Секс порно рассказы 😈 Pizdeishn.Net

Эротические порно рассказы » Анальный секс » Групповушка на рабочем месте

Групповушка на рабочем месте

Ирина периодически поднимала на меня полузакрытые голубые глаза, ее головка со светлыми волосами ритмично двигалась перед моими бедрами вперед и назад. Я наслаждался ее влажными теплыми губами, снующими по моему члену, обхватывающими его то плотнее, то слабее. В тишине заброшенной комнаты довольно громко слышны были звуки, которые нельзя было ни с чем спутать — чмокающие звуки женского рта с погруженным в него членом. Я смотрел на нее, на ее подрачивающую мне хуй правую руку с кольцом и упивался своей победой. Ирка теперь полностью находилась в моей власти, но победа была одержана не сразу, и стала приятной неожиданностью.

Меня зовут Олег. Мне слегка за 40, женат, двое отпрысков. Высокого роста, в меру спортивен для своего возраста (никогда не выходил за сотню килограмм), имею отличное здоровье, и язык подвешен, как надо. Живу я в Питере, хотя считаю себя ленинградцем. Мы с напарником (Саня, тоже семьянин, крупный мужик, безуспешно борющийся с лишним весом) давно подрабатываем на обмерке зданий. Разных зданий, старых заброшенных и новых, только что построенных. На таких объектах встречаются самые разные специалисты. Ирина была таким специалистом, архитектором-реставратором. Девчонка 30 лет, замужняя, мама двоих. Умная девушка, правильная, спокойная и женственная.

Также правильная и внешне — среднего роста, стройная, светленькая с голубыми глазами и белой кожей. Черты лица натурально славянские. Грудь небольшая стоячая, попка аккуратная, чуть шире идеальной — все ж таки двое чад. Девчонка следит за собой, подтянутая и ухоженная. Пересекались мы с ней только на старинных домах, и она сразу запала мне в душу. Ну вернее даже не в душу, а, правильнее сказать, чуть ниже души — хотелось мне ее повертеть в разных позах, послушать ее крики и увидеть ее бьющейся в оргазме, фантазии эти стали меня одолевать. Ирина умело держала дистанцию, не шла на сближение и вела себя, как хорошая верная жена — разговоры вели больше о работе, о бытовухе, о семейных планах. Я прощупал ее странички в соцсетях, увидел мужа — субтильного приятного парня с мелкими интеллигентными чертами лица, вроде программиста, увидел любимых ее деток, таких же светленьких, как и она сама. Узнал точный возраст, присмотрелся к старым фотографиям молодости. Девушка мне нравилась все больше. Ладная девчонка была эта Ирина.

Женщинам инженерам непросто работать на объектах, часто требуется помощь попасть куда-то, что-нибудь подержать, отбить штукатурку, оторвать доску. Когда с ними не было коллег мужского пола, такую помощь, бывало, оказывали мы с Саней. На одном из старинных заброшенных объектов (18 век!) я взял над Ириной шефство, помогал ей, много беседовал и смешил ее по ходу действия. А требовалось многое, где-то молотком поработать, где-то монтировкой. Часто подавал руку, переводя через завалы — при тактильном контакте я чувствовал, что есть обратная связь, девчонка мне доверяет и с удовольствием вкладывает свою худенькую ладонь в мою руку. Мне приятно было прикасаться к ней, чувствовать легкий запах ее духов или, когда она усердно трудилась, едва уловимый запах ее вспотевшего стройного тела. Как то раз я даже попросил напарника прийти попозже, чтобы остаться с Ириной наедине. С утра пришел пораньше, член стоял в предвкушении встречи, хотя для себя я еще не решил, что пришло время для штурма верности этой примерной жены. Ирина пришла чуть позже, в хорошем настроении.

— Привет!

— Привет, как спалось?

Обменялись дежурными фразами, она переоделась в широкие синие штаны от рабочего комбинезона. Спустились в подвал, где нужно было взять образцы с потолка. Я специально не взял лестницу — высота потолков там была небольшая, а в подвале сохранилась мебель. Ирина взяла инструмент, а я тем временем установил ей шаткий высокий деревянный стул со спинкой — с него легко было достать до нужного участка потолка.

— Будь осторожна, стул шатается — сказал я.

— Я быстро — ответила Ирина и ловко забралась на стул.

