Секс порно рассказы 😈 Pizdeishn.Net

Пошлая библиотекарша

Тянулся обычный осенний рабочий день. Небо полностью укутали серым покрывалом большие облака, моментами сыпал мелкий дождик. На больших вербах за окном становилось всё больше желтой листвы. Потянула полы теплой бордовой жилетки. Обещали включить отопление на днях. Всё никак не получалось разобраться с местной газовой службой, которая требовала оплатить кучу каких-то дополнительных услуг. Подняла ладошки к лицу и подула на них, потёрла замерзшие пальцы. Глубоко вздохнула, показалось, что выдохнула облако пара. Заведующая обещала принести скотч. Взглянула на ряд больших деревянных окон. Может, днём заклею.

Поднялась со стула и потянулась. С коридора доносились какие-то голоса, скорее всего, снова перепутали и ищут кого-то из наших арендаторов. Не спеша ступала вдоль стеллажей с книгами. Разглядывала потёртые обложки. За время моей работы новой литературы почти не получали. Несколько книг пожертвовали спонсоры, другие доставались под разные акции от международных организаций, но такая литература почти не пользовалась спросом. Подошла к окну, поправила очки. Разглядывала свое отражение в грязноватом стекле. Давно хотелось всё вымыть, но проявлять лишнюю инициативу за такую зарплату, недовольно скривилась. Показалось, что девушка с той стороны окна решила подразнить меня.

Сунула холодные руки в карманы жилетки. Холодный ветер покачивал пожелтевшую тюль. Сейчас пойду дальше читать «Невесту для папы», где дочка решила обустроить личную жизнь своего отца и пыталась найти для него идеальную спутницу. Хорошо, что мне встретился Антон, пусть он и не идеал мужчины из моих романов, но за время нашего знакомства я полюбила его, привыкла к его характеру и темпераменту, научилась отдаваться страсти в постели. Никогда не думала, что я вообще смогу решиться на некоторые поступки. Секс с Ярославой, шалости в автобусе, знакомство с парой. Инна всё время поглядывала на моего парня. Знаю, что они общаются в соцсетях. Постукивала пальчиками по подоконнику.

Понятно, что она красивее, но она никогда его не полюбит, так как я. Пусть я невысокая, зато стройная. Задумалась и опять всмотрелась в своё отражение. Округлое лицо, большие серые глаза, тонкие губы, узкие брови и аккуратный носик. Небольшая грудь, зато красивые сосочки. Пусть парни за мной никогда не бегали, но уж очень страшной себя не считала. Одна знакомая вечно хотела меня ярко накрасить, убрать очки, сделать реснички, но на такие эксперименты я никогда не решалась. Парни должны полюбить меня, такой как я есть, оценить мой внутренний мир, а не яркую обложку, словно глянцевый журнал, где с десяток красивых фото и никакой познавательной информации, одни только сплетни о жизни селебрити. Услышала, как хлопнула дверь.

— Добрый день! — раздался женский голос. — Есть кто?

— Добрый день! — крикнула я и быстрым шагом двинулась к своему столу. Каблучки постукивали по потёртому паркету, казалось, что между стеллажами за долгие годы вытоптали черную тропинку. — Что вы хотели?

— У вас есть еще книжки о вышивке? — толстая женщина положила книгу на стол и подтолкнула её в мою сторону. — Хочу найти что-то не очень сложное для салфеток.

— Вы лучше в интернете поищите, там много всего есть, — села на стул и принялась искать её формуляр. — Есть «Украинская вышивка», но она чёрно-белая. Еще «Вышивка крестиком», но она больше для начинающих. Показать?

— Да, пожалуйста, может там что-то есть. Интернетом я пользоваться не умею, это моего внука из него не вытащить, — она с улыбкой разглядывала меня. — А вам не положено в масках сидеть? У нас же оранжевая зона.

— Положено, но у меня очки потеют, — старалась на неё не смотреть, поднялась и направилась к стеллажам. — Сюда за день всего несколько человек заходит. В основном школьники, а так сижу одна, — указала на пустой зал. — Попросите внука, он вам найдет. Пусть поищет «Мастерская вышивки» или «Магия узора», я точно не помню. — Взяла книжки с полок и направилась обратно. — Там по любому покажет. — Положила литературу на стол и села.

— Ох, внучка, — женщина задумалась и стала что-то искать. — Ты мне на бумажке запишешь. — Протянула мне потёртую красную записную книжку с каким-то рисунком. — Или я лучше его к тебе пришлю, может он не разберется.

— А сколько ему лет? — уточнила у неё и взяла ручку, сняла колпачок.

— Девятнадцать, он у меня красивый, спортивный, в университете на менеджера учится, сейчас сидит на карантине, — она листала толстыми пальцами потёртые странички. — Раньше выписывала журналы, в них печатали схемы, а теперь не найти. И денег на них нету, с моей пенсии большая часть уходит на лекарства.

Пожилая женщина скривилась, из-под серого клетчатого платка выглядывали седые волосы. Она глубоко и часто дышала. Старалась на неё не смотреть, коричневый плащ на ней казался необъятным. Меня в него можно завернуть несколько раз. Как она и разрослась до таких размеров? Чуть не хихикнула, на пожелтевшей страничке аккуратно записывала сайты. Бумага приятно шелестела. Видела её обвисшую кожу на лице, тройной подбородок. Коснулась своего. Мотнула головой, поправила коричневую водолазку, словно она врезалась в шею и душила меня.

— Смотрите, — повернула записную книжку в её сторону. — Пусть в поисковике напишет, оно сразу появится.

— Где, где? — женщина оторвалась от книги и уставилась на меня. — Давайте я лучше его пришлю. Всё ему покажете, а то сидит всё время дома. Ничего делать всё равно не хочет. Это ж так сложно.

— Всё просто, — не сдержалась и хихикнула. — Я б вам показала, но у нас компьютеры старые, не все сайты открываются, а на новые — денег нету, — кивнула в сторону. — Я просто уверена, что ваш внук разберется.

Читательница задумалась, снова оценивающе посмотрела на меня. Сунула записную книжку в потёртую от времени сумку, стала дальше листать странички книги. Напрягала зрение, стараясь что-то прочитать. Я поправила очки. Покручивала в руках ручку.

— Хорошо, возьму эту книгу, посмотрю дома, без очков всё равно плохо вижу, — она принялась что-то искать в сумочке, достала громадный кошелёк. — Давайте, лучше, я внука пришлю. Может, вы подружитесь, — протянула мне его фото. — Правда красивый?

Вгляделась в небольшую фотографию. На ней вместе с ней высокий, слегка полноватый парень, с каштановыми волосами, как у меня. Округлое лицо, карие глаза, легкая щетина делала его старше, он явно не смотрелся на девятнадцать. Кажется, видела его в парке.

— Знаешь, сколько за ними девочек бегает? Но они все гулящие, у них только одно на уме, а хочется найти ему скромную, умную и хозяйственную девушку, а не какую-то вертихвостку, у которой только одно на уме. Сейчас молодежь пошла, работать не хотят, учиться тоже, один разврат кругом, — она нахмурилась и сунула кошелек обратно в сумку. — Покажешь ему все, пообщаетесь, может у вас сложится, — посмотрела на меня и улыбнулась.

