Ведьмак / The Witcher

Весна в королевстве Спринтберг пришла раньше, чем ожидалась. Первыми, как и полагалось, зацвели подснежники, затем крокусы и медуница. Одновременно со сходом снега, проснулись и голодные упыри. Они уже утащили несколько крестьян в свои норы. В последнее время чудовища совсем обнаглели и стали выбираться на вылазку в город. Ситуация накалялась, и король Сильдар признал, что им необходим Ведьмак, который поможет избавить Королевство от ненавистных чудищ. Он приказал повсюду развесить объявления о том, что срочно требуется Ведьмак. Шансы его отыскать были очень малы — ведь их так мало осталось на свете.

Я молодая чародейка по имени Соланна живу при дворе недавно. Еще год назад я училась в институте магии, и значительно преуспела в этом деле. Ректор определила меня ко двору короля Сильдара — обрюзгшего сорокалетнего мужчины, который, к несчастью, сразу положил на меня глаз. Несладко мне приходилось, ох несладко. Государь постоянно норовил залапать меня, поцеловать слюнявым ртом и уложить в постель. Иногда мне даже приходилось применять магию против него — так настойчиво он добивался моего тела.

Наверное, я единственная чародейка, которая не пожелала исправлять свою внешность, все оставила, как есть. Длинные рыжие волосы, водопадом спадающие на прямую спину, глаза цвета шоколада, длинные ресницы и широкие, изящно изогнутые брови, аристократический нос и пухлые губы. Я была не обычной простолюдинкой, а девицей благородного происхождения. Если хотите знать, то принцессой — дочерью королевы Фредерины. После смерти матери, мачеха избавилась от меня одним махом, пристроив к госпоже Тиссае. Удивительно, но у меня действительно были магические способности. Учеба быстро увлекла меня, и потом не могло быть и речи о возвращении домой. Я хотела служить этому миру. У меня больше нет дома и семьи, есть только братья и сестры — такие же маги, как и я.

Королева Фирузи догадывалась о намерениях своего муженька относительно меня, но помалкивала. Она сама предпочитала спать с конюхом, чем с отвратительным Сильдаром, от которого временами несло, как от помойки. Наш государь не любил принимать ванну и полоскать рот, отсюда и зловонный запах, который едва терпело его окружение. Но никто не смел морщить нос в его присутствии, рискуя оказаться на виселице.

По мере возможности и я избегала Его Величество, предпочитая собирать в уединении травы либо проводить время в своей оранжерее. Да, из королевской милости мне позволили создать свою оранжерею — не иллюзорную — настоящую. Здесь росли восхитительной красоты розы, гиацинты, фиалки и глицинии. Здесь была моя и только моя территория.

Не считая проснувшихся упырей в Королевстве было спокойно — ни войн, ни междоусобиц, ни эпидемий. У Короля Сильдара была масса свободного времени, он охотно проводил его в лесу. Со своей дружиной охотился на различную живность, не брезгуя и мелкими птицами — перепелками.

На мою беду мы встретились случайно возле ручья, куда пришла я за водой для одного сложного эликсира.

— Ах, чародейка Соланна. Какая встреча! Прекрасная и неприступная, что ты тут делаешь? — обрадовался Король.

— Ваше величество, — мне пришлось сделать реверанс, — вот, пришла за водой.

— Не желаете ли со мной прогуляться?

— Простите, государь, но мне нужно идти, королева...

— Королева подождёт, — оборвал он, — а я не люблю ждать. Сколько времени ты ещё намерена ломаться? Или отправить тебя обратно мадам Тиссае, как профнепригодную?

Король был зол, видимо, охота сегодня была неудачной.

— Ваше величество, но все довольны моей службой, — возразила я.

— Кроме меня! Я недоволен, понимаешь ли тем, что какая-то выскочка — магиня нос от меня воротит. Чем не угодил, скажи на милость?

— Но вы... женат, — ляпнула первое, что пришло в голову.

— Ха-хаха, не смеши меня, распутница. Я — Король Спринтберга и мне можно все, поняла? Могу трахать, кого захочу. И я успешно это проделывал, пока ты, чрезмерно гордая потаскушка, не заявилась ко двору.

