что Фролов достал из внутреннего кармана пиджака, поскольку стоял мужчина к ней спиной. Лязгнула пряжка ремня, и Люда сначала решила, что ей показалось, но потенциальный спонсор повернулся к ней лицом, в одну секунду справился с молнией и приспустил свои брюки.

— Вы что?! — подскочив на ноги, изумилась Смирнова. Максим Леонидович тем временем опустил резинку своих боксёров, и Люда поспешила отвести взгляд в сторону. — Я пойду, — бросила она и метнулась в сторону двери.

— Людочка, куда же ты? — поймав девушку у выхода, спросил Фролов, разворачивая её. Он улыбался, заглядывая ей в глаза, но в тоже время крепко сжимал её запястье, причиняя ощутимый дискомфорт. — Мы ещё не всё обсудили. Присаживайся, — он подтолкнул её в спину, и Люда вопреки своей воли рухнула на диван.

— Максим Леонидович, о клубе вам лучше расскажет руководство, — лепетала Смирнова, вжавшись в спинку дивана. — Я ведь просто игрок, не знаю финансовых и организационных тонкостей.

— Мне и не нужны от тебя все эти тонкости, — отозвался Фролов.

Он успел сбросить с себя брюки и боксёры и уже раскатывал презерватив вдоль привставшего члена. Люда забилась в угол диванчика, притянув колени к груди и судорожно соображала, что может её спасти. Девчонки разъехались, Травников отправился на какие-то съёмки для клубного телевидения — она сама видела, как они дружно удалились на поле, оговаривая, что на всё уйдёт около часа. Надеяться она могла только на то, что кто-нибудь без стука войдёт в кабинет и остановит Фролова.

— Максим Леонидович... не нужно...

— Теперь я решаю, что нужно, — уверенно заявил Фролов, и в голосе его не осталось ни капли той любезности, что была в начале знакомства. Не то, чтобы он говорил грубо, но так холодно и с абсолютной уверенностью в себе, что у Люды мороз пробегал по коже. — Не надо было пытаться сбежать.

Фролов подошёл уже вплотную к дивану, Люда сильнее вжалась в его мягкий бортик, словно надеясь, что сможет с ним слиться, и зажмурилась, не зная, что делать. Он сильными руками сжал её лодыжки и потянул девушку на себя, распластовывая её, насколько это было возможно, по сложенному диванчику.

«Надо было бутсы надевать на съёмку, — пронеслось у Люды в голове. — Полоснула бы его сейчас шипами».

Она попыталась лягнуть Фролова ногой, но тот словно и не заметил этого сопротивления. Он сел на девушку, придавливая её ноги к дивану, перехватил запястья у неё над головой, и ладонью правой руки спешно закрыл Люде рот, едва она начала кричать о помощи.

— Будешь орать — я заткну тебе рот грязной половой тряпкой, — процедил он сквозь зубы. — А лучше заплачу каждому на этой базе, и тогда кричи не кричи — никто внимания не обратит. Подумаешь, сучка под инвестором визжит.

Фролов убрал ладонь от её лица, одним движением стянул с себя галстук и принялся обматывать тонкую полоску ткани вокруг изящных девичьих запястий.

— Максим Леонидович... — тихо хныкала Люда. — Пожалуйста...

— Не ной, трахну я тебя, — усмехнулся в ответ Фролов. — Трахну.

Он чуть поднялся, нависая над Людой, и одной рукой крепко вцепился в ткань её форменных шорт, стягивая их сантиметр за сантиметром. Смирнова собралась с силами и принялась отчаянно вырываться, мужчина сжал её связанные запястья, вновь заведя руки за голову, и лишь увереннее потянул её шорты, то и дело грубо отбрасывая в стороны Людины ноги.

— Отпустите меня, — молила о пощаде футболистка. — Пожалуйста. Я никому ничего не расскажу.

— Конечно, не расскажешь, — усмехался ей в лицо Фролов. — Нечего ещё пока рассказывать. А вот сейчас я сниму с тебя трусики...

Смирнова плотнее свела ноги вместе, пытаясь не позволить Максиму Леонидовичу стянуть с себя трусики, тонкая ткань которых сейчас только и отделяла её тело от его уже во всю торчащего члена.

— Чего ты ломаешься, как целка? — выпустив Людины руки из своей крепкой связки и сжав ладонями её оголённые бёдра, встряхнул девушку Фролов. — Тебя ведь точно уже ебали. Ебали ведь? — спросил он, но Люда не отреагировала, отворачивая лицо в сторону.

Фролов за молчание шлёпнул её по левой ягодице. — Я спрашиваю: трахают тебя?!

— Да, — отозвалась девушка дрожащим голосом.

Фролов поднялся с дивана, стягивая прочь Людины шорты и трусики, застрявшие на её лодыжках. Одежда полетела на пол и, воспользовавшись моментом, Смирнова максимального свела ноги, поджав их к груди, и снова забилась в угол дивана.

Бизнесмен откровенно смеялся над её попытками укрыться от него и спастись от изначально задуманного им секса. Фролов сильно потянул Люду за ноги, укладывая девушку на диван и снова склонился над ней, забравшись на диван.

— Пожалуйста, не надо, — отчаянно заскулила девушка, сводя ноги и пытаясь укрыть свою абсолютно голую промежность.

Мужчина ухватил Люду за колени, не позволяя ей вывернуться, и уверенно надавил, дабы раскрыть себе доступ к манящим участкам девичьего тела. Она боролась изо всех сил и, выведя в итоге Фролова из себя, добилась лишь того, что получила звонкий шлепок по попе, сильно обжёгший нежную кожу.

— Я всё равно тебя выебу. Как бы ты не сопротивлялась.