Ответила ей тем же, чем-то вспомнились слова заведующей. Она тоже видит кругом только один разврат. Протянула ей книжку, поставила формуляр на место. Читательница и дальше смотрела на меня. Я не знала, что ей ответить. Предложить помощь по телефону или просто попытаться вежливо отказаться. Зачем вообще об интернете вспомнила?

— А тебя как зовут? — спросила женщина и застегнула замок на сумке.

— Полина, — представилась я и посмотрела на зеленые цифры на старых электронных часах.

— Очень красивое имя, ты не бойся, он у меня мальчик воспитанный, с вас бы хорошая пара вышла. Сейчас какая-то... — она задумалась, подбирая слова, — Шалава закружит ему голову и жизнь сломает. А он всегда и цветы на свидание покупает, игрушки таскает, сладкое. Очень внимательный, вежливый, если попадет в хорошие руки, станет отличным хозяином.

Я слушала и только кивала, не хотелось с ней спорить. Доказывать, что у меня есть парень, что я старше его, что он сам сможет найти себе девушку. Вряд ли ему понравится такая ботанка, как я. Просто молчала, размышляла, как послать её подальше с её навязчивыми приставаниями.

— Побегу, еще на почту нужно зайти заплатить коммунальные услуги. Хорошего дня, до свидания. — Женщина повернулась и направилась к двери.

— До свидания, — попрощалась с ней и вздохнула с облегчением.

Поправила очки, села поудобнее. Хорошо, что нашего разговора не слышала заведующая. Влетело б мне, что не работой занимаюсь, а ищу себе парней. Хотя я и так стараюсь внедрить что-то новое. Завела старичку в Фейсбуке, пыталась привлекать новых читателей, писала в разные фонды и политикам о финансовой помощи, пробовала выпросить у меценатов и издательств новую литературу. Большей частью приходили отписки, но иногда присылали книги и другие печатные материалы. Главное, что у меня появился Антон. Несколько раз меня приглашали на свидания в универе. Скорее, для шутки, чем в реальности хотели со мной отношений. Сама посматривала на университетских красавчиков, представляла их в своих пошлых и развратных фантазиях, но они даже не оборачивались в мою сторону.

Соседки по квартире бегали на свидания, а я сидела за чтением любовных романов. Представляла идеальных мужчин, наши постельные сцены, их жгучие ласки. Моя дырочка текла, и я ублажала себя пальчиками. Ласкала небольшую грудь, терла клитор.

Теперь у меня есть парень, и некоторые мои грёзы превратились в реальность. Волна возбуждения прокатилась телом. Захотелось всё бросить и убежать к нему. Оказаться с ним в тёплой постели и наслаждаться нашими горячими, пылающими от страсти телами. Глубоко вздохнула, потянулась за книгой. Старалась гнать от себя пошлые мысли.

— Полина, — заведующая вышла из своего кабинета и смерила меня взглядом. — Сейчас на встречу с избирателями приедет один кандидат. Подготовь зал, уберись, принеси больше стульев. И маску оденешь. Приедет телевиденье, будет мэр и другое городское начальство. Чего сидишь? Давай быстрее! — подогнала меня начальница. — Могла б и поприличнее одеться. Что у тебя за джинсы такие? В моё время приличные девушки не позволяли себе одевать подобнее. Сядешь с краешка, чтоб тебя никто не видел.

— Хорошо, Галина Петровна. Много стульев выносить? — поднялась и потянула жилетку вниз.

— Возьми еще десятка два, только расставишь не рядом, помни что у нас карантин, — она погрозила мне пальцем, оценила мой наряд и скрылась в своём кабинете.

Недовольно скривилась, показала ей язык. Чего она ко мне пристала? Коричневые джинсы в обтяжку, с легкой потертостью. Пожала плечами, никогда не считала их нескромными. Не носить же мне платья до земли, тем более сейчас прохладно. Не спеша подошла к коморке, открыла её и взяла два первых стула. Из кабинета снова показалась заведующая. Ей за 60, среднего роста, полноватая, с почти полностью седыми волосами. Лицо укрывала сетка морщин, от чего она казалась еще старше. Особо за внешним видом не следила, одевалась страшно и безвкусно. На нашу зарплату не очень разгуляешься, хотя у неё еще и пенсия. На ней сейчас старое серое пальто, черный костюм.

— Я в мэрию, подготовь всё хорошо, не опозорь меня. Современной молодёжи теперь ничего поручить нельзя, всё контролировать нужно, — она зашагала к двери, косясь в мою сторону. — У вас одни парни на уме, а не работа. Тебе всё понятно?

Просто кивнула, не хотелось встретиться с ней взглядом. Каблуки ботинок стучали по потертому паркету. Старалась всё расставить, поглядывала на зеленые цифры на часах, может, попросить у них денег на новую мебель и ремонт? Хоть крыши залатать, взглянула на желтоватые узоры на потолке. Полоски хаотично расходились и переплетались, словно неизвестный художник задумал создать шедевр, но никак не может закончить свою работу. Ловко двигалась между столами. Иногда у нас проводили разные мероприятия, но с началом пандемии и длительным карантином всё прекратилось. Вот с приближением выборов кандидаты стали встречаться с избирателями, но много людей на них не приходило.

Поправила подшивки с газетами, протерла пыль со столов. Пришло несколько пенсионеров. Уселись на стулья и принялись обсуждать пенсии, политику, выборы, кандидатов, партии. На меня практически не обращали внимание. Я села в уголке, надела маску. Старалась как-то приспособить очки, чтоб они не потели. Вошёл худощавый парень со штативом и камерой, принялся настраивать всё с противоположной от меня стороны, поглядывал в мою сторону. Хотела разглядеть его получше, но не получалось. Он помахал мне, ответила ему тем же. Слегка покраснела, хорошо, что маска скрывала большую часть лица. Посетителей становилось всё больше. Даже не представляю, если б столько приходило читателей, я б не успевала обслуживать такой поток.

Вернулась заведующая с местным начальством. Они сели в первый ряд. Двое кандидатов стояли. Один из них начал агитацию. Лысоватый мужчина лет сорока активно жестикулировал и обещал решить все проблемы. Собравшиеся пенсионеры перебивали, но он старался их успокаивать и продолжал свою речь. Закинула ногу на ногу, смотрела больше в окно. Ветки верб покачивались, мелкая жёлтая листва мозаикой укрыла дорожку. Порывы ветра её раздували, и узор постоянно менялся.

— Привет, тоже скучаешь? — тихо обратился ко мне парень, постукивая ручкой по блокноту. — Мне они тоже надоели, но приходится ездить и освещать ход компании на сайте партии.

— Привет, — повернула голову в его сторону и кивнула. — Ты журналист?

— Как бы да, больше блогер. Не видела мои видео? — он опустил маску и показал лицо.

Поправила очки, через капли конденсата на линзах пыталась его разглядеть. На вид ему под 30, черные волосы, втянутое лицо, карие глаза, небольшой нос. Тоже в очках прямоугольной формы. Парень улыбнулся и вернул маску на место.

— Интересуешься политикой? — уточнил он и открыл блокнот, что-то там записал.

