Овощная феерия

Небрежно кивнув услужливому швейцару, Карина вошла в ярко освещенный лифт, поднялась на 28-й этаж, открыла позолоченным ключиком массивную дверь и, звонко цокнув острыми каблуками по паркету, вошла в свою одинокую полутемную квартиру. Панорамное окно, обращенное на залив, в этот момент, словно гигантский телевизор, показывало последние минуты заката над морской пучиной, и отблески этого заката, эти последние умирающие солнечные лучи были тем единственным источником света, что озаряли ее притихшее жилище. Они тускло отражались в огромных зеркалах, в витражах стеклянных дверей, в хрустале множества ваз, привыкших к ежедневным шикарным букетам, но теперь - пустых. Карина бросила взгляд на солнце, уже почти скрывшееся под волнами, и ей на миг почудилось, что это вовсе не солнце, а ее жизнь тонет сейчас в черной морской бездне, безвозвратно опускаясь на самое дно. Но это был мираж, конечно, всего лишь наваждение: Карина поспешно моргнула, беззвучно хлопнув своими длинными ресницами, испуганно отвела от заката свои прекрасные карие глаза и вернулась в реальность.

Раздраженно дернув ножками, она устало сбросила с себя надоевшие за день туфли на высоченных шпильках и зажгла свет. Массивная хрустальная люстра, ниспадающая до самого пола, осветила просторную студию с белоснежными стенами, с широким кожаным диваном и креслами в тон, устланную великолепной подделкой под шкуру снежного барса. По правую руку, сквозь приоткрытую дверь, виднелась поистине королевская спальня, эта святая святых любого дома, с огромной круглой кроватью под зеркальным потолком. На кровати валялось неряшливо скомканное шелковое покрывало. Дверь по левую руку вела в кухню, все поверхности которой сверкали такой чистотой и пустотой, что было ясно - ей давно уже никто не пользовался для приготовления хоть чего-то серьезного...

Расстегивая молнию на узкой обтягивающей юбке, Карина открыла очередную стеклянную дверь и очутилась в поражающих размеров ванной, посреди которой кичливо стояло джакузи в виде сердца, способное вместить и двоих, и троих, и четверых. Но уставшая девушка даже не посмотрела туда. Она торопливо стянула юбку, после чего с нескрываемым отвращением сбросила с себя блузку - всю такую белоснежную, приталенную и с вырезом на самой грани приличия. Именно такие блузки сексуально озабоченные боссы обычно устанавливают офисным дресс-кодом, а потом заставляют носить всех своих сотрудниц под страхом увольнения. Не мешкая более ни секунды, девушка расстегнула и ловко скинула лифчик, освободив из плена свои сочные, достойные зависти груди с крупными виноградинами сосков, призывно торчащие, словно две спелые груши в ожидании изголодавшегося по фруктам мужчины. Затем нетерпеливо, едва не порвав, стянула с себя колготки, избавила упругую попку от узких трусиков, ничего особо и не прикрывавших, с наслаждением бросила все это в корзину для грязного белья, после чего закрылась в душевой кабинке и включила воду.

Стоя под горячими струями, Карина бережно мыла свои великолепные каштановые волосы, ниспадавшие до самых ее ягодиц, поливала гелем мягкую мочалку и нежно проводила ей по гладкой, загорелой коже тонких рук и стройных ножек, по широким бедрам и впалому животику, не забывая, конечно, и уже описанных выше грудок, которыми девушка так гордилась. Ее идеальная точеная фигурка, ее красота требовали ежедневного ухода и тщательной заботы, и даже в самые тяжелые моменты жизни об этом ни в коем случае нельзя было забывать.

Иногда ее рука, сжимавшая мочалку, ненадолго исчезала между ножек или задерживалась на минутку между ягодичек - да, и Карина это не особо скрывала, ей нравилось ласкать себя в душе, она любила эту милую невинную игру с самой собой - именно поэтому, кстати, все ее мочалки были нежными и мягкими, а не жесткими и колючими. Но сейчас ее мысли были очень далеко отсюда, красавица ласкала себя число машинально, лишь в силу давней привычки, а сама думала совсем о другом.

И повод для мыслей был. Очень грустный повод...

Насладивший душем и высушив волосы мощным феном, девушка накинула на плечи легкий шелковый халатик, открыла дверь ванной и задумалась на пороге. Через пару секунд, видимо, приняв какое-то решение, она решительно двинулась на кухню и принялась за дело: достала из холодильника замороженную курицу, бросила в мойку овощи - морковь, огурцы и несколько молодых кабачков, тщательно их перемыла, потом схватилась за кухонный нож. Но тут остановилась и снова задумалась. Потом со злостью и звоном швырнула нож в раковину, налила себе бокал красного вина и, захватив по пути из сумочки пачку сигарет, пошла в комнату и уселась на диван.