Молча глотаю оскорбления, как же спастись? Опять с помощью магии? Но здесь его свита — мне одной не справиться.

— Пойдем! А вы, — обратился он к стражникам, — оставайтесь на месте и стерегите.

Король схватил меня за руку и твёрдой поступью двинулся к поляне. Я попыталась вырвать ладонь — ничего не вышло. Что ж не хочет по-хорошему. Ладно... Посылаю ему сильный электрический разряд. Король вскрикивает, одергивает руку и с ужасом смотрит на ожог величиной во всю ладонь.

— Ах ты стерва траханая! Сейчас я тебе покажу, что значит настоящий мужчина, — он толкнул меня на траву и повалился сверху, дернул платье на груди. Ткань не выдержала, порвалась, грудь оголилась.

— Настоящие сиськи? Или как у всех магичек, сделанные? — издевался государь, дыша на меня перегаром, — Ахаха, неважно, — его вонючий слюнявый рот, как толстая жаба, скользнул по моему соску.

— Отпустите меня! На помощь! — кричу, вырываюсь, суча ногами.

Король задирает мое платье до самого живота, расстегивает ширинку, из которого тут же высунулся маленький сморщенный член, и заявляет властным тоном:

— Пришло время познакомиться с настоящим мужчиной!

— Хм, тебе тоже! — раздается чей-то грубый голос рядом.

Удар. Тело Короля, как мешок с картошкой, слетело с меня и покатилось в траву. Он катился вниз с пригорка, изрыгая проклятия, затем затих в кустах. Я тотчас вскочила на ноги и посмотрела в глаза своему спасителю. Эти глаза... я уже видела их... испытание травами, улучшение зрения с их помощью... Передо мной стоял, криво ухмыляясь, Ведьмак!

— А действительно, настоящие?

— Что?! — хмурюсь я, а когда, наконец, понимаю о чем он, краснею, пытаясь спрятать грудь под остатками платья, — вот сволочь! Порвал мое новое платье, — задыхаюсь от гнева.

— Тебя только это смущает? — удивленно приподнимает бровь Мутант.

— Уходи, Ведьмак, Король сейчас очнется, велит схватить тебя. А после, сам знаешь — эшафот, петля на шее и быстрая смерть под крики обезумевших крестьян.

— Мда, безрадостная перспектива, — хмыкнул Ведьмак, нагло таращась на мою оголенную грудь.

Его поведение раздражает меня. Плачу наглецу той же монетой — рассматриваю его, скептически щурясь. Высокий, сильный, весь в черной коже, за спиной два длинных меча крест накрест, волосы белые, как молоко и длинные до плеч, стянутые повязкой, брови широкие и черные, губы с красивым изгибом. И глаза... желто-коричневые глаза Ведьмака — охотника на чудовищ.

— Может, ты наконец перестанешь на меня пялиться и мы смоемся отсюда? Если, конечно, хочешь получить работу.

На кобыле Ведьмака, которую он дважды назвал Плотвой, мы вернулись в город. Мне пришлось держаться за его торс, обтянутый чёрной кожаной курткой с серебряными заклёпками. Я даже чувствовала ритм его сердца, которое билось в четыре раза медленнее, чем у обычного человека. Господи, какими травами их там поили, чтобы вызвать такой эффект!

— Приходи в замок к вечеру. К этому времени Король протрезвеет и успокоится. Вы сможете обговорить то, зачем ты сюда приехал. За упырем, так ведь?

Он коротко кивнул и развернул кобылку. Во дворе замка я встретила фрейлин Фирузи и быстро нагнала на них чары, чтобы пройти мимо них незамеченной. У себя переоделась и затаилась. Скоро вернется Сильдар и одним небесам известно, что меня ждет. Ведьмака он видеть не мог — в этом я была уверена и поэтому спокойна на этот счет.