Тут я подошел сзади и обхватил ее руками, якобы удерживая. Ее желанную попку я плотно прижал к своей груди, а вставший член предательски уперся ей в лодыжку. Нервно сглотнув, я прошептал:

— Я подстрахую, не бойся.

Ирина замерла, она все почувствовала и не могла решить, как реагировать. Наступил момент истины, когда она могла оттолкнуть меня. Но она не оттолкнула. Я слышал, как дыхание женщины участилось, по телу пробежала дрожь. Сделав вид, что ничего не происходит, она продолжала работать. А я ликовал, я уже знал, что смогу делать с этой женщиной, все что захочу. Возможно не сегодня, не сейчас, но она приняла решение, она в моей власти. «Стоит ли ждать, почему не сегодня, сейчас схвачу ее, поверну к себе лицом, мой напор она просто не выдержит и станет моей» — мысли скакали в голове, а пальцы, невольно шевелясь, слегка массировали вожделенное тело. Но тут раздался голос пришедшего Сани, и мы слегка отодвинулись друг от друга. Когда она спускалась со стула, наши взгляды встретились — я увидел, что между нами теперь была тайна, что она тоже все поняла про нас с ней. В этот день мы ходили с ней вместе, соприкасаясь руками, поглядывая друг на друга, и какое то взаимопонимание сквозило в каждом диалоге между нами. Наверное, нужно было переходить к делу, пригласить ее куда-нибудь. Но я не догадывался, что это наш последний день на этом объекте. С тех пор прошло полтора года, множество хлопот возникло с работой, не было повода созваниваться с Ириной, да и с течением времени сомнения съели всю уверенность в нашей с ней близости и в том, что есть шанс совратить эту примерную жену.

Но вот в начале весны образовался новый совместный объект, интересная заброшенная усадьба. Мы с Саней слонялись по комнатам, где стояла старая мебель, и я удивлялся, как подходят обстоятельства для когда-то задуманного совращения Ирины. Охрана по объекту не ходила, бомжей не было, в доме были кровати с матрасами, одеялами и прочая мебель — но мне то, конечно, интереснее были именно кровати с матрасами. Некоторые помещения были затемнены, окна оклеены плакатами с голыми бабами, видимо проживали когда-то рабочие бригады. Я позвонил Ирине, чтобы договориться о совместном выходе и помощи. Приветливый спокойный голос девушки пробудил воспоминания, в штанах зашевелился член — я старался вложить в свою речь все свое обаяние и красноречие, снова посмеялись вместе. Через два дня я чистенький в отстиранной рабочей одежде за час до назначенной встречи на объекте готовил обмундирование для задуманного плана, сложил в пакет презервативы, анальную смазку (вот ведь максималист!), влажные салфетки, два полотенца и двухлитровую бутылку воды. Пошел застелил кровать в намеченной для атаки на честь примерной жены комнате. Застелил неброско простым одеялом, чтобы не бросилось в глаза.

Ирина пришла в помещение, выделенное нам для переодевания, чуть пораньше, была одета в свободные джинсы и серый пуховик, под которым оказался толстый полосатый свитер. Она была аккуратно накрашена, волосы длиной в полруки были собраны в хвост. Выглядела молодой, здоровой и бодрой. Мне показалось, что глаза ее с интересом меня осматривали:

— Олег, привет! Как жизнь, как объекты, клады не находили? — своим спокойным и немного насмешливым голосом произнесла Ира.

— Привет, Ирина! Жизнь без тебя утратила краски, а самый лучший клад сейчас передо мной, я скучал и хочу обниматься — шутливо ответил я.

Она улыбнулась (но в объятия не прыгнула). Я забыл рассказать об этой чудесной ее улыбке — сама она светленькая лицом и волосами, с прозрачными голубыми глазами и белыми зубами, когда улыбалась, становилась похожа на солнышко. Как будто мир раскрашивался цветными красками. На душе запели птицы. Сам процесс переодевания на таком объекте весной весьма нехитрый — Ирина облачалась в штаны от рабочего комбинезона, не снимая свою одежду — при этом она старательно рассказывала про свой прошлый объект, довольно знаменитый и сложный, даже интервью телевидению пришлось давать. Я, как мог, слушал ее, но глаз не отрывал от ее гибкой фигуры, от ладной попки в джинсах, которая хорошо виднелась, когда она наклонялась переодеть обувь. Член пришел в боевую готовность, я подумал, бодрясь, «а жопу то ты мыла, интересно, ведь я буду тебя туда ебать сегодня».