Закурив длинную ментоловую сигарету, она откинулась на кожаные подушки, положила ножку на ножку и, стряхивая время от времени пепел в роскошную хрустальную пепельницу, курила и медленно пила вино, с отчаянием глядя на бушующее в ночи море, и думала, думала, думала...

Блять, ну какая же распоследняя скотина этот Роберт! Какой подонок! Какое мерзкое вонючее дерьмо! Впрочем, она давно знала, что все мужики на свете такие, что девушке, если она не полная дура, нужно всегда играть на опережение, предвидеть, предчувствовать предстоящий разрыв и выжимать из любимого все деньги и соки до того, как он скажет "прощай". Так она отымела множество парней в своей жизни, отымела по полной, так, что потом, расставаясь с ними, уже ни о чем не жалела, даже посмеивалась про себя над этими тупыми идиотами, озабоченных в этой жизни лишь одним единственным - поиском телки, которой можно поглубже вставить... Но вот с Робертом... С ним, черт, она расслабилась, потеряла свою былую хватку. Возможно, она даже в него влюбилась. Потому все и случилось в точности, да наоборот. Впрочем, тут себя можно простить, по большому счету она не виновата, ведь она впервые в своей жизни встретила ТАКОГО МУЖЧИНУ! В нем соединилось все, чего хочет и о чем мечтает любая женщина!

Роберт был богат, и она на целых два года забыла о том, что нужно ежедневно ходить на службу и зарабатывать деньги, отвыкла от этого. Хотя при чем здесь деньги! Роберт был просто потрясающим любовником - умелым, всезнающим, всё понимающим и всё чувствующим. У него был просто потрясающий член - огромный, мощный и неотвратимый, как средневековый таран. Но самое главное - Роберт был буквально помешан на сексе, это было смыслом его жизни! Господи, где они только не трахались за эти два года - на вечеринках, в лифте, на рабочем столе его офиса, да в том же джакузи! Чаще вдвоем, но бывало - она приглашала подружку или он - какую-нибудь пару. За это время в их спальне сменилось целых три кровати - такая дикая была на них нагрузка! И всегда, буквально всегда, перед тем, как кончить и залить ее своей спермой, он заботился о том, чтобы она получила законно полагающийся ей оргазм.

Что, часто встречались вам такие мужики? Не мудрено, что она его боготворила.

И вот он бросил ее, неожиданно, резко, просто как ударил. Оставил ей эту квартиру, кинул на стол тощую пачку денег, как какой-то дешевой проститутке, и исчез из ее жизни. Навсегда. А на ее слезы, на ее мольбы, на ее удивленные вопросы цинично ответил - детка, прости, ничего личного, но за эти два годы ты стала страшной разъёбой и трахаться с тобой мне больше не в кайф.

Господи, какой мерзкий подонок! Какая подлая тварь! А кто сделал меня такой? Не ты ли??? Кто ебал меня по нескольку раз в день, как сумасшедший, своим огромным хуем? А теперь, видите ли, я стала разъёбой и больше ему не подхожу!

Ублюдок! Самый настоящий ублюдок и скот!!!

Но... Даже несмотря на всё его животное скотство, на весь его невероятный цинизм, на его мерзкое предательство, она, черт возьми, все равно бы его простила - лишь бы он вернулся! Она бросилась бы к пластическим хирургам, без раздумий залезла на операционный стол, заплатила бы любые деньги и вернула к прежним размерам свое разъёбанное влагалище. Да что там! Она бы сделала его узеньким, как у какой-нибудь невинной мокрощелки - наслаждайся, любимый! Тем более, что такая операция - дело нескольких дней. Всего-то несколько дней подождать!

Ради такого мужчины, ради такой жизни и такого первоклассного ежедневного траха она готова была все ему простить, все терпеть и даже унижаться! Она на все, абсолютно все была готова, лишь бы он остался с ней!

Но Роберт даже слушать ничего не стал и уж тем более ждать. Тут же нашел себе новую пассию, и дня не прошло. Еще бы! Вокруг него всегда вились толпы на все готовых и согласных шлюх, текущих от одного лишь его вида... И кто же заменил ее, как вы думаете? Когда Карина это узнала, она была в ужасе - какая-то тупая сисястая сучка, сделавшая себе пирсинг языка и болтавшая на каждом углу, что она королева минета... Что сказать - классическая тупая пизда! Уму непостижимо, как он мог променять ее на такое убожество!