Король прискакал к замку, злой, как черт, с грязной повязкой на затылке. Было слышно, как он отдаёт приказы найти сукиного сына, который прячется в лесу. В то, что меня вышвырнут из замка после этого происшествия, я особо не верила. Королева Фирузи обязательно встанет на мою защиту, ибо больше некому будет делать ей аборты. Придется рожать бастардов. Все знали, что Король стерильный — перенес в детстве какую-то инфекцию. Наследником престола объявлен племянник Сильдара — Гамбор. Так что рождение бастардов значительно повлияет на судьбу королевства.

Пол дня я пряталась у себя в оранжерее, все ждала, когда, наконец, все стихнет. Король проспался, отошел от гнева, позабавившись в постели с одной из фрейлейн жены. Они не смели ему отказать, ложились с ним при первом же намеке. Морщась от отвращения, придворные особы рассказывали потом, как Сильдар понуждал их обсасывать его маленький, сморщенный член. Потом нужно было оседлать его сверху и скакать на нем, как на лошади. Его большой живот при этом трясётся, как желе. Много неприятных для девиц минут проходит, прежде чем Король кончит. Он вертит их и так, и сяк, и сзади войдет, и спереди проткнет, и в попу сунет. Чрезмерное употребление алкоголя свело почти на нет его половые способности. Сильдар не хотел этого признавать и по-прежнему считал себя самым лучшим трахальщиком в королевстве.

Я ждала ужина, на котором должен присутствовать Ведьмак. Хотелось еще раз взглянуть на него, увидеть жуткие и красивые одновременно глаза.

За ужином Король даже не смотрел в мою сторону, что чрезмерно меня порадовало. Теперь я могла спокойно наслаждаться едой, а не ёрзать под его похотливым взором. Вскоре стражник громогласно объявил гостя:

— Ваше Высочество, Геральт из Ривии.

— Ну наконец-то, — проворчал Сильдар, — пусть заходит.

— Милости просим, милсдарь Геральт, — поклонился блюститель порядка Ведьмаку.

Геральт вошел в тронный зал и небрежно поклонился.

— Ваше Величество.

Король нахмурился и потрогал затылок.

— Давайте перейдём сразу к делу. Итак, Вы готовы уничтожить нашего упыря за двести крон?

— Триста, государь. Дело нешуточное. Упырь там не один, а один укус этого милейшего создания подвергает опасности умереть от заражения трупным ядом, — проговорил Геральт, заносчиво глядя в глаза Сильдара.

— Ясно, ясно, торгуешься, как на базаре. Пусть будет триста. Все деньги получите после того, как сделаете дело. Разумеется, пока можете остаться в замке, сколько Вам будет угодно. А сейчас можете с нами поужинать, — и, с трудом пересилив неприязнь к Ведьмаку, добавил:

— Дорогой гость.

Геральт поклонился и без лишних слов занял место, пустовавшее рядом со мной. Здесь должна была сидеть Нинелла — фрейлина королевы. Но ее сегодня изрядно потрепал Сильдар. Он трахал ее два часа, а потом, разозлившись, что никак не может кончить, отдубасил девицу и обозвал бесчувственным бревном. Я лично утешала бедняжку и накладывала мазь на ее лицо.

— Смотри, что он со мной сделал! — всхлипнула Нинелла, задрала рубашку и раздвинула ноги. Ее плоть была алого цвета, бедра в кровоподтёках и синяках. Но самое страшное, между ягодниц была анальная трещина!

— Он мерзкое похотливое животное! — с ненавистью процедила я.

Мне пришлось нагнать на бедную девушку сон. Проснётся, и все забудет.

Присутствие Геральта на ужине меня заметно смущало, я отложила вилку и вплотную занялась вином.

— Решила набраться? Это тебе не поможет. Сегодня я тебе помог, а что будет завтра? Он не избавится от своих намерений, — тихо сказал Ведьмак, не глядя на меня.

— Сама о себе позабочусь, — пожимаю плечами и кошу взгляд на Короля. Тут же ловлю его пристальнейший взгляд на своей особе, вздрагиваю и отворачиваюсь.

— В крайнем случае, поищу другое место. Чародейки везде в почёте.

Геральт ухмыльнулся и принялся за сочную утку.