— Я здесь работаю, — старалась говорить тихо, несмотря на то, что пенсионеры о чём-то оживлённо дискутировали с кандидатами.

— Вау! — он подвинулся ближе, оценивающе посмотрел на меня. — Я думал, что в библиотеках одни старые клуши работают.

Чуть не хихикнула, стиснула кулачки. Если Галина Петровна что-то увидит, точно оставит меня без премии. Лучше б спряталась в хранилище, она б и не заметила моего отсутствия. Спокойно почитала б книгу. Всё равно за эту партию я голосовать не собиралась.

— Потап, — представился мой собеседник и протянул мне руку. — Я и сам люблю за книгой посидеть, правда сейчас больше электронные читаю. Фантастику люблю и новую, и известных писателей. Вот, к примеру, Стругацких, Уэльса, Брэдбери, Кларка. Прекрасно пишут, просто зачитываюсь.

— Полина, — представилась и пожала его ладонь.

— Ох, у тебя такая рука холодная, — показалось, что он сам задрожал. — Давай сюда, согрею. — Схватил мою ладошку и стал потирать.

— Я не очень увлекаюсь фантастикой. Уэльса и Брэдбери читала. Жуль Верн больше всего нравится, хотя для современного мира его произведения уже не фантастика. Легко написано и приключения.

— Я в своё время тоже мечтал путешествовать на подлодке и изучать планету, — оба вздохнули, показалось, что пару пенсионеров повернулось в нашу сторону. — Или оказаться в центре Земли.

Улыбнулась и кивала. Мы встретились взглядами, жар прокатился по телу. Дыхание участилось. Давно я ни с кем не беседовала о литературе. Он взял мою вторую руку, наклонился и подул на ладошки теплым воздухом. Вздрогнула, снова обменялись с ним взглядами. Таких интеллектуальных и начитанных парней я еще не встречала. Мы шептались о фантастике, и я практически не слышала политиков, их рьяных споров с пенсионерами. Сама не заметила, как его рука оказалась у меня на бедре, заскользила по ткани джинсов.

— Смотри нас снимают, — он кивнул в сторону парня с камерой. — Улыбнись, ты здесь самая красивая девушка.

Раскраснелась еще больше. Стало жарко, не знала, как реагировать. Смотрела то на него, то на камеру. Потап отклонился в сторону. Оператор показал нам большой палец и повернул камеру на кандидатов. Вдруг он успел снять, как меня гладил мужчина. Щеки залил румянец, хорошо, что в мою сторону никто не смотрел. Дыхание участилось, очки еще больше запотели.

— Увидишь себя вечером в новостях на областном канале, уверен, что кадр с тобой точно вставят. Операторы любят такие моменты. У тебя милые глаза, красивые волосы, — парень придвинулся ко мне еще ближе. — Давай уйдём, здесь всё равно скучно. Вот если б было, как в «450 градусов по Фаренгейту». Мир без книг, представляешь?

Мы встретились взглядами, поправила очки. Он казался мне как в тумане. С радостью оказалась бы с Потапом в уютном тихом месте. Сколько книг мы могли бы обсудить, прочитать. Обмениваться мнениями, делится интересными моментами. Сердце забилось быстрее. Вглядывалась в лицо нового знакомого, как колеблется его маска при дыхании, легкий конденсат на линзах его очков. Он сжимал мою руку, поглаживал бедро. Киска увлажнилась еще больше, сердце отсчитывало свои удары. Руки дрожали.

— Тебе холодно? — парень поднес мои ладони к лицу и подул на них через маску. — Сейчас согрею.

— Всё нормально. — мой голос дрожал, щеки залил румянец. С опаской поглядывала на присутствующих. — Потап, пусти, пожалуйста, на нас смотрят.

— Давай убежим, — предложил он и прижал мои руки к своей груди. — Здесь есть тихое место, где мы можем остаться вдвоём? Я недавно прочитал хороший роман Питера Гамильтона из цикла «Спасение». Не читала?

Отрицательно покрутила головой. Новая литература к нам практически не попадала. Да и я в основном читала любовные романы, классику или детективы. Избиратели снова сцепились с кандидатами о коррупции и декларациях чиновников, у которых там имущества на миллионы долларов.

— Пошли, я тебе всё расскажу, — он поднялся и потащил меня за собой.

Обменялись взглядами, на миг задумалась, но поднялась. Пригнувшись, шагала за ним. Мы вышли в коридор. За дверью слышалась активная дискуссия.

— Идем в хранилище, туда никто не зайдёт, — достала из кармана ключи, потянула парня по коридору. — Только там страшно, не пугайся.

— Раз ты не боишься, мне точно нечего волноваться, — он сильнее сжал мои пальцы.

Посмотрела на него, он стащил маску на подбородок, поправил очки. Хихикнула, смерила его взглядом. Поймала на себе его оценивающий взгляд. Кто-то еще вышел из зала. По темному коридору разлетались удары каблуков. Вздохнула с облегчением, хорошо, что не заведующая. Стройная, симпатичная, высокая девушка с оранжевым микрофоном в руках с кем-то говорила по телефону и не обращала на нас внимания. Вставила ключ, рука немного дрожала, открыть дверь с первого раза не получилось. Старый замок щелкнул, скрип привлек внимание блондинки. Мы вошли в хранилище. Несколько рядов высоких металлический стеллажей, книги и газеты, покрывшиеся толстым слоем пыли. Так и хотелось что-то на них написать или нарисовать. Грязные окна, в уголках которых пауки устроили свои сети терпеливо выжидали добычу. Всегда думала здесь убраться, хоть окна вымыть.

Встретилась с парнем взглядом, он прижал меня к стенке. Потянул маску, наклонился, и его губы коснулись моих. Хотела оттолкнуть, но он крепко схватил мою руку и поцеловал мои уста. Стало жарко, на спине выступили капельки пота. Потап гладил моё бедро, тискал попу. Растерялась, не знала, что делать дальше. Ответила на его поцелуй. Он сильнее прижался ко мне, пальцы проскальзывали в промежность. Меня трясло от происходящего. Я всё время думала только об Антоне, а теперь незнакомец, который покорил меня за короткое время нашего разговора. Старалась сравнивать парней, но мысли путались. Наши языки боролись в порывах страсти. Новый знакомый стал расстегивать пуговички, намереваясь забраться ко мне под одежду.

— Постой, постой, — попыталась его остановить и повернуть голову в сторону, но он не давал разорвать поцелуй. — Потап, не надо. Я не могу.

— Я очень хочу тебя, — бормотал он и продолжал целовать. — Я еще не встречал такой красивой и образованной девушки, — его палец коснулся моего клитора. — Разреши сделать тебя приятно? Ты же вся мокренькая.

— Я, я... — не знала, что ему сказать.

Он легонько потирал бугорок удовольствия. Целовал мои щеки, шею, очки сползли и готовы свалится на пол в любой момент. Мои стоны становились всё громче. Слышались какие-то споры из зала. Старалась контролировать себя. Потап активнее двигал крепкими пальцами, вдавливая в меня мокрые трусики. Инстинктивно покачивалась ему на встречу. Ему удалось разбудить во мне страсть и похоть. Обняла его, увидела бугор на его штанах. Закрыла глаза, дыхание сбивалось. Парень шептал комплименты и целовал моё ушко. Набухшие сосочки терлись об чашечки лифа. Ноги дрожали. Сама не понимала, как разрешила себя ласкать.