Неужели и она всегда была для него лишь только вещью, только приложением к кровати, живой куклой для секса? Неужели он никогда ничего к ней не чувствовал и не испытывал, кроме своей невероятной обезьянней похоти???

Подонок! Подонок! Господи, какой же он подонок!!!

И вот она осталась одна. Деньги кончились за пару дней, за квартиру платить было нечем, и пришлось пойти секретаршей в какой-то вонючий офис, чтобы хоть как-то прожить. Достойного внимания мужика на горизонте пока не появлялось, а со всякой швалью не хотелось связываться - после Роберта, лучшего из мужчин, идти на свидание в дешевый бар, а потом раздвигать ноги перед каким-нибудь сморщенным хуем было до тошноты противно. В итоге у Карины уже больше двух недель не было нормального секса, она лишь мастурбировала по утрам под одеялом, как какая-нибудь студентка, но это, конечно, не в счет... И это у нее то! У которой еще недавно было столько первоклассного траха и оргазмов, сколько она хотела, и еще столько же!

А завтра, как назло, еще день ее рождения, ей исполняется 26, а она одна, брошена и без денег. Кошмар! Какой стыд! Даже страшно приглашать подруг - будучи с Робертом, за его широкими плечами, она откровенно зазналась, и теперь милые подруженьки не упустят шанса оттоптаться на ее горе и как следует ей отомстить. Но и не приглашать нельзя, это значит без боя признать себя неудачницей. Вот, хотела удивить завтрашних гостей хотя бы своим кулинарным искусством, раз больше нечем, хотела запечь фаршированную курицу - ее семейное фирменное блюдо - но ведь никакого настроения нет!

Тут Карина заметила, что сигарета догорела уже до самого фильтра и с ненавистью потушила ее в пепельнице. Ее праздник жизни откровенно кончился, отныне ее жизнь была беспросветна, как темная ночь... Карина с надеждой подняла глаза, посмотрела вдаль, но мир за окном выглядел не лучше - узкий ледяной месяц, парочка звезд, с трудом пробившихся сквозь облака, да жидкие фонари едва освещали покинутую всеми набережную. Разгулявшийся ветер грубо раскачивал кроны деревьев, и в тусклом свете фонарей их тени метались, как затравленные звери. С моря летели брызги холодных волн. Боже, какой тоскливый, безнадежный пейзаж.

А подумать только! Ведь в это самое время, еще каких-то две недели назад, она лежала, выгнувшись по-собачьи, на этом же самом диване, а ее истомившийся за день любовник нетерпеливо и жадно драл ее дырку своим жирным членом, твердым, как кусок гранита. Помнится, в тот прекрасный вечер Роберт наградил ее целым водопадом диких оргазмов...

Боже, она бы все отдала, лишь бы вновь ощутить внутри себя его здоровую палку! Роберт, этот сексуальный монстр, совершенно развратил ее, избаловал, как женщину, сделал из нее откровенную нимфоманку - теперь, оставшись без мужчины, Карина всё яснее это понимала. Она дико нуждалась в сексе, жестком и частом, в ее голове уже который день подряд крутилась, стучала в висках одна единственная мысль: "Хочу снова быть оттраханной!!!", но она была совсем одна, и это было адом! Настоящей средневековой пыткой!

Тут Карина заметила, что, незаметно для себя, она уже засунула два пальчика в свою широкую пизду и резкими движениями трахает себя, неумело и безуспешно пытаясь повторить то, что вытворял с ней Роберт. От мыслей о нем она возбудилась... Ее пальцы с белоснежным маникюром были липкими от влаги. Но какое там! Разве ее тонкие пальчики могли сравниться с его огромным членом? Нет, это просто смешно.

Но что же тогда делать?

Карина понимала, что уже не успокоится. Вспоминая этого проклятого Роберта, она зашла слишком далеко, переступила заветную черту, перевозбудилась и возврата уже не было. Девушка затравленно оглянулась вокруг. Проклятье! Нужно будет завтра же поехать в интим-салон и купить себе вибратор потолще - сколько можно терпеть эти мучения! Подумать только, взрослая женщина, а не имеет под рукой этой банальной игрушки, стыдно должно быть! Но с Робертом она была ей ни к чему. Роберт стоил тысячи одновременно работающих вибраторов. Да что там! Он был бесценен! Но теперь его нет, и ей позарез нужен хотя бы один, самый-самый завалящий из этой тысячи. И прямо сейчас... Вот только где его возьмешь темной ночью?