Я действительно набралась в тот вечер. То ли стресс от стычки с Королем на меня так повлиял, то ли присутствие Ведьмака, бог его знает. Проснулась я от чьего-то голоса.

— Соланна...

— Геральт? Зачем ты здесь? — я подобралась в постели и натянула одеяло до подбородка.

— Я обещал кое-кому передать тебе...

— Привет от Издамира? Пустое. Это не имеет больше никакого значения для меня, Геральт. Вы — Ведьмаки ночные гости. И едва наступает утро, ваш след уже простыл.

Разгорячившись воспоминаем о том, как меня бросил один Ведьмак, я не заметила, как отняла от себя одеяло. Моя ночная рубашка была просторной, с глубоким декольте. Геральт тут же вперился взглядом в мои округлости и пробормотал:

— Ему нужно было уехать.

— Разумеется, — кивнула я, — а теперь уходи, Ведьмак. Если тебя здесь застанут, неприятностей не миновать.

— Знаешь, теперь я понимаю, почему Сильдар обезумел от идеи тебя трахнуть. И совершенно не понимаю Издамира, который оставил тебя.

— У вас, Ведьмаков, всегда были сложные отношения с чародейками.

Он кивнул. Я задела его за живое своими словами. Что ж, пусть не только мне будет сегодня больно от упоминания былых отношений.

— Если еще раз посмотришь на мою грудь, и я пошлю в тебя электрический разряд, — рыкнула я, — и да — они настоящие.

— Я слышал, что ты принцесса. А у принцесс всегда все настоящее. Однажды я уже был близко знаком с одной принцессой.

— И что же с ней стало?

— Я ее убил, — отвратительно улыбнулся Геральт.

Впервые за вечер я заметила, что у него клыки чуть длиннее резцов — жуткое зрелище. Если бы я не была наслышана о его положительных качествах, то непременно приняла бы Геральта за вампира.

— Забавно, — криво улыбнулась я, — а теперь уходи. Я хочу спать.

Я демонстративно натянула одеяло и закрыла глаза. Спустя пять минут я их открыла — Геральта и след простыл. Вот такие вот они ветреные, Ведьмаки.

Утром следующего дня Геральт объявил, что идет ночью охотиться на наших упырей. На всякий случай я предложила ему свою магическую помощь, но он благородно отказался. Остаток дня Геральт просидел в своей комнате один, глядя в даль и опираясь на рукоятку своего острого меча. Я не выдержала и вошла к нему в покои.

— О чем думаешь?

Он пожимает плечами и молчит.

— Страшно? Хотя, что я несу, ты видел чудовищ и пострашнее, если верить россказням.

— В них ни капли правды, — холодно отвечает он.

— Как расправишься с чудовищами, сразу уедешь?

Снова пожимает плечами.

— Слушай, Ведьмак, кажется я понимаю причину твоего молчаливого очарования — чтобы не отвечать на неудобные для тебя вопросы.

Геральт украдкой ухмыляется и тянется ко мне рукой, хватает за талию и притягивает к себе, проводит рукой по шелковистым волосам, длинным, почти до самых ягодиц, пристально смотрит в глаза, словно гипнотизирует. Вижу искорки пламени, которые пляшут в его исправленных зрачках. Его близость волнует, тяжело дышу, грудь то вздымается, то опускается, и вот-вот того и гляди выпрыгнет из декольте.

— Что ты... хочешь, Ведьмак?

— Разве не догадываешься? Если я сегодня допущу ошибку, то этот день может стать моим последним. Хотелось бы провести его максимально приятно.

Его горячие руки на моем теле — одна на спине, вторая на талии. Крепко прижимает меня к своему напряженному естеству. Ох ты ж... что же делать? С некоторых пор я поклялась, что больше не буду иметь дела с Ведьмаками. Но ничто не помешает мне сейчас узнать, какой на вкус поцелуй Геральта.

— Прогонишь опять?

— Не прогоню, — отвечаю и обвиваю его могучую шею руками.