Сильнее стиснула зубы, откинула голову, вцепилась в его плечи. Он спустил мои джинсы ниже. Сдвинул полоску черных слипов в сторону. Палец проскользнул в текущее лоно, дырочка пульсировала. Он добавил второй, импульсы наслаждения растекались по телу. Я стонала громче, в коридоре наверняка могли услышать эти звуки. Потап целовал меня в губы, как могла отвечала ему. Киска чавкала и текла, старалась насадиться на его пальцы. Звуки эхом разлетались по хранилищу. Наш страстный секс нарушил спокойствие здешних книг. Что они видели за годы в библиотеке, у кого бывали дома? Возможно, им случалось становится свидетелями совокуплений. Казалось, что они сейчас начнут падать с полок и выражать своё неудовольствие. Задрожала и оргазм овладел моим сознанием. Моментально стало легко и хорошо. Поползла вдоль стены, но новый знакомый прижал меня сильнее. Пальцы и дальше находились во мне.

— Кончила? — тихо произнес он и нежно поцеловал мой носик, поправил мне очки. — Ты само совершенство. Не падай, — подхватил меня второй рукой, во влагалище стало пусто. — Ты очень сладко стонешь.

Мотнула ему головой, облизала губы. Хотела потянуть трусики, но мышцы еще плохо слушались. Раскраснелась еще больше, хотелось снять жилетку, вдоль позвоночника покатилась капелька пота. Постепенно приходила в себя, сама не верила в происходящее. Встретилась взглядом с Потапом, он взял мою руку и положил себе на пах. Легонько надавила на образовавший бугор, ощутила, как пульсирует его орган. Жар волной прокатился по телу. Легонько поглаживала его член. Новый знакомый глубоко дышал.

— После оргазма ты еще красивее, взгляд такой озорной, стала хищной, маленькой кошечкой, с которой за многие годы впервые поигрались, — он рукой сжимал мою попу, спускал трусики ниже. — Ты с кем-то встречаешься?

Дёрнулась, взглянула не него. Сказать ему об Антоне, промолчать, соврать или что-то выдумать? Сколько раз читала об изменах. Он только широко улыбнулся, наверное, всё понял без слов. Сердце просто колотилось от волнения и возбуждения. Потап спустил мои джинсы с трусами до колен, принялся любовался моей выбритой промежностью, набухшими, небольшими, покрасневшими губками, стройными ножками. Снова коснулся клитора, разряд удовольствия разлетелся по телу.

— Ох, — тихий стон наслаждения вырвался у меня. Сильнее надавила на его пах.

— Хочешь еще кончить? — он пальцами шире развел мои губки и массировал их. — Не могу тобой налюбоваться.

— Да, — кивнула ему. Люди начали постепенно расходится, слышался топот в коридоре, не могла вспомнить закрывала ли я дверь.

— Иди сюда, — он подхватил меня и наклонил к стеллажу. — Прогнись чуть больше.

Схватилась руками за холодный метал, вся дрожала. Не терпелось, чтоб парень поскорее вошёл в меня. Слышала, как он расстегивает ремень. Глубоко и часто дышала, киска пульсировала. Облизала губы и сглотнула. Поглядывала на Потапа. Он стянул трусы и на свободу вырвался эрегированный член. В районе 16-ти сантиметров, как и у Антона, только чуть толще, головка более округлая. Волосатые яйца покачивались. Парень надавил мне на спинку. Руки переместил снова на холодный металлический профиль. Захотелось прислониться к нему щекой и остудить пылающую страсть.

— Я всё осторожно сделаю, я хоть у тебя не первый? — он поглаживал мою попу своим органом. — Ты куда хочешь? Я в попу еще никого не трахал. Ты туда не пробовала?

— Не пробовала, — соврала я и покраснела, хорошо, что он не видел моё лицо, а то точно б раскусил.

— А сюда пробовала? — головка коснулась мокрых от соков губок и заскользила по ним.

— Да, — тяжело дыша ответила я и стала легонько покачивать попой. Хотелось, чтоб парень скорее проник в меня.

— Много мальчиков там побывало? Жаль, что я не первый. Очень хочется распечатать девочку, — Потап вздохнул, стал ко мне ближе. — Я думал, что ты еще целка. Прогнись чуть больше.

Выполнила его пожелания, за стеной ходили люди. А если, кто-то перепутает дверь и заглянет? А если зайдёт Галина Петровна, она же сразу меня уволит. Скажет, что я грязная похотливая сучка, которая раздвигает ноги перед первым встречным. Вся задрожала.

— Тебе холодно? Что-то не так? — парень, нагнувшись, целовал мою шею, ушко и щеку.

— Нет, — мой голос звучал как-то странно. — Презерватива у тебя нету.

— Ой! — он замер. Ощутила его горячее дыхание. — Нету, а у тебя?

Отрицательно мотнула головой, ноги дрожали, джинсы вдавились в кожу. Сильнее стиснула кулачки. Текла еще сильнее. Мелькнула мысль предложить ему анал, но побоялась сказать такое.

— Я в тебя кончать не буду, обещаю, — он надавил, и головка проскользнула в киску.

— Ах! — вырвалось у меня. — Как хорошо!

Потап задвигал тазом. Крепкий поршень приятно тёрся об стеночки влагалища. Закусила губу, но всё же звуки наслаждения срывались с моего ротика. Хватала воздух, стало еще жарче. Новый знакомый пытался мять мою грудь, сосочек терся об лиф. Киска чавкала, яйца шлёпали об меня. Капли смазки катились по бёдрам. Голоса в коридоре слышались совсем рядом, не могла разобрать слов. Может, ищут меня? Повернула голову и смотрела на побелённую, почерневшую от времени стену. Парень наращивал темп, орган свободно двигался во мне и входил на всю длину. Слышала его сопение, руки оказались у меня на талии. Он потянул жилетку и кофточку чуть вверх, холодный воздух прошёлся по мокрой коже.

Пол приглушенно поскрипывал. Как могла, старалась себя контролировать. Представила себя на космическом корабле, мы спрятались от другой команды и хотим насладится друг другом. Дрожь волнами прокатывалась по телу, зарождался новый оргазм. Руки дрожали, влажная ладошка скользила по металлу, вся горела от страсти и похоти. Вскрикнула и второй оргазм овладел мною. Потап зажал мне рот, что-то шептал на ушко и резко вталкивал свой кол в чавкающую и текущую дырочку. Казалось, что всё двигалось, что сейчас стеллаж оторвется от пола и свалится на нас.

— Полина, я больше... — парня затрясло, он отпустил меня, вышел из дырочки.

Я не ожидала такого, сама не поняла, как оказалась голой попой на бетонном полу. Струя спермы ударила мне в лицо, попала на очки. Вторая порция покрыла белой жидкостью нос и губы, оросила ноги, несколько капелек легло на жилетку. Хотела отклонится, но тело меня плохо слушалось. Потап подергивал свой орган, остатки семени полетели на пол, попали мне на ботинки.

— Извини, — тихо сказал он и поправил очки, потянул трусы обратно, достал из кармана платок и протянул мне. — Сам не знаю, как вышло. Я не хотел.

