Секс порно рассказы 😈 Pizdeishn.Net

Молодая сотрудница

В переговорной накрыли стол. Повод был самый что ни на есть уважительный: день рождения первой красавицы отдела Виктории. Еще днем прошла официальная часть с цветами, заветным конвертиком из рук генерального шефа и непременным кратким чаепитием. А сейчас планировалась банальная пьянка для наиболее приближенных к виновнице торжества, ну, и руководству, естественно, лиц.

«Хорошо быть начальником», — подумал Андрей, глядя, как суетятся вокруг длинного овального стола девчонки, поправляя уже расставленные упаковки рыбной и колбасной нарезки, какого-то остро пахнущего сыра, вскрытые банки обязательных застольных оливок и, конечно же, маринованных корнишонов для него, любимого и неповторимого.

Среди такого съедобного изобилия, как небоскребы среди исторического центра старинного города, возвышались разнообразные бутылки. Ледяная, из морозилки, водка для самого Андрея, мартини двух видов для девушек, пара бутылок странного чешского ликера — явно чей-то подарок — для дам постарше, и даже какое-то красное сухое вино, непонятно как и по чьей просьбе появившееся на столе.

Кто-то притащил единственный казенный бумбокс на всю контору — главную и тщательно сберегаемую материальную ценность отдела, поставил подготовленный заранее музыкальный CD-диск, что-то из иностранной попсы, то ли новенькое от Мадонны, то ли старье от Майкла Джексона. А через несколько минут дружный коллектив «званых и избранных» с шумом расселся по своим местам и ненадолго замер, предоставляя слово начальнику.

Андрей поднялся с уже налитой рюмкой, уважительно похвалил Вику за внешний вид и удивительную работоспособность, что было абсолютной правдой, и, не задерживаясь, выпил, давая тем самым сигнал к началу активного застолья. В конце концов, не разговоры разговаривать они все сюда пришли!

Ну, и как положено в таких случаях, все смешалось в свистопляске пития, беспрестанной легкой болтовни, перекладывания на разовые тарелки закусок.

Сам Андрей основное внимание уделял, разумеется, виновнице коллективной пьянки, не забывая при этом и остальных сотрудников, отлично помня напутствие булгаковского Бегемота «…Все, что угодно, но только не невнимание. От этого они захиреют…» При внутренней своей демократичности и либеральности начальник был еще и неплохим самодеятельным интуитивным психологом. За что и удостаивался всегда хорошего отношения со стороны подчиненных и дополнительных нагрузок от вышестоящих руководителей, мол, «этот умеет народ запрячь, вытянет».

Примерно через пару часов такого веселого времяпрепровождения, когда десяток женщин всех возрастов и трое мужчин, чрезвычайно далеких от пенсии, окончательно разбились на небольшие, по два-три человека, группки «по интересам», Андрей в очередной раз ощутил в организме настойчивое желание прогулять до конца коридора. «В долину белых писсуаров», как говорили записные остряки конторы. Впрочем, если верить доморощенным психологам от бизнеса, то именно состояние туалетов является самым ярким показателем устойчивости и надежности в работе той или иной фирмы.

По просторному и гулко пустому по позднему послерабочему времени коридору навстречу Андрею возвращались из «заведения» две девушки. Одна из них, низенькая пышка с короткой стрижкой и вечно веселыми глазами, по имени Валюха — иначе её никто не звал, даже генеральный — подтолкнула локтем спутницу и, хихикая, проскользнула мимо начальника. А рядом с ним, перегораживая пышной грудью дорогу, остановилась Ольга.

— Ну, как ты? Настроен сегодня? — поинтересовалась она игриво. — Глянь, я уже и колготки сняла. Чтобы время не терять. Я сегодня до полуночи должна быть дома. Обязательно!

Отступив на шаг, она бесстыдно подтянула до трусиков и без того короткую темно-синюю юбку, демонстрируя стройные голые ножки.

Полгода назад в отделе появился «гадкий утенок». В стоптанных туфлях без каблука, в длинной бесформенной юбке, в мешковатой просторной блузке, в очках, постоянно сползающих на кончик носа и придающих их обладательнице нелепый вид. Да еще и нелюдимая, молчаливая и вечно нахмуренно серьезная, нарочито отталкивающая своим поведением от возможного дружеского сближения.