Губы соприкасаются в поцелуе. Геральт целует страстно, требовательно, властно. Ноги подкашиваются, хорошо, что я в его объятиях, иначе бы свалилась на кровать и непременно отдалась бы этому негодяю. Он хочет всего лишь провести приятно время. Как и все Ведьмаки, никого не любя и ни к кому не привязываясь. Сегодня здесь, завтра там. Сотни случайных любовниц, вереницы голых тел — вот из чего состоит жизнь таких, как Геральт.

Закончив с поцелуем, он приникает ртом к моему декольте, освобождает грудь из платья и целует упругие груди. Они не помещаются у него в ладонях, тяжелые, с небольшим розовым соском — моя гордость. Моя шея тоже обласкана его горячими губами. Еще немного и сдамся.

— Тебе пора, Геральт, — максимально вежливо говорю ему, выскальзывая из крепких объятий.

Он рычит, и снова рвется к моим грудям. Чтобы охладить его пыл, посылаю слабый электрический разряд. Геральт резко останавливается и сверлит меня взглядом.

— Мне действительно пора. До свидания, Соланна.

— Упыри ждут с нетерпением. Возвращайся, Геральт.

Перед тем как уйти биться с нашими упырями, он выпивает эликсир, чтобы быть ловким и быстрым.

— Лучше не смотри сейчас на меня, — предупредил Ведьмак.

Наблюдаю за тем, как глаза Геральта постепенно меняются, и вот уже белок отсутствует, зрачки стали огромными, черными.

— Будь осторожен, — прикасаюсь к его плечу, но он холоден, как никогда.

Настраиваюсь на его волну, чтобы видеть все и в случае чего прийти на помощь. Едва Геральт зашел в лес, как упыри набросились на него со всех сторон. Это была мощная битва. К моей радости, Ведьмак вышел из нее победителем. Единственное, что все омрачало — это укус упыря. Мерзкое существо тяпнуло Геральта за руку. Ему срочно нужен был эликсир, чтобы остановить заражение. Хватаю его чемодан со снадобьями и бегу на помощь. С безмолвной благодарностью он принимает пузырек с мутной жидкостью, выпивает половину, а вторую выливает на рану, которая тут же зашипела и взялась коркой.

— Пойдем отсюда. Тебе нужно срочно лечь.

— Я сейчас потеряю сознание, буду бредить, не пугайся, это отходняк после эликсира.

Кое-как мы добрели до моих покоев. Я уложила обессиленного Геральта в свою кровать. Не придумав ничего интереснее, легла рядом и прижалась к нему. Пока он в отключке могу рассмотреть Ведьмака беспрепятственно. Могу даже потрогать, если захочу. Не заметила сама, как уснула.

— Доброе утро, — сказал Геральт.

Открываю глаза и нахожу себя лежащей в его объятиях.

— Кажется, этой ночью было слишком холодно.

Не верит в мои объяснения ни на йоту. Улыбается и прижимает к себе. Удивительно, но улыбка Ведьмака с утра довольно приятная.

— Впервые просыпаюсь утром в объятиях дамы, не переспав с ней. Мне так сильно плохо вчера было?

— Ты бредил. Называл какие-то имена. Много женских имён. Ты что перечислял всех, с кем спал?

Ведьмачий потаскун схватил меня в охапку и пробормотал:

— Пора взять реванш. Кто знает, может, и твое имя буду отныне шептать в бреду.

— Ну уж нет! Эй, эй не трогай меня. Оставь мое платье в покое. Геральт, не надо.

Но его уже было не остановить. Он снял мое платье, под которым у меня были только шёлковые трусики. Через них он принялся гладить мой мягкий холмик.

— Придержи свои руки, Ведьмак.

— Не могу, они, как обычно живут какой-то своей жизнью, — ответил он, стаскивая трусики моих бёдер.

Ну, все я обезоружена. Я полностью голая и в его власти.

— Бери меня, Геральт! Покажи, как сильно ты меня хочешь, — развратно раздвинув ноги, говорю я.