Облизала губы, сперма слегка горчила. Как я сейчас работать пойду? А одежда... Протянула руку и взяла синий, клетчатый платочек. Хотелось чихнуть, у носа надувался пузырёк. Дрожь волной прокатилась по телу.

— Тебе помочь? — Потап, присев рядом, поглаживал моё бедро. — Не сиди на полу, а то простудишься, сейчас же вирус.

Сперма с очков, капнула на кожу. Сняла их, принялась протирать от растекшихся капель белой жидкости. Слышала удары своего сердца. Наконец установилась тишина, надеюсь, никто не слышал мои стоны. Новый знакомый протянул мне руку. Медленно поднялась. Покачивалась из стороны в сторону. На полу остался мокрый след от моей попы и киски. Причудливый рисунок, созданный моим телом. Не могла понять, что он мне напоминает. Потап мило улыбался. Хихикнула, сама не верила во всё произошедшее. Протёрла щеку и нос. Местами семя подсыхало и стягивала кожу.

— Не могу тобой налюбоваться, — он наклонился и поцеловал меня в лоб. — Приезжай ко мне в областной центр на выходные в гости. Погуляем по городу, пообщаемся, хочешь — переночуешь, — он смерил меня взглядом. — Уверен, что полностью голой ты еще прекраснее, — вздохнул и покраснел.

— Спасибо, — тихо ответила ему и опустила глаза. — Я подумаю.

— Сейчас я тебе номер и адрес напишу, — он достал блокнот из кармана, раскрыл его. Дрожащей рукой аккуратно выводил цифры, косился на мою промежность.

Подтянула трусики и джинсы, стала вытирать с одежды сперму. Она еще не успела засохнуть, но по точкам на жилетке вполне можно догадаться, чем я недавно занималась. Старалась успокоиться, но не могла. Разглядывала черты парня, его темные, немного волнистые волосы. Мелодия телефона нарушила тишину. Дёрнулась от неожиданности, он взглянул на меня — быстро отвернулась. Протирала щеку и не смотрела в его сторону. Потап коротко произнес в трубку несколько фраз.

— Извини, мне нужно бежать, — он снова поцеловал меня и вручил листочек. — Скажи свой номер.

— Давай запишу, а то не запомнишь.

— Не переживай, у меня хорошая память, — он улыбнулся и погладил моё плечо. — Не хочется никуда ехать, но нужно, — он вздохнул, а я по цифрам назвала свой мобильный. — Я тебе обязательно позвоню вечером. Пока, — снова чмокнул меня и направился к двери.

— Пока, — помахала ему на прощание, обменялись грустными взглядами.

— Полина не грусти — а то я не смогу тебя оставить.

Хихикнула, облизала губы и сглотнула. Потап вышел из хранилища. Я стояла и обдумывала произошедшее. Порыв страсти, минутная слабость, увлеклась его любовью к литературе. Поправила волосы, в руке остался его платок, перепачканный семенем. Поднесла его к носу, пахло спермой, слегка улавливался аромат одеколона. У Антона другой запах, более резкий и сперма другая. Вздрогнула, подошла к двери и выглянула в коридор. Осмотрелась по сторонам. Быстро добралась до туалета, включила воду и принялась умываться. Холодная вода взбодрила. Положила очки на умывальник и стала скорей стирать с лица следы недавних приключений. С первого этажа слышались какие-то разговоры. Казалось, что они осуждали меня за мой поступок, укоряли за измену парню. Я считала его самым лучшим, а теперь...

Смотрела на себя в старое, покрытое пятнами и мелкими трещинами зеркало. Оно словно состарило меня, казалось, что пролетело полжизни. Сердце билось быстрее, киска напоминала о недавнем вторжении. Вернула очки на место, привела одежду в порядок. Оттерла белое пятнышко с жилетки. Хотелось переодеться и вымыться. Вышла в коридор, каблучки тихо стучали. Подошла к залу, прислушалась, потянула дверь.

— Ох, явилась. Ты куда пропала? — Галина Петровна вскочила из-за стола, гневно смотрела на меня. — Ничего тебе поручить нельзя. Убегаешь с работы в рабочее время.

— Я не убегала, — хотела найти какое-то оправдание, но виновато опустила глаза, боялась, что она о чём-то догадается. — Я в туалет вышла.

— И что ты там целый час делала? Снова к своему парню убегала? — заведующая словно хотела испепелить меня взглядом.

— Нет, мне просто нездоровится сегодня, — соврала ей и поправила очки.

— Уже забеременела? — она еще пристальнее посмотрела на меня. — Вся красная он какая. Теперь полное падение нравов.

— Я не беременная! — запротестовала и сдвинула брови. — Просто погода такая. — Не знала, что еще придумать в своё оправдание.

— Раз нет, тогда уберёшь всё обратно и в интернете напишешь, что завтра у нас выступят кандидаты еще от одной партии. И о сегодняшней напишешь, — принялась раздавать она мне свои указания. — И смотри, — погрозила мне пальцем. — Оставлю тебя без премии. Никакого желания работать, только о мальчиках думаешь. Меня мэр на фуршет пригласил, из-за тебя чуть не опоздала. Ты хоть телефон бери, как убегаешь. Всё поняла?

— Да Галина Петровна, я всё сделаю. Извините, — глубоко вздохнула и уставилась на дырку в старой, потёртой ковровой дорожке.

Она оценивающе взглянула на меня и направилась в свой кабинет. Я мотнула головой и села за стол. Решила подождать, когда она уйдет. Достала из сумочки помаду и стала подкрашивать губки. Заведующая, увидев, что я крашусь, только сердито скривилась. Молча вышла, даже не попрощалась со мной. Сколько мне еще её терпеть? Шла б себе на пенсию и возилась в огороде, занималась цветами. Слушая удаляющийся стук её каблуков, я грустно смотрела куда-то вдаль и покачивала головой.

Достала из кармана жилетки листок с номером телефона, приятное тепло сконцентрировалось внизу животика. Смотрела на красивые, аккуратные цифры. Антон так пишет, что и сам не всегда понимает. Улыбнулась. Внесла номер в контакты, сложила листочек и спрятала его в сумочку. Вытащила влажный платочек. Приятно, что нашёл, чем вытереться. Перебирала его пальчиками, ощутила легкий запах спермы. Поднялась и вдоль стеллажей подошла к окну. Дырочка выделила порцию влаги. В памяти всплывали фрагменты недавнего секса, как его член двигался во мне, как голой попой сидела на полу. Румянец всё сильнее заливал щеки. На город спускались сумерки. Сыпал мелкий дождь, капли катились по стеклу. Черные асфальтные дорожки отчётливо выделялись. Шли трое девочек в яркой одежде, с рюкзаками, что-то обсуждали.

Вздохнула, поправила очки, стиснула руку с платком. Коснулась промежности, трусики еще не успели высохнуть. Дыхание участилось. Казалось, что я ощущала в себе член Потапа, как он быстро двигается во мне, приятно трётся о стеночки влагалища. Клитор набух и требовал внимания. Пальцы дрожали, взглянула на дверь. Не спеша шла вдоль окон, любовалась деревьями, раскрашенными осенью. Ветер срывал листочки и кружил их точно в танце. Мне снова хотелось обнять Потапа, обсудить с ним роман. С Антоном мы никогда не беседовали о литературе. Поправляла стулья вдоль столов. Лампа дневного света противно гудела и мигала желтоватым светом. Моргнула несколько раз ресничками. Мысли путались, подошла к двери каморки, вошла в неё.