Люда пыталась оттолкнуть Фролова, связанными руками упираясь то ему в плечи, то в грудь, но сдвинуть инвестора не получалось ни на сантиметр. Он на мгновение выпустил из рук её бёдра, склонился ближе, нависнув сразу над всем Людиным телом, и задрал к верху её форменную майку сразу вместе со светлым лифчиком из одного комплекта с трусиками, уже стянутыми с её юного тела.

— Что же ты прятала от меня такую красоту? — отозвался Максим Леонидович, поочерёдно сжав каждую из грудей.

Он откинулся обратно, руками изучая стройные Людины ножки, проскользнул между сжатых коленей и наконец обжёг своими ладонями её кожу на внутренних участках бёдер. Люда попыталась сильнее свести ноги, но Фролов надавил и сумел развести её колени в разные стороны.

— Какая прелесть, — удерживая одну из ног, инвестор свободной рукой коснулся открывшихся взору девичьих прелестей. Погладил по гладкому лобку, чуть развёл в стороны половые губы, мимолётно скользнул пальцем по бусинке-клитору. — Знал бы — приехал бы пообщаться раньше.

Он ухватил Смирнову за ноги, удобнее для себя расположив на диване, пропустил мимо ушей её очередную мольбу отпустить её и придвинулся вплотную к её бёдрам.

Люда почувствовала, как кожи у неё между ног коснулся торчащий колом член спонсора, облачённый в презерватив, и попыталась ещё больше отвернуть голову, уже не открывая глаз. Понравившийся было мужчина вызывал отвращения, и она не хотела видеть ни его лица, ни лёгкой седины у висков, ни кристально-белой рубашки, только и оставшейся на нём из одежды.

Фролов плюнул себе на ладонь и вместо смазки намазал слюной у Люды между ног.

— Ну, посмотрим, что за футболистки играют за «Комету».

Он подтянул Люду ближе к себе, приставил головку члена к её чуть смоченной киски и уверенно двинул бёдрами, входя в юное тело футболистки. Она тихо вскрикнула, понимая, что все призрачные надежды на спасение рухнули, и из глаз её брызнули слёзы.

Член у Фролова был не сказать, чтобы длинным, но недостающую кому-нибудь из его спутниц по постели длину полностью компенсировал обхват ствола. Он не без труда входил в узкую пиздёнку футболистки, доставляя ей ещё больший дискомфорт, но радуя при этом насилующего её Максима Леонидовича.

Потенциальный спонсор «Кометы» не давал Люде времени привыкнуть к проникающему в её тело члену, он вообще не думал о комфорте футболистки, желая получить максимальное удовольствие и продемонстрировать девушке всё своё превосходство и власть.

— А-ай, — срывалось с Людиных губ, но член продолжал уверенно входить в её лоно, и скоро большие яички спонсора коснулись её половых губ.

Фролов практически вышел из очередной взятой силой киски, помедлил с секунду и в два сильных точка вновь вошёл с Смирнову на всю длину своего члена. Она извивалась под его телом, закрывала связанными галстуком руками влажное от слёз лицо и отчаянно всхлипывала, подмятая инвестором под себя. Максим Леонидович наслаждался своей властью над футболисткой, любовался её растрёпанной причёской и смазанным макияжем, словно музыку слушал её плач и лишь сильнее вколачивался в её юное тело.

Он непрестанно ударялся о её промежность, натирая стенки её узкой киски и то и дело до боли сжимал небольшие груди, плавно колышущиеся при каждом толчке.

— Хва... тит... пожа... пожалуйста, — сквозь слёзы запричитала Смирнова, когда Максим Леонидович увеличил темп.

Он навалился на неё всем телом и резкими движениями бёдер входил в Люду до упора, не медлил ни секунды и также резко практически выходил из неё, но уже через мгновение с новой силой ударялся о промежность девушки своими тяжелыми яйцами. Люда не успевала даже толком вздохнуть, как вся эта цепочка повторялась снова.

— Как это хватит? — понизив темп, но не прекращая иметь Люду ни на минуту, отозвался Фролов. — У тебя такая шикарная пизда. Такую пизду нужно ебать и ебать. Ебать и ебать, — повторил Фролов и снова ускорился.

Люда потеряла счёт времени и безвольно колыхалась по дивану при каждом движении Фролова. Залитыми слезами глазами смотрела то в белёный потолок над собой, то в чёрную искусственную кожу дивана, который ей всегда так нравился и на котором её сегодня взяли силой и всё ещё продолжают насиловать. Она уже давно не пыталась вырваться или сбросить с себя наваливающегося всем телом инвестора, а лишь ждала, когда он кончит и всё это закончится.

Темп Фролова становился всё более рваным. Он то начинал бешено вколачиваться в бедное Людино тело, то замедлялся, плавно-плавно двигаясь внутри девушки. Потом буквально повалился на Люду, выдыхая горячий воздух прямо ей в лицо, сделал ещё пару резких толчков, и Люда почувствовала, как в презерватив внутри неё выстрелила сильная струя спермы.

Фролов замер так на какое-то время: не слезая с изнасилованной футболистки и не вынимая члена из её натёртой пиздёнки.

— Отличный трах, — резюмировал Максим Леонидович, выбросив в урну у входа использованный презерватив и уже натягивая на себя брюки.

Люда забилась в угол дивана, подтянула к оголённой груди колени и рыдала навзрыд. Ей казалось, что внутри неё всё ещё находится член Фролова, скользит ото входа в глубину и снова собирается кончить.

— «Комета» — действительно замечательный клуб, — продолжал тем времен Фролов, не обращая на ревущую девушку никакого внимания. — Надо будет пообщаться и с другими игроками. Должен же спонсор знать, на развитие какие футболисток уходят его деньги. Правда, Людочка?
2 300