И тут Карине в голову пришла совершенно шальная сумасшедшая мысль! Она понимала - это уже полное безумие, венец ее отчаяния, но сейчас у нее просто не было другого выхода. И это извиняло всё! Не медля ни секунды, она отправилась на кухню и набрала из мойки овощей - тех, что попались под руку, еще не имея понятия, что именно ей подойдет, по пути схватила графин с оливковым маслом и, торопясь, буквально дрожа от нетерпения, вернулась на кожаный диван.

Внимательно осмотрев принесенный из кухни натюрморт, развратница остановилась на длинном гладком огурце, который по своим размерам больше всего походил на толстый член ее бывшего любовника - увы, навсегда ею потерянный. Смазывать огурец маслом не было никакой нужны - Карина вся текла от одного лишь предвкушения, что сейчас что-то, пускай и отдаленно напоминающее мужской член, наконец-то окажется в ней и примется умиротворять ее бунтующую вагину - после столь долгого перерыва! Девушка поудобнее устроилась на диване, пошире раздвинула ножки, схватилась покрепче за край огурца и, раздвинув пальчиками другой руки слипшиеся от влаги половые губы, осторожно ввела в себя этот сочный зеленый дилдо, утопив его до самого дна. Здоровый огурец поместился в ней почти полностью, снаружи оставалась лишь малая часть, за которую Карина крепко уцепилась своими наманикюренными пальчиками. Карина потянула огурец обратно, но, едва вынув его из себя, немедленно трахнула себя снова, уже гораздо резче и жестче.

"Да, вот так!" - прошептала она, горячо дыша, повторяя это вновь и вновь.

Ей совсем не было стыдно, хотя то, что она делала, было для нее ужасно неестественным, ведь она занималась подобным овощным самотрахом впервые в свой сексуальной карьере - кстати, весьма и весьма многогранной. Но... Ей сегодня так хотелось члена, она так нуждалась в том, чтобы быть как следует оттраханной - разве это не естественные желания для любой взрослой женщины? А если мужчина, который сделал ее такой, слился, исчез, то не значит ли это, что она имеет полное право делать все, что ей заблагорассудится, использовать все, что найдется под рукой, лишь бы удовлетворить эту страсть и наконец-то заполучить для себя очередной вагинальный оргазм - лучшее из удовольствий, придуманных дьяволом для женщин?

Да! Она имеет на это право!

И потому молодая девушка, лежавшая сейчас на диване с широко раздвинутыми ножками, и не думала останавливаться. Карина изо всех сил трахала себя здоровенным огурцом, блестевшим от ее влаги, стараясь, как уж умела, имитировать стиль своего бывшего любовника, который, хоть и был полнейшим подонком, но знал, как ее удовлетворить. Одновременно пальчиками другой руки она нервно и требовательно терла свой клитор - словно теребила струны на гитаре, наигрывая частый ритм.

Всё было вроде нормально, но все же... Чего-то важного и существенного явно не хватало!

Устав и отчаявшись довести себя до оргазма с помощью этого проклятого огурца, Карина остановилась на минутку и тут, наконец, поняла, что ей так было нужно! Ведь Роберт всегда, когда трахал ее, держал у нее в заднице свой большой палец, время от времени лаская ее анус и со временем это стало необходимым, просто обязательным условием ее оргазма...

Что же могло это заменить?

Карина глянула на стол с овощами и сразу же поняла - что.

Оставив огурец внутри себя, чтобы потом не терять времени, развратница протянула к столику руку и взяла оттуда небольшую, но толстую морковку. Затем обильно полила ее маслом, неаккуратно, половина пролилась на стол, но разгоряченной девушке сейчас было не до того. Макнув пальчик в лужицу пролитого масла, Карина как следует смазала свой анус и, не мешкая, утопила туда свой пальчик, после чего принялась осторожно трахать себя в попку, расширяя вход, изо всех сил стараясь не поцарапать нежные стенки заднего прохода своим острым ноготком. Сделав эту работу, девушка медленно ввела в анус морковку - словно воткнула пробку в бутылку дорогого вина. Удостоверившись, что морковка посажена крепко, наша начинающая фермерша вернулась к посадке огурцов.

Теперь ощущения были совсем другие. Именно такие, к каким она привыкла, трахаясь с Робертом. Карина поняла это после первой же огуречной фрикции. А стоило ей вновь положить пальчики на клитор, как она уже не смогла удержаться от вскрика.

