Эротические порно рассказы » Классика » Поэзия. "Когда б вы знали..."

Поэзия. "Когда б вы знали..."

Начну с того, что поначалу я не торопилась с замужеством. К моменту когда мне исполнилось 28, все подруги повыходили замуж. Тут я запаниковала и вышла замуж не то что бы за первого встречного, но за человека, которого узнала недостаточно. Мы прожили в браке 9 лет и в конце концов разошлись, ситуацию не спасли даже двое отпрысков. Мой бывший человек неплохой, непьющий, нормально зарабатывает, но мы оказались слишком разными, с разными интересами. Я не ожидала, что сын директора филармонии окажется настолько равнодушен почти ко всему творческому. Его не интересует литература, театр, живопись. В кино наши интересы совпадают только по комедиям. Музыку мы тоже любим разную. Мы не совпадаем даже в том, чем мужчины обычно интересуются. Например, я люблю ходить по грибы, а бывшему мужу это совсем не интересно. Он даже есть их не любит. И даже в сексе ситуация была нетипичная. Я совсем не против пошалить, а для моего бывшего секс это по быстрому вошёл-вышел и на боковую. В конце концов мы разошлись, сохранив в целом нормальные отношения, я совсем не была против чтобы он забирал на выходные деток к себе или к свекрови.

С момента развода прошёл год. Я сидела у себя в отделе (как и почти всегда в полном одиночестве), занималась своими делами. По совместительству здесь же был склад строительного гипермаркета. Хранилось от редко требуемого товара до неликвида и уценёнки, размеры помещения позволяли. Лишь иногда появлялись разнорабочие чтобы привезти-увезти товар. Обычно это были молодые парни на подработке и обычно они надолго на этой работе не задерживались. Вот и в этот раз тележку с товарами прикатил относительно недавно тут появившийся молодой человек. Он был нерусской внешности, звать Хаким. Он начал раскладывать товар по полкам. У меня негромко играло радио. Пара радиоведущих типа разговаривали о литературе. "Как там у Лермонтова!? - возопил голос из приёмника - Прощай немытая Россия! Страна рабов, страна господ..." впрочем, сейчас перерыв, после новостей продолжим" Заиграл джингл.

- Я слышал, что Лермонтов, возможно, не писал этого стихотворения - вдруг подал голос Хаким.

Я с изумлением посмотрела на него. "Да, есть такое предположение. Откуда ты знаешь!?"

- Читал. - коротко ответил он, и ушёл, гремя пустой тележкой.

На следующий день он появился вновь. Раскладывал товар, что-то сверяя и проверяя. Я решила заговорить. Так я выяснила, что он не из бывших среднеазиатских республик СССР как я поначалу подумала, но он из того региона, из Афганистана. Его отец учился в СССР, очень хорошо говорит по русски, отцу нравится русская поэзия, и эту любовь, как и знание русского языка отец передал ему, научил его в домашних условиях и читать и писать по русски. Читает всё подряд, бессистемно. Книги не покупает, а находит на свалке, люди сейчас книги целыми ящиками выбрасывают. Сперва отвечал неохотно, потом разговорился, но говорил небыстро, тщательно подбирая слова.

- Я не всё понимаю. Стихи со всякими богами древними мне не понятны. Гумилёв есть такой. Мне много у него непонятно.

- Да, читать Гумилёва нужна определённая подготовка - согласилась я.

- Мне проще про любовь. Когда простыми словами. Мне про природу тоже нравится, но про мужчину и женщину интересней.

- Ну ещё бы молодому про женщин не нравилось. - улыбнулась я. - Сколько тебе, если не секрет? Давно в России?

- Когда мне исполнилось шестнадцать, отец решил, что мне надо куда-то перебираться. Хотели в Европу, но там у нас нет родственников, а тут есть знакомые. Я здесь седьмой год... Мне нравится. Очень много красивых женщин!

Мы сидели напротив друг друга на расстоянии пары метров. У него был какой-то прожигающий взгляд глубоко посаженных глаз с настоящей мужской энергетикой. В сочетании с лёгкой небритостью ощущение этой энергетики только усиливалось. Я видела, что он в свою очередь тоже на меня посматривает, задерживая взгляд на моём бюсте и на моих оголённых коленках. Я делала вид, что не замечаю этого... В общем, прошёл ещё день.