Комната завалена мебелью, стульями, в уголке расположились ведра, веники, швабры и прочий инвентарь. Потянулась к метле, ощутила еще больше влагу между ножками. Мурашки пробежали по коже. Прислушалась к звукам. Ноготком водила вокруг металлической пуговки на джинсах. Киска пульсировала. Не думала, что я настолько ненасытная. Многие годы довольствовалась только пальчиками и подручными средствами, а последние пару месяцев регулярно спала с Антоном, познакомила его с родителями. Теперь ворвался Потап и спутал мне все планы. Словно оказалась героиней романа, где девушка не могла определится между мужчинами, а они боролись за её любовь и внимание. Забавно, а мои готовы на подвиги ради меня?

Снова вздохнула, возбудилась еще больше. Не сдержалась и расстегнула пуговку на джинсах, потянула замочек вниз. Пальчик коснулся влажных трусиков, не думала, что я настолько мокрая. Задрожала и стала легонько надавливать на клитор. Разряды наслаждения растекались по телу. Тихо постанывала, хорошо, что мымра ушла, а то еще застукала бы меня за ласками. Задвигала пальчиком активнее, закусила губу, прислушивалась к звукам. Услышала, как открылась дверь в зал. Скрип паркета, шаги. Неужели, заведующая вернулась? Попыталась закрыть замок на джинсах, ну трусики попали в него.

— Есть кто?! — услышала я мужской голос и еще больше насторожилась.

Не знала, что делать. Дергала замок, но, как назло, у меня ничего не получалось. Руки тряслись, сердце колотилось. Выйти в таком виде не могла, что-то сказать, он же придет сюда. Старалась не дышать, с силой дергала язычок, но он никуда не двигался. Снова вся вспотела. Если читатель меня увидят, что он сможет подумать обо мне? А если пожалуется заведующей? Об этом даже думать не хотелось. Нервно сглотнула, не могла понять, гудит лампа или моя голова. Кого еще принесло под конец рабочего дня?

— Есть здесь кто?! Ей! — казалось, что он совсем рядом.

Задержала дыхание, прижалась к стене. Вдруг он заглянет в приоткрытую дверь и увидит меня? Угораздило меня решиться поласкать себя на работе. Пол скрипел где-то рядом. Сильнее тянула за замок, но он только выскальзывал и не двигался с места. Повернулась к стене, ноги дрожали. Вспомнила, как в парке меня напугала большая собака. Она обнюхала меня и убежала. Дыхание сбилось, хватала воздух ртом. Шаги отдалялись, дверь хлопнула. Выдохнула с облегчением, вытерла капельки пота со лба.

Поправила очки, вышла на свет. Вновь принялась высвобождать трусики из металлического плена. Ткань терлась о клитор, меня всю трясло, не могла понять от страха или возбуждения. Прислонилась к дверной коробке, щеки и ушки раскраснелись, словно их растирали. Захотелось расслабиться, как-то успокоить себя. Запустила два пальчика под трусики.

Плавно надавливала на клитор, водила по набухшим губкам. Тихо постанывала, сама не понимала свои действия. Чуть ускорилась, киска чавкала. Жар прокатывался по телу. Местами казалось, что жарко, местами ощущала холод. Вскрикнула, задрожала, и волна оргазма захлестнула меня. Глубоко и часто дышала. Не смогла устоять, уселась попой на пол. Очки снова сползли на нос. Закрыла глаза и наслаждалась. Аж не верилось, что так бурно кончила третий раз за день. Главное, чтоб никто сейчас не зашёл. Жаль, что рядом нету Потапа, он бы помог мне подняться и привести себя в порядок.

Постепенно возвращалась к реальности. Осторожно поднялась, отряхнула попу. Трусики намокли еще больше. Недовольно скривилась, взглянула на зеленые цифры на электронных часах. Еще час — и я дома. Наберу себе ванную, расслаблюсь, все обдумаю. Потянула джинсы, поправила трусики. Хихикнула, сама не поняла, как они высвободились. Не переставая улыбаться, покачала из стороны в сторону головой. Поправила очки, привела себя в порядок. Дыхание выровнялось. Немного подмела между столами, уборщица приходила только раз в неделю.

Села на свое место, на улице стемнело. Пробовала читать, но сконцентрироваться не получалось. Я думала то об Антоне, то о Потапе. О сегодняшнем сексе, визите незнакомца, нравоучениях заведующей. Поднялась и ходила вдоль стеллажей, смотрела на потертые книги, словно хотела найти в них ответы и подсказки на свои вопросы. Казалось, что на их пожелтевших страницах есть ответы на всё, но авторы обошли мой случай. Пикнуло несколько сообщений в телефоне, а я дальше стояла в раздумьях перед темным окном. Вглядывалась в мерцающие огоньки нашего городка. Дождь еще усилился, а я без зонта. Как-то добегу, кожаная куртка всё равно не промокнет.

Рабочее время закончилось. Переоделась, выключила свет, по темным коридорам спустилась и вышла на улицу. Закрывая входную дверь, взглянула на окна, выпустила облако пара. Дождик тихо стучал и успокаивал, мокрый асфальт блестел в свете уличных фонарей. Подняла воротник куртки, стала осторожно спускаться по ступенькам. Ветер сыпал в лицо мелкими каплями, они попадали на очки.

— Полина, постой! — вдруг вырвался из темноты голос Антона. — Я так и знал, что ты без зонтика. Давай проведу тебя.

— Привет! — радостно поздоровалась с парнем и улыбалась. — Спасибо, а я думала, что вымокну. Хотела бежать домой, а здесь ты.

— Я тебя минут десять жду, — он подошел и обнял меня, прижал к себе, укрыл нас обоих большим, черным зонтом. — Не замерзла?

— Всё хорошо, — ощутила мелкую дрожь. — Ты как сегодня отработал?

Мы двинулись по дорожке к тротуару. Антон среднего роста, худощавый, с круглым лицом и пухленькими щеками. Немного кривой нос его не портил. Короткие русые волосы слегка намокли. Крепкой рукой он сжимал мою талию.

— Спокойно, работы мало, ездили только в два места. О тебе зато думал, — прижал меня к себе. Я повернула голову, и мы встретились взглядами. — Пошли ко мне, посидим, поболтаем. Потом тебя домой проведу, а хочешь, можешь и ночевать.

— Я домой. Что твои родители скажут, если я ночевать останусь? — поинтересовалась у него. Капли с зонта капали на рукав моей куртки.

— Спросят только, когда у нас свадьба.

— Антон! — толкнула его в плечо.

— Да ничего они не скажут, лишь бы ночью не шумели. Отец у меня вообще в 21 женился, а мне уже 25.

Хихикнула, взглянула на парня. Вспомнила о Потапе, сердце забилось быстрее. Антон всё же привлекательнее, но книги его вообще не интересовали, разве о футболе. Глубоко вздохнула, старалась не отставать от спутника. Каблуки стучали по тротуару, редкие машины освещали нас фарами.