Андрей по началу даже за голову схватился — что за чудо природы свалилось и с какой горы? К тому же и совершеннолетие «гадкого утенка» праздновали уже в отделе. И как-то случайно, на очередной отдельской «пьянке по поводу» для вновь прибывших, а заодно и старых «коренных» сотрудников, начальник обратил внимание на яркие голубые глаза под стеклами очков, высокую большую грудь, скрытую балахоном блузки, тонкую талию, круглую попку, длинные ноги, удачно замаскированные юбкой. А светлые густые и пушистые волосы до поясницы Ольга не могла скрыть и при первом своем появлении на глаза Андрея.

Он не давил, а уж тем более — не использовал свое служебное положение, он немного увлекся сам. И через пару недель юная девушка — впрочем, уже не девушка — оказалась в постели тридцатитрехлетнего собственного начальника. Увы, внешняя красота, умело скрытая, замаскированная одеждой и минимумом косметики, на интимных талантах Ольги никак не отразилась.

Она послушно и старательно делала все, о чем её просили, иногда проявляла скромную инициативу, всегда идущую в унисон с желанием партнера, но… Зажигательной страсти, присущей молодости, самоотдачи, жгучего желания в Ольге не было. Хотя и назвать равнодушным её поведение язык бы не повернулся. Впрочем, несмотря на возраст, к сексуальным отношениям со старшим — значительно! — мужчиной она была отлично подготовлена своим предыдущим опытом. И лишением девственности каким-то другом её отца. И хотя, по её словам, сделано все было по согласию и достаточно аккуратно, вспоминать про это Ольга не любила. Может быть тогдашние, почти трехлетней давности отношения не оправдали её надежд и мечтаний?

И еще — она не кончала, несмотря на все усилия Андрея. «Ну, мне просто приятно, хорошо, — говорила она в редком порыве откровения. — А что еще больше-то надо? Как в кино — я не умею». Взрослый и опытный мужчина сообразил, что Ольга, скорее всего, просто интимно и физиологически не созрела до оргазма. И это несмотря на довольно ранее начало половой жизни. Ведь некоторые женщины, говорят, начинают испытывать истинное наслаждение от секса только после родов. Растягивать на такой срок отношения с девушкой Андрей не планировал, потому достаточно быстро перестал беспокоиться о финальном удовольствии в постели — радует сам процесс, и слава богу! — тем более, её саму пока все устраивало.

Никаких серьезных планов на начальника Ольга не строила, он это почувствовал интуитивно. Ей было приятно его внимание, оказываемое, как в быту, так и в интиме, она со снисходительной гордостью ощущала завистливые взгляды подруг-сослуживиц, случайных знакомых в клубах и ресторанах, куда они вместе хоть и очень редко, но заглядывали. Все-таки Андрей пузатым и лысым «папиком» не был.

Высокий, спортивный, черноволосый с пронзительными серыми глазами он выглядел «вышедшим в тираж» и не успевшим отяжелеть известным спортсменом, узнать которого было трудновато, все же не примелькавшийся на экране телевизора актер. Правда, портили внешность начальника изрядные темные круги и мешки под глазами — результат серьезного увлечения спиртными напитками. Но для Ольги лишние двести-триста граммов водки не выглядели недостатком, тем более, до сих пор на постельных качествах начальника выпитое не отражалось.

Видимо, удачная необременительная интимная связь, придавшая уверенности в себе, сказалась на внешности девушки с самой положительной стороны. Длинные юбки сменили мини под туфли на высоченных каблуках, бесформенные блузки уступили место обтягивающим водолазкам, очки все чаще и чаще заменялись контактными линзами. Вот и сейчас в коридоре конторы стояла невысокая, фигуристая девчонка, модненько приодетая, эффектно накрашенная, в меру развязная от выпитого мартини, но ни коим образом не вульгарная.

— Я всегда настроен, — отозвался Андрей. — Подождем, когда народ рассосется, устроим офисный разврат, раз уж ты спешишь.