— Сани кстати сегодня не будет, он приболел, помнишь его? — спросил я и добавил почти шепотом — на объекте будем мы одни, только ты и я.

Она внимательно и серьезно посмотрела в мои карие глаза своими голубыми цвета неба. Мы смотрели друг на друга и молчали, член мой явственно проступил на рабочих брюках. Я мог бы смотреть в ее глаза бесконечно долго, но она опустила взгляд. Вероятно, в этот момент заметила мой стояк и заметно погрустнела. Что было у нее в голове? Поняла ли она, что с нами сегодня случится? Что с верностью мужу придется расстаться. Что мы наверняка займемся сексом? Думаю, да. Могла ли она уйти и прийти в другой день? Несомненно. Но она пошла со мной. Значит, она решилась. Значит, она хотела всего этого. Значит, она станет моей женщиной, моей сучкой, моей шлюхой. Как бы она не грустила, я ее не пожалею. Я ее поимею.

Ирина немного растерянно взяла бумаги, прихваченные с собой, положила их в пакет с инструментами и пошла впереди меня к зданию. Разговор никак не завязывался, я чуть поотстал и любовался ее фигуркой, которую не скрывал даже рабочий комбинезон. Перед входом в здание я обогнал ее и открыл дверь.

— Давай сверху начнем, лестница направо — сказал я.

— Хорошо — как-то особенно тихо и покорно ответила Ирина.

На верхнем этаже двухэтажного здания находилась комната, в которой я собирался сделать из нее свою любовницу. Еще раз полюбовавшись ею на лестнице, я обошел ее и на втором этаже взял за руку.

— Пойдем, я покажу тем кое-что — негромко произнес я, пытаясь поймать ее взгляд. Но она сдавленным голосом с трудом произнесла:

— Пойдем — и опустив голову и не отнимая руку, послушно пошла за мной.

Деревянные полы скрипели под нашими ногами, мы молчали, рука ее дрожала в моей ладони. Я вел ее за собой, как на казнь. Мужчина вел женщину, чтобы взять ее, как это происходит уже тысячи лет. Она знала, что будет дальше, она не сопротивлялась, она была согласна, она была готова. «Она за этим и пришла сюда» — мелькнула у меня мысль. Я завел ее в темную комнату, там было относительно чисто и прохладно — здание не отапливалось. Нажав кнопку, включил лампу на батарейках, осветив ее красивое и такое близкое лицо. Я все еще держал ее за руку, но она не собиралась бежать. Она подняла на меня глаза и стала медленно говорить:

— Олег, нам нельзя, у меня муж...

Я не стал дослушивать, закрыв ей рот долгим поцелуем, обнимая ее и наматывая левой рукой ее волосы на кулак. Она попыталась выставить руки перед собой, но я потянул за волосы вниз, заставив запрокинуть голову назад, впился еще одним поцелуем, чувствуя, что сопротивление ее слабеет. Торжествуя, я слушал, как дыхание ее участилось, а ее губы стали отвечать моим губам, затем и наши языки стали исполнять свой танец, соприкасаясь у нее во рту. Я обнял, подвел и прислонил ее к торцу шкафа, прижавшись и ощущая ее всем телом. Ирка не сдержалась и простонала. Все сомнения ее были отброшены, она подчинялась моим рукам с удовольствием и отзывалась на мои ласки постанываниями. Я снял лямки рабочих штанов с ее плеч, опустил их, освободив ее фигуру, она смогла вытащить кроссовки из их широких штанин и осталась в джинсах и свитере.

Приподняв свитер и майку, я высвободил ее грудь из-под лифчика, стал жадно мять и целовать ее вставшие соски. Ирина оказалась неожиданно страстной и отвечала долгими поцелуями с языком, прерывая их на то, чтобы подышать. Лаская ее тело теплыми ладонями, я опускал их ниже, наконец, запустил их под джинсы. Джинсы мешали проникнуть в нее, я расстегнул на них пуговицу, опустил молнию ширинки вниз и слегка приспустил их с нее. Прижавшись к Ирке членом, я гладил и мял ее жопу, через трусики потирая анальное колечко. Мне показалось, что это возбудило ее еще сильнее. Я слегка отодвинул ее и запустил ладонь в Иркины трусики спереди. Она раздвинула ноги и подалась мне навстречу — я легко вошел двумя пальцами в ее жаркую и влажную пизду. Ирка никакого стыда не выказывала и готова была позволить мне делать с ней все, что я захочу. Она была разгорячена, смотрела мне в глаза и стонала, когда я быстро дрочил ее текущую пизду двумя пальцами. Но вот теперь то и настал момент, когда я должен показать ей ее теперешнее место.