Просить его дважды нет нужды. Он приспускает штаны, проводит головкой члена по моим шелковистым половым губкам и находит желанную цель. С одного толчка проникает внутрь, дает немного насладиться моментом соития и начинает медленно трахать. Медленно и глубоко. Я задыхаюсь от страсти. Не пойму, как только не кончила прям вот так сразу. Обнимаю его руками и ногами и наслаждаюсь... наслаждаюсь. Томно постанываю, с таким мужчиной невозможно хранить молчание. (Толстые каменные стены замка стерпят все)

Через несколько минут все было кончено. Ведьмак исторг на мой живот струю горячей спермы и лег прямо на меня — залитую семенем и трепещущую после классного оргазма. Между нами липко и горячо. А его член и не думает опадать, упирается твердой нежной головкой в мой живот.

— Как ты смотришь на то, чтобы сесть в ванну и смыть с тебя этот отвратный запах?

Ничто не может смутить этого человека-мутанта. Он молча встает и идет к железной ванне с чуть теплой водой. Я следую за ним, вооружившись губкой. Сейчас я хорошенько отмою этого грязнулю, а потом...

Нежно намыливаю его сильное мускулистое тело, чёрные кудряшки на груди, опускаюсь ниже и цепляю губкой член, который тотчас реагирует на прикосновение. Я наклоняю голову и тянусь губами к крупной лиловой головке. Дьявольский огонёк подсвечивает его необычные глаза. Они полные похоти и желания. Сейчас я ему устрою!

Обхватываю головку напряжённого члена горячими губами и посасываю, глядя ему прямо в глаза. Геральт перебирает мои намокшие волосы. Лёгкий стон срывается с его губ. Мне хочется, чтобы он приободрил меня как-то дерзко, вроде: «Да, развратная чародейка, сделай мне приятное. Отсоси мне так, как не умеет больше никто».

Но ничего такого Геральт не говорит. Наверняка, боится обидеть. Только стонет пуще прежнего, когда я глубоко вбираю его в себя.

Насладившись минетом, Ведьмак протягивает руку и поднимает меня на ноги, порывисто целует в губы, берет за ягодицы обеими руками и буквально насаживает на свой одеревеневший ствол. Мы стоим по колено в остывшей воде.

— Аааах! — вырывается из меня полустон-полувдох. Никогда я раньше не трахалась стоя. Что-то в этом есть. Член заходит под другим углом — неглубоко, стимулируя какие-то неизведанные мной точки.

— Что, так хорошо? — спрашивает, ухмыльнувшись.

— Даааа, Геральт, — закусываю губу и смотрю в его глаза. Трогаю пальцами его белые волосы, а у самой мурашки бегут по коже. Возбуждает даже его имя, произнесённое вслух.

— А вот так нравится? — допытывается он, всаживая в меня свой приличный орган на всю глубину.

— Оч-еееень, — выгибаюсь я и отчаянно хватаюсь рукой за железный борт ванны, чтобы не упасть.

Я уже готова кончить, но ведь Геральт только начал. Приподнял мою ногу, согнутую в колене и продолжил размашисто трахать.

— Хочу тебя, хочу, дааааа, давно хочу! — словно в лихорадке признаюсь ему.

— Ох, да я сейчас кончу, ты такая влажная внутри, ох...

Тот факт, что он, возможно, хочет меня больше, чем я его, заставляет меня забиться в судорогах оргазма. Обмякаю в его руках, не в силах стоять падаю в ванну на колени перед ним и ловлю ртом капли горячей спермы, которая льет из его прекрасного члена. А когда поток прекращается, старательно облизываю мокрую головку, ощущая не только вкус семени Ведьмака, но и свой собственный.

Лежим напротив друг друга на огромной постели и изучаем обнаженные влажные тела глазами. Он божественно сексуален и красив... Кто-то найдет его ужасным, но только не я. Даже не верится, что он в моей постели. Я столько слышала о его половых способностях, и он действительно не разочаровал! Говорить глупости нет нужды. Наши тела — вот кто умеет слажено общаться.

Геральт приникает губами к моему соску. Его пах опять бугрится. Я тоже снова и снова его хочу в себя. Безумие какое-то.

— Бери меня, Геральт, как тебе хочется! Властвуй, доминируй, люби мое тело так, как умеешь.