Ольга соблазнительно, как ей показалось, захихикала, еще плотнее прижимаясь грудью к мужчине, но тот не был настроен задерживаться в коридоре, все-таки мочевой пузырь не обманешь даже извечными женскими «штучками». Игриво и ласково шлепнув по попке девушку, Андрей поспешил дальше в пресловутую «долину», отделанную сияющей бело-голубой кафельной плиткой европейского происхождения.

Вернувшись после облегчения в переговорную, начальник обнаружил, что за время его отсутствия начался неторопливый «исход» с праздника жизни. Гости, а среди них и виновница торжества, по одному или парами обязательно раскланивались с Андреем, ссылались на домашние хлопоты, ревнивых жен или мужей, и отправлялись в отдел, собрать оставленные там вещи, переобуться, позвонить домой, предупреждая, что выезжают.

При этом практически все сотрудники — кто неодобрительно, кто с завистью — посматривали на устроившуюся за столом рядом с Андреем Ольгу. Их отношения, конечно же, не были секретом, да они и сами секрета из своей связи не делали, впрочем, и не демонстрируя её нарочито.

От всеобщего «гневного осуждения» или вызова в «профком», как в старые добрые времена лет десять назад, парочку спасало лишь то, что никаких преференций от секса с начальником Ольга не имела. Он точно также, как всех остальных сотрудников, нагружал любовницу работой, выговаривал за случающиеся опоздания и даже пару раз лишал премии за допущенные промахи. Так что, самым большим профитом для девушки в этой ситуации оказался сам по себе секс с солидным взрослым мужчиной. Что в её возрасте казалось уже огромным преимуществом перед ровесницами, все еще толкущимися по подъездам с безденежными сверстниками.

Последней уходила Валюха, как-то незаметно сблизившаяся, почти сдружившаяся с Ольгой за последние месяц-два. Она понимающе подмигнула задержавшейся парочке, а через полминуты вернулась, заглянув в переговорную и по делу предупредив: «В отделе уже никого! Я тоже ушла!» Она еще подумала, что можно пожелать подружке и начальнику «удачно потрахаться», но это, пожалуй, будет выглядеть нахальством и вторжением в частную жизнь.

Как только за Валюхой окончательно закрылась дверь, Ольга перебралась на колени к Андрею, приобняв его за плечи и поинтересовалась:

— Как у тебя с разводом?

— Все так же, — махнул рукой начальник.

Он второй год уже пребывал в состоянии «на грани». Бывшая, как он всем её представлял, жена то подавала заявление в суд, то через полтора месяца забирала его обратно. Дочь, вплотную приблизившаяся к переходному возрасту, нервничала, решая, с кем ей больше нравится: с постоянно присутствующей дома и плотно её опекающей мамой или с гуленой-отцом, который вполне мог задержаться где-нибудь на ночь с приятелями и подругами и элементарно забыть спросить про домашние задания.

— Бывшая теперь собирается на месяц на «родину предков», соскучилась по мамочке и сестрам, — продолжил Андрей рассказ о своих горестях. — Получается, еще на квартал, как минимум, отсрочка окончательного решения…

— Жаль, что только сейчас она собралась, а то бы можно было в твоей квартирке поотрываться, — отозвалась Ольга, деловито, сосредоточенно расстегивая пуговки на блузке.

Пьяные пальцы плоховато слушались хозяйку, и процесс затягивался.

— А что помешает через пару недель? — спросил мужчина, смачно чмокнув девушку в шею.

— Серьезное событие, — пробормотала Ольга, со вздохом добивая самую упрямую пуговицу. — Я замуж выхожу.

— Сюрприз?

— Ну, да, — с облегчением сбросила с плеч блузку девушка. — У нас свадьбы не будет. Только регистрация, а деньги лучше на жизнь пустить. Потому и молчала все это время.

— Я-то хоть знаю счастливца? — поинтересовался Андрей без тени ревности в душе.

Девушка красивая и молодая, не стесняющаяся интимных отношений, у такой просто должна быть армия поклонников. И если она еще с кем-то, кроме него, трахается… так ведь и Ольга у него не единственная и неповторимая на данный момент.