Я взял ее рукой за лицо и придвинул к себе.

— Хочешь меня?

— Да, хочу, хочу — она не задумывалась, отвечая.

— Будешь моей сучкой?

— Да — нетерпеливо простонала Ирка.

— Встань на колени — я взял ее руки в свои руки, переплетя пальцы и потянул ее вниз.

Ирка послушно встала на колени в чистых джинсах на давно немытый пол.

— Доставай — я старался придать голосу больше брутальности, но он дрожал от возбуждения.

Ирка, торопясь, расстегнула ремень на моих брюках, пуговицы на ширинке, опустила их с трусами, и из них к ее лицу вывалился вставший крупный член с оголенной зачем-то заранее головкой. Член был на максимуме возбуждения и находился прямо перед ее губами.

— Соси — сказал я, но Ирка опередила мои слова, жадно обхватив мой член губами. Она доставляла мне огромное наслаждение, даже не своей умелостью, а своей страстностью, отбросив все сомнения, забыв про семью и мужа, стоя здесь передо мной на коленях в заброшенном доме. Она готова была исполнить любые мои команды.

— Подсовывай снизу язычок под хуй, полижи уздечку — командовал я, а Иркин рот ублажал меня. Член с трудом влазил в ее рот с высунутым языком, но она старалась. Я еле сдерживался, чтобы не кончить, стараясь отвлечься, я достал из кармана телефон и сделал несколько снимков — Ирка не возражала, да и трудно возражать с хуем во рту. Это действительно теперь была моя сучка. Отложив телефон, я положил ладонь на ее голову со светлыми немного растрепавшимися волосами и стал глубже ебать ее в рот. Ей было трудно дышать, но она старательно давила рвотные позывы, широко открывала рот, высовывала язык, иногда поднимая на меня свои волшебные голубые глаза, полные слез. Когда сил сдерживаться не стало, я приостановился и ввел член в ее рот на всю длину, войдя в горло и перекрыв ей дыхание. Ирка с паникой смотрела мне в глаза, задыхаясь и обливаясь слезами, а я стараясь не спешить проговорил в эти ее глаза:

— Теперь ты моя сучка, ты моя шлюшка, я буду делать с тобой все...

Не успев договорить «... что захочу», я стал кончать в Иркину глотку, не в силах сдерживать стоны. «Как эта хрупкая девочка не задохнулась и не захлебнулась» мелькнула мысль, мне казалось, что так обильно и долго я еще не кончал.

Когда я вытащил из ее рта член, она долго не могла отдышаться. Я был обессилен таким мощным оргазмом, но останавливаться было нельзя. Я положил ее на кровать, стянул с нее джинсы, снял с нее свитер, майку и лифчик. Ирка тоже была обессилена, но по-прежнему возбуждена, пизда ее текла, и запах ее выделений сводил меня с ума. Немного поласкав ее грудь, полизав и помяв соски, я поцелуями стал опускаться ниже по ее светлому, нежному телу. Несмотря на раннюю весну, нам было жарко в этой комнате, тело ее было теплым и приятным на ощупь. Все что было Иркой, принадлежало мне, я мог делать с ее телом все, что мне захочется. Желание вновь стало просыпаться, член ожил. И добрался до ее клитора — как и всё остальное, пизда у Ирки была красивой — аккуратные припухшие губки приятного розового цвета, между которыми виднелся небольшой набухший влажный бугорок.