— А у тебя как день прошёл? — поинтересовался парень и немного наклонил зонт, который буквально вырывало из его рук порывами ветра.

— Всё спокойно, — ответила я, стараясь не показать накопившихся за день эмоций.

— Точно всё нормально? — снова встретились взглядами. Поправила очки.

— Да, — закивала и попыталась натянуть улыбку на лицо.

— Рассказывай, снова твоя старушка доставала? — сделал свой вывод парень и сердито сдвинул брови.

— Ага, — вздохнула и кивнула. — Сказала, что я забеременела и только о тебе думаю, а работать совсем не хочу.

— Чего правда? — он насторожился и чуть не остановился.

Сделав серьезное лицо, наблюдала за его реакцией. Зонтик дрожал в его руке. Не могла понять, хочет накинуться на меня и расцеловать, или начнёт ругать, чего я не предохранялась. Несколько девочек из моей группы залетали и ходили на пары с животиками. Всегда поглядывала на них и представляла себя на их месте.

— Антон, — улыбнулась и толкнула его. — А ты хочешь ребенка?

Парень задумался и пожал плечами. Наклонился, поцеловал меня, погладил мою попу.

— Я тебя точно хочу, — он схватил меня за руку и потащил за собой.

— Постой, я не успеваю, — чуть не бежала за ним. — Ты куда спешишь?

— Тебе маленького сделать. Ты сына или дочку хочешь?

Вздрогнула, не ожидала от него такого вопроса. Парень крепко сжимал мою руку. Свернули на темную, не освещенную улицу, в домах светились зашторенные окна, большая часть людей уселась сейчас возле телевизоров.

— Ты куда меня тащишь? — сбавила шаг и попыталась освободить руку.

— В гараж, — он кивнул куда-то в темноту. — Там никого сейчас нету, и никто нам не помешает. Жаль, что Ярослава дом продала. Тебе привет передавала.

Покосилась на парня, старалась от него не отставать. Асфальт закончился, и мы шли по мокрой песчаной дороге. Все же они общаются, а вдруг она позовёт его себе? Она красивая блондинка, с пышным бюстом, милым личиком, пухлыми губами. Куда мне до неё? Недовольно скривилась. Антон же бросит меня, мурашки пробежали по коже, она эффектная и перспективная. Он убежит к ней сразу, как она поманит. Кому я нужна, такая ботанка. Хотя Потап, он же не такой.

— Ты чего дрожишь? — на ходу спросил Антон. — Не переживай, сейчас я тебя согрею.

Шли вдоль ряда однотипных гаражей. Иногда вступала в лужи, теперь точно испачкаю ботинки, а еще и ноги намочу. Не хватало еще простудится, скажут, что вирус.

— Подержи, — парень протянул мне зонтик и достал из кармана ключи, взялся открывать замок. Поглядывал в мою сторону. — Ты какая-то уставшая, что ли?

Только улыбнулась, вытерла под носом. Слышала, как щёлкнул замок. Антон сунул ключи обратно в карман светло-коричневой куртки, включил свет. Жестом пригласил меня внутрь.

— Проходи, чувствуй себя как дома, — металлическая дверь громко закрылась. — Чай тебе сделать?

— Спасибо, не надо, — поставила зонтик возле белого грузовичка Мерседеса.

Вспомнился момент нашего знакомства, когда они с Игорем Ивановичем трахнули меня на стопках макулатуры. Вздрогнула, а киска легонько увлажнилась. У меня после анала всё три дня болело. Аж не верилось, что моя дырочка выдержала такое. Вздохнула и скорчила какую-то гримасу. Осмотрела простой интерьер. Стены местами из красного и белого кирпича. Ряд столов с разными инструментами, на вбитых в стену гвоздях висела всякая всячина. Пахло бензином и выхлопными газами. Бетонный пол украшали большие черные пятна, словно какая-то сыпь, хотелось взять чистящее средство и избавится от них. Парень вытащил из шкафчика простое, зеленое, клетчатое одеяло. Снял куртку и повесил её на вешалку к спецовке.

— Иди ко мне, — он уселся на синий диван и похлопал по нему. — Согрею тебя, а то кроме меня некому.

Улыбнулась и пошла неторопливой, игривой походкой. Антон довольно смотрел на меня. На черных джинсах парня образовался небольшой бугор. Серая кофта выглядела слегка великоватой.

— Лина, не дразни, — он улыбнулся и поманил меня к себе. — Давай на коленки, и я тебя укутаю.

Хихикнула, сняла куртку и повесила на старый стул. Подошла к дивану, любимый взялся поглаживать мою попу, носом сдвинул кофточку вверх, стал целовал живот. Вздохнула, приятная волна пронеслась телом, дыхание участилось. Теплые губы нежно касались кожи, пропускала между пальчиками его волосы. Он гладил мои бёдра, дотрагивался до промежности. Еще недавно меня трахал Потап, а теперь я снова с Антоном. Задрожала, киска увлажнилась еще больше от таких развратных мыслей. А вдруг он догадается? Задрожала еще сильнее. Что ему тогда отвечать? Если он меня бросит и уедет к Ярославе? Снова останусь одна, нервно сглотнула.

— Нравится? — парень поднял глаза, и мы встретились с ним взглядом.

— Да. — кивнула, голос немного дрожал. — Щекотно только.

— Я сегодня о тебе целый день думал. — Антон взялся расстегивать пуговку на моих джинсах.

— И что ты думал? — тихо спросила его, глубоко дыша. — Я о тебе тоже вспоминала.

— Как убежать с работы к тебе, — он потянул джинсы вниз, поцеловал чуть выше трусиков.

Тихо постанывала, и текла всё сильнее. Села на его колено, парень прижал меня к себе, и наши губы слились в поцелуе. Он гладил моё бедро, спину, тискал попу. Ощущала его горячее дыхание. Рука оказалась на груди, сжимала её, твердый сосочек приятно терся об лиф. Мои стоны становились всё громче. Старалась не вспоминать о Потапе, но он всё время всплывал перед глазами.

— Ты сегодня какая-то не такая. Что-то случилось? — парень усадил меня на диван.

— Устала, холодно на работе, а еще начальница доставала, — врала ему и старалась не смотреть в глаза.

— Коза старая, давай я с ней поговорю. Пусть валит на пенсию старуха.

— Постой, не надо, — коснулась его щеки, поласкала её пальчиками. — У неё характер такой, — вздохнула и поцеловала парня в губы.

— Ладно, — сквозь поцелуй пробормотал он.

Антон ловко снял с меня ботинки, стянул джинсы, стал поглаживать бёдра. На трусиках отлично виднелось мокрое пятно. Парень запустил пальцы под резинку трусиков и ловко избавил меня от них. Вздрогнула, боялась, что он может догадаться. Раскраснелась еще больше, но он наклонился, и мы нежно целовались. Любимый возился с ремнем. Дырочка пульсировала и текла. Наши языки соприкасались, боялась, что он ощутит вкус спермы на моём лице и губах. Поправила очки, старалась на него не смотреть. Может, зря сюда пришла, лучше проводил бы меня домой. Его шершавые пальцы касались промежности, надавливали на текущую киску, терли набухший клитор.