Резко и жестко трахая себя огурцом и что есть силы теребя набухший раскрасневшийся клитор, Карина представляла себе Роберта, его член, его ласки... О! Какого любовника она потеряла! Сейчас, на эти краткие мгновения она вернулась в свое недавнее прошлое, в то счастливое время, когда он еще не бросил ее, а был ее мужчиной, любил, и трахал ежевечерне на этом диване, в нетерпении увлекая ее сюда и раздвигая ей ноги, стоило ему вернуться с работы. О, боже, как ей было с ним хорошо...

Забывшись, да ничего и не соображая от дикого возбуждения, в преддверии близкого, мощнейшего оргазма, Карина, не понимая опасных последствий, вынула огурец из своей широкой влажной дырки и что есть силы прижала его кончик к своему пылающему клитору, неосторожно согнув зеленый ствол и тут... Совершенно неожиданно для девушки огурец треснул и развалился пополам! Одна его часть укатилась на пол, а вторая - не менее бесполезная, чем и первая, осталась у неудовлетворенной девушки в руке...

"О, боже..." - в ужасе простонала развратница, отбрасывая от себя бесполезный огурец и не переставая отчаянно теребить клитор, впрочем, прекрасно зная, что это не поможет ей испытать то, что она так хотела сейчас испытать.

Идти на кухню на новым огурцом было немыслимо, невозможно, а на журнальном столике из всех принесенных овощей остался лишь молодой кабачок, но он с виду был такой большой, гораздо крупнее, чем член Роберта, гораздо крупнее самого крупного члена, который она когда бы то видела! Сможет ли она его принять?

Мысли путались.

Но другого выхода не было. Кончить хотелось нестерпимо. Это уже было делом жизни и смерти!

И Карина решилась.

На всякий случай плеснув на кабачок побольше оливкового масла из графина, она как можно шире раздвинула ноги и со всеми возможными предосторожностями ввела этот гигантский дилдо в свою многоопытную пизду. Да, в ее вагине перебывало много разных хуев, а последние два года над ней, как сумасшедший трудился Роберт, истрахавший ее вдоль и поперек, но все же такой размер попал сюда впервые.

И попал не зря!

Карина просто ахнула и закричала от кайфа, получив в себя этот гигантский ствол. Ее пизда, оказывается, идеально подходила для него! Роберт был прав, с ним она стала страшной разъёбой. Ну, так что же... Пусть! Зато теперь она знает, какого размера вибратор ей нужен и уж точно не купит меньше, чем нужно! Не прогадает с размером!

Улыбнувшись этой счастливой мысли, Карина более ни на что уже не отвлекалась и стала ебать кабачком свою пахнущую влагой и оливковым маслом гигантскую дыру, с каждым разом делая это всё резче и грубее. Каждая новая фрикция вызывала у нее непроизвольный вскрик, полный сладчайшего удовольствия... О, Боже, наконец-то она была счастлива! Наконец-то она нашла свой идеальный размер! И даже потеря Роберта сейчас отошла на второй план - так ей было хорошо...

Девушка чувствовала, что долго играться с кабачком ей не придется - наслаждение нарастало с каждым новым мигом, долгожданный оргазм был совсем рядом, совсем близок...

Еще... Еще... Еще разок...

Карина задыхалась...

Еще... Еще...

Да!

Карина громко гортанно вскрикнула, так, словно кто-то ударил ее ножом в самое сердце, и содрогаясь всем телом, царапая кожу дивана своими острыми ноготками, удовлетворенно свела ножки, зажав между ними виновника своего неожиданного счастья - прекрасный молодой кабачок. И понеслась по бурным бушующим волнам долгожданного удовольствия.

Очнувшись и немного придя в себя, она аккуратно вынула из своей вагины кабачок и упрятанную в попе морковку, с некоторым удивлением и даже страхом глядя на эти предметы. Сейчас, успокоившись, она словно бы видела их впервые и, если честно, поверить не могла, что дошла до того, что занялась сексом с овощами, предназначенными для завтрашнего праздничного обеда. Нужно будет завтра же поехать в интим-салон и купить себе самый дорогой и современный вибратор - размерами точь в точь, как этот кабачок, не меньше! И плевать на деньги, ей это нужно! Пусть это будет ее подарком на день рождения, подарком самой себе... Это будет самый лучший подарок!

Карина протянула руку к пачке, валявшейся на столе, выудила оттуда сигарету, щелкнула зажигалкой и закурила. Откинувшись на спинку огромного белоснежного дивана и с наслаждением пуская перед собой струйки дыма, она долго смотрела на бушующее за окном море, на черное ночное небо, долго думала о чем-то, а потом сказала в пустоту...

- Да пошел этот Роберт!
1 116