Я ввел два пальца в ее влажное нутро, а языком припал к клитору. В ответ на Иркины постанывания член мой снова пришел в боевую готовность, но Ирка уже была практически на пике — как только я задрал ее ножки вверх и, подразнив ее губки у входа в пизду, вставил член на всю длину, Ирка заметалась и задергалась в оргазме, притянув меня к себе и крепко обхватив руками. Я стал интенсивно ебать ее на всю длину члена, упираясь головкой в матку. Пизда у нее, несмотря на две беременности, обхватила мой член плотным колечком, и я проникал в нее с приятным сопротивлением. Ирка вместо расслабления после оргазма стала почему-то подмахивать мне и подвывать. Текла она еще сильнее и чавкающие животные звуки, ее первобытные подвывания мало напоминали ту возвышенную девушку-архитектора, которую знали окружающие. Я ебал ее, вбивая в кровать и приговаривал:

— Я тебя сучка разделаю, как Господь черепаху. Ты у меня на хую визжать будешь весь день. Я тебя в жопу выебу, ты, шлюха, под мужа месяц не ляжешь.

Последние слова, как мне показалось, подзавели Ирку, и она стала выть громче. Обычно второй раз я держусь гораздо дольше, но возбуждение было так велико, что оргазм снова подступил быстро. Ирка уже кричала, не переставая, я отчетливо, насколько мог, проговорил:

— Сейчас шлюха, я наполню тебя своей спермой.

Оказалось, что это было последней каплей, и мы с Иркой бурно кончили с криками и судорожными объятиями. Второй оргазм всегда слаще первого, но спермы, конечно, было меньше, уж очень она хорошо выдоила меня до этого своим ротиком. Обессиленные мы лежали и обнимались с Иркой, не думая о времени, о работе, о том, что наши крики мог кто-то услышать. Счастье близости между мужчиной и женщиной это огромная сила, и оно затмевает все остальное. Рядом со мной лежала моя женщина, доказавшая, что сделает для меня все. Мы отдышались, выпили воды, лежали и шептали друг другу приятные слова, ласкали друг друга руками.

Но это было еще не все. Прошло не больше часа и мне было интересно, захочет ли Ирка продолжения. В себе я был уверен, и ее нежный счастливый шепот и ласки руками уже заставили мой член набухнуть.

— Олег, он у тебя опять такой большой — прошептала Ирка. Мне показалось, прошептала с удовольствием. С предвкушением.

— Он хочет тебя, сучка — попытался я поддерживать брутальность, хотя меня переполняла нежность. Ирку игра в сучку, видимо, возбуждала. Она прижалась ко мне и поползла вниз к члену. Я снова почувствовал на набухшем члене ее нежные и умелые губы, но планы у меня были другие. Переменив позицию я поставил Ирку над собой раком, чтобы я мог ее вылизывать, пока она отсасывает. Ирка послушно встала, как мне нужно — перед моим лицом хорошо видна была Иркина пизда и аккуратное колечко ануса. Я провел языком по ее губкам, проникая внутрь, затем стал поглаживать языком клитор, одновременно пытаясь принюхаться к ее анусу. Никакого неприятного запаха я не обнаружил и смочив пальцы слюной, стал водить ими вокруг ануса, не проникая в него. Ирка дернулась от новых ощущений, но не посмела останавливаться. Я слегка переместил ее вперед и стал ласкать языком участок нежной кожи между пиздой и анусом, слегка проникая большим пальцем внутрь колечка. Ирка застонала, не вынимая мой член изо рта, я шлепнул ее по попе ладонью. От неожиданности она остановилась, но я шлепнул еще раз сильнее и прошептал:

— Продолжай, шлюха.

Ирка, постанывая, стала насасывать мой хуй. Она снова была возбуждена, я понял это, введя три пальца в ее пизду — она текла. С трудом дотянувшись до тюбика с кремом на тумбе возле кровати, я выдавил из него каплю и стал увлажнять нежное сжатое до морщинок Иркино колечко, одновременно растягивая его сначала одним, а потом двумя пальцами.

— Тебя ебали в жопу? — спросил я максимально грубо.

— Давно — ответила, она, вынув хуй изо рта.

— Я буду часто ебать тебя в жопу — известил я ей, Ирка в ответ стала только интенсивнее сосать хуй.

Решив, что достаточно размял ей анус, я поставил Ирку раком на кровати жопой к свету. Она преданно и послушно стояла, широко расставив ноги и почти касаясь грудью одеяла.

— Сдвинь ноги и опусти жопу.