Третий по счёту день. Я оделась более легкомысленно, юбка чуть-чуть покороче, а блузка более прозрачная, так чтоб угадывался лифчик.

Хаким прикатил только после обеда, я уж думала его не будет сегодня. Он сделал что от него требовалась и мы опять сидели разговаривали. Как-то незаметно диалог стал носить фривольный характер, его не смущало что я старше его на 15 лет. Он говорил комплименты, иногда неловкие, иногда очень приятные. И этот его прожигающий взгляд... В моём возрасте уже понимаешь, что зачастую слова лживы, а внешность обманчива, но всё равно... мечтается... тем более, что с мужчиной не была считай год, а самые навороченные секс-прибамбасы так себе вариант. Кому-то, наверное, помогают, но это не мой случай. Какой у него взгляд!...

Он смотрит мне на бюст, поднимает взгляд вверх. Мы пристально смотрим друг другу в глаза.

- Нравятся?

- Нравятся. - не отводя взгляд ответил Хаким.

- Хочешь увидеть?

- Да. - невозмутимо отвечает он, нимало не стесняясь.

- Давай поиграем?

- ...Поиграем? Как?

- На раздевание. Не бойся, раздеваться буду я. Но при условии...

- Каком?! - невозмутимость пропала. Он начал аж дрожать от предвкушения.

- Условием раздевания является продекламированное наизусть стихотворение... Можно не полностью, хотя бы несколько строчек. И только одно стихотворение от каждого поэта. Согласен?

- Да!!!

Мы уходим в дальнюю часть склада, а тележку поставили почти у двери, чтоб если кто войдёт, то не смог бы сразу открыть дверь и чтобы не быть застигнутыми врасплох.

- Итак...

- "Я к Вам пишу, чего же боле..."

- Ха-ха-ха! Ожидаемо. - расстёгиваю верхнюю пуговицу блузки.

- "Выхожу один я на дорогу..."

- Тоже очевидный вариант. - расстёгнута вторая пуговица.

Так же быстро разобрались с третьей, четвёртой, пятой...

Дальше возникла загвоздка. Он бормотал, нервничал, закатывал вверх глаза, но долго ничего не мог вспомнить.

- "Открылась бездна звёзд полна..." это Лермонтов, вроде, опять? - с досадой спрашивает Хаким.

- Нет. Ломоносов. Ладно, зачтено. - и шестая пуговица тоже расстёгнута.

- А стихи на песню можно? Я знаю песню "Букет", она на стихи поэта Рубцова.

- Принято. - улыбаюсь я, вытаскиваю блузку из-под юбки, и расстегиваю последнюю пуговицу.

Блузка расстёгнута, но не распахнута, то есть Хакиму по прежнему мало что видно.

- "Я московский озорной гуляка!..."

- О, Есенин! - и я распахиваю левую часть блузки. Соответственно, пред взглядом парня предстала левая чашечка лифчика. Он широко улыбается, цокает языком, смотрит так, словно хочет силой взгляда вытащить мою левую грудь из-под лифчика.

- Люблю грозу в начале мая!... - отвожу в сторону и правую часть блузки. Теперь перед его взглядом только лифчик...

- Ну что, последняя преграда... - улыбаюсь я парню.

Он неотрывно смотрит на моё полуобнажённое тело, думает, наконец вспоминает. Победно смотрит на меня, и начинает декламировать:

- "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи!..."

- О, моя любимая Ахматова! - И не дождавшись когда он закончит, завожу руку за спину, и расстёгиваю лямки...

Оставшись без поддержки лифчика мои груди третьего размера предательски свесились вниз.

- Ушки спаниеля. - застенчиво говорю я. - Не девочка уже...