— Не-а! Он со мной еще со школы дружил, хоть и постарше, — отозвалась девушка.

При этом она завела за спину руки и щелкнула замочком бюстгальтера. Тяжелые упругие груди с крупными шоколадными сосками вырвались на свободу. Андрей не смог, да и не хотел сдерживаться, тут же прихватил ладонями тугую плоть. А девушка продолжила разговор:

— Так что, через недельку у нас с тобой — всё.

— Это почему? — удивился начальник, особого греха в легком непринужденном адюльтере не видевший.

— Потому что я — не сволочь, — как смогла, объяснила Ольга, — ну, нельзя и с мужем, и с тобой да еще сразу после свадьбы…

«Пусть хоть полгодика-годок пройдет семейной жизни», — послышалась Андрею непроизнесенная концовка.

Девушка оттолкнула руки мужчины от своих грудей, поднялась на ноги, аккуратно сняла и повесила на спинку одного из стульев юбку и следом — трусики. Оставшись в одних туфельках, обнаженной прошлась, цокая каблучками, по комнате, налила себе в бокал мартини. Казалось, она безмерно наслаждается возможностью так вот, запросто, голышом, продефилировать перед начальником прямо на работе. И даже сожалеет, что это происходит не в его маленьком неудобном кабинете или в общей комнате на глазах сотрудников.

— Хочешь сказать, у нас сегодня финальный заплыв? — спокойно поинтересовался Андрей, не спеша расстегивая брюки.

— Ну, это мы посмотрим, как сложится, — ответила Ольга. — Две недели до регистрации еще есть.

Она в два глотка осушила бокал, повернулась спиной к мужчине и облокотилась на бывший праздничный стол, оттопырив голенькую круглую попку.

Звать и приглашать Андрея было не надо. Не успев еще до конца раздеться, в рубашке и галстуке, он привычно пристроился к соблазнительным ягодицам, ловко помог себе руками и погрузился в сочную влажную мякоть влагалища.

Ольга, как обычно, вела себя тихо и сдержанно, и только обильная смазка говорила о её реальном возбуждении. Все-таки в офисе, почти на рабочем месте они с начальником не трахались уже очень давно.

Андрей размашисто драл свою молодую сотрудницу, наминал спелые аппетитные груди, тискал смачную попку, и, видимо с хмельных глаз, перестарался. Выскочивший из вагины мокрый член уперся в сморщенную коричневую дырочку ануса и неожиданно легко провалился в глубины прямой кишки. Он явно был там не первым.

— Упс! Извини, промахнулся, — сказал ошеломленный таким неожиданным открытием Андрей.

— Да ладно, — спокойно отозвалась Ольга. — Я туда жениху даю регулярно. Для предохранения. А ты просто не делал этого ни разу.

Да уж, любителем анала мужчина никогда не был. Пробовал по молодости, а потом как-то не задалось с разными подружками, категорически отказывающимися от жопных утех. Да и бывшая все время твердила о грязи в этом месте. Вот только никаких следов этой пресловутой грязи на своем стволе, извлеченном из тугой попки, Андрей не обнаружил. И с лихорадочным вожделением неофита принялся активно менять дырочки после двух-трех движений в каждой.

Ольга соблазнительно покручивала попкой, но делала это только для партнера. Сама же балдела от общей обстановки и того простенького факта, что взрослый начальник развратно берет её в задницу неподалеку от рабочего места.

— Нормально тебе? — поинтересовался Андрей, переворачивая девушку и усаживая её на краешек стола.

— Конечно, — кивнула чуть-чуть раскрасневшаяся Ольга. — Может, ты кончишь?

— В попку? — спросил мужчина, подхватывая партнершу под коленки.

— Лучше на меня, а то будет потом оттуда течь до самого дома, — отозвалась девушка. — А в общем, как знаешь…

Или спиртное притупило ощущения, или так было на самом деле, но Андрей не почувствовал особой разницы между вагиной и прямой кишкой Ольги. Он еще долго и заторможено гонял член то там, то тут, дважды заставляя девушку сменить позу, пока, наконец-то, не вылился бледноватой застоявшейся спермой за чисто выбритый лобок и чуть выпуклый животик.