Он ласкает мое тело от груди до живота, трогает пальцами мои гладкие лепестки и аккуратный мягкий холмик. Глаз не закрываю — так нравится наблюдать за ним. Вот он наклоняется ниже к моей прелести и проводит по ней языком. Охх! Выгибаюсь на постели дугой. Даааа! Он смелеет от моей реакции и начинает ласкать меня там, трогая языком клитор и проникая пальцами внутрь.

— Мммм, развратный Ведьмак...

Неожиданно он нащупывает пальцем вход в мою попку и вводит в нее палец. Вскрикиваю от неожиданности и тянусь за поцелуем. Не могу оторваться от его губ, так и терзала бы их, чувствуя, как в моей вагине хозяйничают его умелые пальцы.

Когда я просила делать со мной все что угодно, я не имела в виду анальный секс! Но теперь поздно брать свои слова обратно.

Задирает высоко мои длинные ноги и пристраивает головку члена к попке. Толчок и он там...

— Ааааах, оооооол, Гера... ооооооо!

Я улетаю от фантастических ощущений. Ведьмак играет с моим клитором и насаживает меня попкой на свой член. Его руки на моей объёмной груди, как на руле.

— Оооох, ааааах! Геральт...

Шлепок по попе приводит меня в чувство через некоторое время:

— Перевернись.

Слушаюсь своего Господина Мутанта и становлюсь на четвереньки, выпячивая попку. Он гладит мои ягодицы и снова вставляет член в мою узкую заднюю дырочку.

— Оооо, — в такой позиции он приникает еще глубже, кажется, что вот-вот живот проткнет. Как же сладко! Нащупываю его руку, подношу к своему рту и начинаю посасывать пальцы.

— Ооох, ты что ж делаешь... маленькая шлюшка...

Крепко сжимаю мышцами ануса его член, и Геральт не сдерживает одобрительного вздоха. Его большое орудие словно в тисках. Узко, приятно, горячо... Ослабляю напряжённые мышцы и чувствую, как глубоко он внутри. Ошеломительные ощущения! Проделываю этот фокус еще несколько раз: сжимаю, держу крепко, разжимаю... Уверена, надолго его не хватит, но нет... сцепив зубы, трахает. Оборачиваюсь и подсматриваю за ним. Брови нахмурены, лицо сосредоточено. Ловит мой взгляд и посылает такую сладкую улыбку, что я улетаю куда-то мыслями в неизвестном направлении. Между ног уже пожар, я горю телом и душой, цепляюсь ногтями в простынь, и кончаю. Обмякаю, растекаюсь, но все равно позволяю ему продолжать иметь меня туда, куда для других вход воспрещен. Удовольствие неземное. К анальному сексу меня приохотил Издамир. Чертовы ведьмачьи извращения!

Геральт коротко вскрикнул и излился внутрь меня. Не вынимая члена из растерзанной дырочки, он рухнул на меня, убрал волосы от шеи и поцеловал прямо туда, где ожесточённо билась венка.

Вот так бы всю ночь быть в его власти. Исполнять его любые непредсказуемые желания с адской смесью романтики и жесткого порно.

Но дело близилось к рассвету.

— Геральт, уходи, тебе пора! Тебя может застукать здесь блюститель порядка.

— Мне передать послание Издамиру?

— Ведьмак, ты издеваешься?!! После всего того, что здесь было?

— Прости. Я таков, какой есть.

— Проваливай к черту, — обиделась я.

Он уже одет. Как у них так быстро получается облачаться в одежду? Это у нас женщин, пуговицы, крючочки...

— Соланна, собирайся, ты поедешь со мной. Король Сильдар тебе жизни не даст, ты сама это знаешь.

— Но куда, Геральт? Куда мы с тобой отправимся?

— Есть один город... Доверься мне.

И я доверилась. Собрала свой дорожный чемодан и, ни с кем не попрощавшись, покинула замок. У меня были деньги, в любом случае не пропаду. Я вывела из конюшни черного коня, которого звала Гектором и пустилась в путь за непредсказуемым мужчиной в черном балахоне...
192
9-05-2020, 08:57