Хаким тут же стал меня убеждать, что он ничего страшного не видит в обвисших грудях, для него главное не упругость, а размеры. Ему даже нравятся именно такие женские груди. Не знаю, насколько он искренен, но мне приятно. Он встаёт лицом ко мне и протягивает ладони к моим грудям снизу и начинает ладонями поднимать мою груди вверх. Потом резко убирает ладони, и груди опять устремляются вниз. Так он проделал несколько раз. Я молча стою, позволяя ему играться с моими грудями. Потом он зарылся лицом между ними, целуя то одну, то другую. Закрываю глаза... Постанываю... Чувствую как его руки обвивают моё тело, он меня поднимает, я инстинктивно обвиваю его шею руками. Он несёт меня несколько секунд и бросает на старый, но чистый диван, и тут же наваливается на меня. Гейм овер. Я предполагала, что впереди ещё немало шагов: шаг на снятие блузки с тела, шаг на расстёгивание левой молнии на юбке, на расстёгивание правой молнии на юбке, поцелуй в левое ушко, левую щёчку, правую... Шагов могло быть много. Но игра закончена во всех смыслах. Теперь Хакима не остановить, да и не хочется... Игра пошла по правилам мужчины. Чувствую как его рука жадно шарится по ляжке, забирается под трусы, его пальцы в моей киске... Я едва сдерживаюсь, чтобы не закричать от наслаждения. Ещё немного, и чувствую как горячая мужская плоть врывается внутрь меня. Охватывает невероятное блаженство. Хочется чтобы его сильные частые толчки не прекращались. Такое чувство, что он хочет вдолбить меня в диван.

- Хорошо!... Хорошо!... Хорошо!... Не торопись только... Не надо, не торопись... Я твоя...

Он кончает. Мы лежим, смотрим в потолок. Он гладит мои светлые волосы. Говорит, что он балдеет от светлых волос. Смотрю на часы.

- Уложились в рабочий день. Пора домой.

- Завтра продолжим? - интересуется Хаким, поглаживая меня по ляжке.

- Продолжим! И не только завтра, если хочешь!

Четвёртый день. Хаким прибыл с утра. Выразительно смотрит на меня.

Я встаю из-за стола и иду за ним. Он заводит меня за стеллажи. Мы целуемся, он мнёт груди прямо через материю, залезает под юбку, жадно мнёт ягодицы. Приказывает мне встать на колени, я встаю, и он вынимает свой агрегат из штанов. Что от меня требуется понятно без слов. Открываю рот и начинаю сосать. Сосу то головку члена, то запускаю его горячий ствол как можно глубже. Я чувствую как он дрожит от удовольствия. Так продолжалось минут 10.

- Светлана, вставай раком, надо торопиться.

Я принимаю требуемую позу. Упираюсь руками в стеллажи, стою лицом в сторону двери. Член Хакима в бешеном темпе орудует в моей киске. С трудом сдерживаюсь, чтобы не стонать в голос. Он приказывает снова встать на колени. Только я успела это сделать, как мощная струя семени полилась мне на лицо.

- О-о-о, как здорово!

Он смотрит на меня сверху, я смотрю на него снизу, целую несколько раз головку члена, строю глазки Хакиму, всем своим видом показываю как всё было здорово, как мне всё понравилось.

Ближе к вечеру он снова у меня. Теперь он трахает меня прямо на моём рабочем месте. Дверь мы заблокировали изнутри. Конечно, если кто-то придёт, то это чревато последующими расспросами, а что дверь была заблокирована, а что это потом из помещения вышли Хаким и Светлана Андреевна? Но я распалилась так, что меня такая возможность развития событий даже дополнительно заводила. Мы начали с поцелуев, постепенно раздевая друг друга. И мы впервые разделись догола. Он сидел на моём кресле, а я сама скакала на его члене, опираясь кистями рук на поверхность стола. Груди Хаким плотно обхватил руками. Начала скакать быстро, но долго не продержалась в таком темпе, чуть-чуть поменяла позу и стала двигаться вверх-вниз более размеренно. Хаким не был против ни первого, ни второго темпа. Он только постанывал, повторяя "давай-давай", "давай-давай." Всё же я дождалась от него активных действий. Он поставил меня раком, я упиралась макушкой головы почти в экран монитора, взял меня за бёдра и повторил вчерашнюю бешеную скачку, которая накануне доставила мне такое обалденное удовольствие. Как только я почувствовала, что он кончает, я тут же встала на колени, показываю Хакиму, что я готова к повторению утренней процедуры. И снова его горячее семя полилось мне на щёки, нос, губы, некоторые капельки настойчиво проникали в приоткрытый рот... И снова я отблагодарила его обмякающий член несколькими поцелуями.

В пятницу во время рабочего дня было не до секса. Но зато выяснилось, что у него выходные свободны. Я сказала, что мы можем поехать ко мне на дачу. Он с радостью согласился. Хаким хлопнул меня по попе и пошёл работать. Позвонила бывшему, сказала, что может забрать мелких на выходные. После чего стала ждать вечера.
1 940