— Ух, ты, — простонал он, почему-то торопливо надевая трусы и брюки, — после такого просто жизненно необходимо выпить…

Ольга одеваться не стала. Налила себе и начальнику мартини и водки, придвинула поближе оливки и маринованные огурчики. Кажется, хождение голышом по переговорной доставляло ей гораздо большее удовольствие, чем только что окончившийся какой-то бешеный жесткий секс с Андреем.

Они выпили раз, другой, и оба неожиданно сильно опьянели. Сказалось предварительное празднование дня рождения, изнурительно долгое напряжение процесса, а потом финальная разрядка совокупления.

Вспомнившая о времени — домой до полуночи! — Ольга долго и несуразно собиралась, путаясь в трусиках и лифчике, застегнув наперекосяк блузку и едва не забыв про юбку и колготки. Андрей, умеющий притворяться трезвым даже будучи в стельку пьян, привычно равнодушный к партнерше после секса, все-таки помогал, как мог, но, кажется, только больше мешал.

Уже из помещения отдела Ольга позвонила домой и долго уверяла мать, что выпила совсем чуть-чуть и прекрасно доберется без всяких такси и прочих излишеств. Но вот Андрей с матерью любовницы был полностью солидарен. Потому, едва они вышли из здания конторы, махнул рукой подзывая кого-нибудь из дежуривших неподалеку «бомбил». Те, зная привычку работников солидной и денежной конторы часто отмечать всевозможные праздники и юбилейные даты, вечерами постоянно крутились поблизости.

Усадить все время рвавшуюся в метро девушку на переднее сидение оказалось не такой уж проблемой.

— К «Проспекту Вернадского», а там на улицу Удальцова, она дом подскажет, — сказал Андрей, выдавая водителю оговоренную сумму.

Начальник знал уже на практике, что быстро и сильно пьянеющая девушка так же быстро отходит, потому был уверен, к концу поездки от трезвой Ольгу будет отличать только свеженький запах. Но, на всякий случай, попытался сделать хмурое лицо и изобразить, будто записывает в блокнот номер машины.

Глянув вслед удаляющимся стоп-сигналам, Андрей неожиданно ощутил новый прилив возбуждения. Похоже, соития с молоденькой девушкой модельных форм оказалось маловато. Но возвращаться в офис ради телефонного звонка не хотелось. Так же, как и искать работающий таксофон, чтобы продолжить сексуальные приключения.

Мужчина порылся в карманах, подсчитывая наличность, с удивлением извлек из «тайничка» в брюках две купюры с портретам мертвого американского президента и радостно потер руки! Это, пожалуй, был лучший для него выход. Неторопливо, проветриваясь на ходу, он перебрался через две улицы, вливающиеся в галдящую, никогда не засыпающую площадь и уверенно, по-хозяйски, открыл двери старинной московской гостиницы. Тут можно будет и переночевать с удобствами, и девчонок взять для ублажения внезапно взбунтовавшейся плоти. Пусть ни одна из них по внешним данным в подметки не годится Ольге, на пару часов — сойдет, а потом надо будет и отдохнуть. Рабочий день завтра никто не отменял.

Говоря о верности будущему мужу, Ольга вольно или невольно соврала и себе, и ему, и Андрею. За пару недель до бракосочетания, до того момента пренебрежительно воспринимавшая оральные ласки, она несколько раз по собственной инициативе и очень старательно отсасывала начальнику. Однажды даже решившись сделать это в обеденный перерыв. Правда, сперму в ротик не принимала, заканчивая дело в подставленную ладошку.

А вот после свадьбы, которой не было — как отрезало. Тем более, в этот момент у Ольги как-то очень быстро начал расти животик и уже через четыре месяца она ушла в декрет. Ошеломленный таким известием Андрей еще долго вспоминал, как трахал уже беременную девушку, сам не зная об этом. О своем возможном отцовстве он даже не задумывался. Ну, не для того же поспешила Ольга выйти замуж, чтобы потом предъявлять претензии любовнику? Впрочем, кто их, женщин, разберет?
1 271