Гладила его тело, старалась дотронуться до члена. Антон сам спустил с себя джинсы вместе с трусами. Эрегированный, тонкий шестнадцати-сантиметровый член с небольшой головкой был полностью готов к действию. Виднелась капелька смазки. Старалась сравнить его с органом Потапа, он казался немного больше, головка другой формы. Яйца не такие. Испугалась своим пошлым мыслям. Парень снял кофту, посмотрела на его торс. Прикинула, что здесь ребята не очень отличались. Глубоко вздохнула. Старалась совладать со своими эмоциями. Протянула руку и стала легонько водить по пульсирующему стволу. Парень издавал какие-то звуки наслаждения.

— Лина, ты сегодня так сильно возбуждена, — сказал Антон, тяжело дыша и осыпая меня поцелуями. — Я по тебе тоже очень скучал.

— И я по тебе, — я ласкала его орган и дрожала.

— Пососи мне, — предложил он и опять сел на диван.

Поднялась, поправила очки и волосы. Наклонилась к парню, приблизилась к его паху. Сглотнула и облизала губы. Коснулась горячей плоти, член пульсировал. В ротике ощутила легкую горечь и вкус смазки. Плотно сжимала его губками, рот заполнялся слюной. Антон игрался с моими дырочками, он вводил палец то в текущую киску, то в попу, надавливал на стеночки. Покачивала тазом навстречу его фалангам. Не могла понять, мне жарко или холодно. Вся дрожала. Несколько часов назад меня почти так же трахал Потап, а теперь я отдаюсь своему парню. Быстрее двигала головой, головка касалась горла, приходилось всё время поправлять очки. Дыхание сбилось, немного подташнивало. Крутила язычком вокруг головки, касалась его выбритых яиц.

Антон покачивался, старый диван противно поскрипывал. По улице проехала машина. Парень быстрее водил тазом, слюна стекала по его стволу. Как мог ласкал мои дырочки, слышалось чавканье киски, которое смешивалось с моими стонами. Вся дрожала от его ласк, местами выступили капельки пота. Любимый добавил еще один палец и ускорился. Выпустила орган, от него натянулись ниточки слюны. Прогнулась больше, старалась сравнивать ощущения, полученные днём, но у меня ничего не получалось. Вздрогнула и свалилась на парня, очки упали на диван. Полностью расслабилась, глубоко и часто дышала. Антон игриво шлепнул меня по попке. Что-то говорил, но я его не понимала. Наслаждалась полученным оргазмом.

— Ты так бурно кончила. — Он поправил мои волосы и поцеловал в щеку. — Вижу, что ты скучала, — хотел поднять меня, но я не поддавалась. — Я у друзей поспрашиваю, может, найду нам хату на выходные. Проведем день или два вместе.

Просто кивнула, повернула голову и посмотрела на любимого. А вдруг меня пригласит Потап? Мурашки пробежали по коже. С ним смогу интересно пообщаться, мы почти и не успели побеседовать о литературе. Снова возникала неприятная дилемма.

Антон уложил меня на диван. Пыталась нащупать на нём свои очки. Не хотелось разбить их и вернуться домой. Широко улыбнулась. Парень закинул мои ноги себе не плечи, поглаживал бёдра. Наклонился в мою сторону. Водил твердым членом по промежности. Глубоко дышала в предвкушении проникновения.

Любимый надавил, но попа не хотела впускать в себя его орган. Вцепилась в ткань, боль прокатилась телом. Антон качнулся сильнее, и его кол проник в мою кишку. Вскрикнула, слышала удары своего сердца. Без очков не могла нормально рассмотреть его лицо. Чем-то черты схожи с Потапом, цвет волос другой. Закрыла глаза, постанывала, ощущала, как стержень всё глубже входит в меня. Наши тела соприкоснулись.

— Потерпи, потерпи немножко, — бормотал он, лаская мои бёдра. — Ох, как у тебя туго и хорошо.

Парень легонько покачивался, диван поскрипывал, его яйца ударялись об меня. Мои стоны становились громче. Что-то упало и покатилось по бетонному полу. Повернула голову в сторону звука. Кто-то колотил в дверь. Хотела подняться, но Антон придержал меня. Он только ускорился.

— Антон, ты!? Блядь, открывай! — кричал кто-то и колотил кулаком в металлическую дверь. — Ты там что, очередную шлюху привел? Поделись телочкой! — Удары становились всё сильнее.

Растерялась, через стоны ничего толком произнести не могла. Парень не обращал внимания на стук и размашисто трахал меня. Член выскакивал из попы с характерным звуком, но быстро возвращался обратно.

— Ты хоть совесть имей! Промок весь! — под удары ногой в металл двери, кричал незнакомец.

— Кто это? — всё же сквозь стоны смогла спросить любимого.

Он только махнул рукой, склонился еще больше. Видела его вспотевший лоб. Парня трясло, толчки становились резче. Он прижался ко мне, и мощная струя спермы ударила мне в кишечник, за ней последовала вторая. Меня всю трясло. Хотелось расслабится, но не могла. Антон наклонился и поцеловал меня в лоб.

— Лин, ты супер, — тихо прошептал мне на ушко. — Люблю тебя детка.

— И я тебя, — мы слились в поцелуе.

— Антон! Открывай! — барабанил ногой в дверь незнакомец.

— Давай собираться, этот старый алкаш не свалит. Наверное, снова его жена выгнала, — парень поднялся и вышел из меня. — Я тебя домой проведу.

В попе стало сразу пусто, из неё на диван потекла сперма. Вставать мне никак не хотелось. Что у него за коллеги и товарищи, все какие-то странные. Уверена, что Потап с такими не тусуется.

— Лин, — Антон коснулся моего колена. — Вставай, а то еще кто полицию вызовет, — он взял джинсы и принялся вертеть их в руках.

Нехотя поднялась, одела очки, поправила волосы, одёрнула кофту. В голову шумело. Взяла из сумочки платок и протёрла им промежность. На нем теперь семя двоих. Мурашки пробежали по коже. Старалась не смотреть на парня. Натянула трусики, надела джинсы и куртку. От ударов разболелась голова. Попа при ходьбе напоминала о недавнем вторжении. Антон покручивал зонт и наблюдал за мной. Явно хотел подогнать меня, но не решался. А кого он еще сюда водил?

— Идём, — он протянул мне руку и поцеловал в щеку.

Открыл дверь, та скрипнула. У двери стоял невысокий, небритый мужчина лет 45-ти. Смерил меня взглядом.

— Тоха, поделись девочкой, — он потянул руку в мою сторону. — Давно такую молоденькую не трахал. У Ваньки как дочка сбежала в большой город, так и облом теперь. А то мы её вместе почти каждый день жарили.

— Петрович, иди проспись, — Антон толкнул его, и мужчина свалился на мокрую землю, — Лин, пошли.

Он раскрыл зонт, схватил меня за руку и потащил в темноту. Слышала какие-то пошлости в нашу сторону. Старалась не отставать от парня, несмотря на дискомфорт и вытекающую сперму. Смог бы меня так защитить Потап? Хотя не думаю, что у него есть такие знакомые. Глубоко вздохнула, и как мне теперь определиться?
2 661