Она послушно приготовилась, а я стал проникать в ее нутро. Обильно смазав головку кремом приставил член к колечку ануса и уперся в плотно сжатый сфинктер. Чтобы отвлечь Ирку, я снова шлепнул ее по ягодице, она дернулась, и я слегка продвинулся вперед. Затем начал движение назад. И снова вперед. Проход был подозрительно чист, как будто девочка готовилась к этому дню заранее. Ирка напряженно постанывала в ожидании болезненных ощущений, видимо предыдущий опыт был неудачный. Но я никуда не спешил, и она стала расслабляться.

— Тебя муж в жопу ебал или любовник? — решил я снова поддеть Ирку на развратные разговоры, которые, видимо, ее заводили.

— Нет, еще до мужа — Иркин голос был напряжен.

— А вдвоем тебя ебали когда-нибудь?

— Нет.

— Знаешь, что в жопу последних шлюх ебут. Как ты мужу сегодня в глаза посмотришь, выебанная в жопу тварь?

Ирка молчала. Но задышала громче и стала подмахивать навстречу. Мы двигались довольно медленно.

— Скажи «выеби меня в жопу Олег, я твоя шлюха» — я все продолжал попытки еще завести ее.

— Олег, еби меня в жопу, еби миленький, я уже скоро — неожиданно возбужденно простонала Ирка.

И тут открылась дверь.

В дверях стоял обалдевший Саня. Он конечно все слышал. Теперь он еще и все видел. Ирка дернулась было слезать с моего хуя, но я ее удержал. Я думал недолго, вернее за меня в этот момент думал мой член. Я стал размашисто забивать член в тесное горячее анальное колечко. Раздавались хлюпающие звуки и шлепки яиц по мокрой Иркиной пизде. Она стонала, не сдерживаясь, ее ощущения были сильнее приличий, ей было наплевать на появившегося зрителя. Видимо, анальный секс ей пришелся по вкусу. До финиша оставалось немного, и я быстро озвучил свое решение.

— Саня иди сюда, она отсосет тебе — я шлепнул Ирку по жопе ладонью и стал ебать еще интенсивнее.

Саня неуверенно подошел к Ирке, он узнал ее, она тоже нравилась ему, но он не верил, что можно раскрутить такую правильную верную жену на секс. Да еще такой секс. То, что он видел, было невероятно. Он встал у изголовья кровати, расстегнул штаны, а Ирка сама жадно схватила его давно вставший увесистый толстый член губами. Вот теперь все мои сомнения ушли — я сделал из нее шлюху, и эта шлюха была не для любви (а можно было выбрать любовь, как мне сейчас думается), а для похоти. Мы с Саней давно были напарниками по работе, но о совместном сексе и речи быть не могло, все-таки мы люди старых взглядов. Тем более речи не могло быть о том, чтобы вдвоем ебать одну бабу. Потому поначалу все было очень непривычно, неритмично и неумело. Саня сначала просто стоявший с хуем у Ирки во рту, постепенно вошел в раж, схватил ее голову руками и стал регулировать ритм. Постепенно довольно слаженно мы стали ебать ее в два смычка. Сильно, жарко ебать. Хлюпающие звуки Иркиной дырки и чмокающие звуки из ее рта, наше общее возбужденное дыхание, скрип кровати и пола наполнили комнату. На улице была минусовая температура, но нам было очень жарко. Двое здоровых мужиков на полную катушку наслаждались стройным белым телом молодой женщины, замужней и приличной, архитектора-реставратора в разгар ее рабочего дня. Ирка громко стонала с хуем во рту и изгибалась под нашими ударами. Я старательно таранил ее жопу, меня угол атаки и глубину. Мы все были возбуждены до предела и хватило нас не надолго. Первой к финишу пришла Ирка, она задергалась и издала протяжный стон. Я почувствовал, как стали сокращаться мышцы у нее внутри. Саня от увиденного сразу же обильно кончил Ирке в рот и она выпустила его хуй, еще истекающий спермой. Дальше я держаться не мог и всунув член на всю длину в ее анус, я стал кончать почти насухо (все таки третья палка), но очень остро — Ирка почувствовав это, застонала и упала на кровать.

Потом мы лежали втроем на кровати, гладя ее белое нежное тело и пытаясь вызвать в ней еще желание. Мне было как-то не по себе, Саня разделся и освоился, нисколько не стесняясь заросшего шерстью пуза. Он очень нежно ласкал Ирку, не сомневаясь, что это и его женщина тоже, а я немного ревновал. Но похоть заглушает любые чувства, а похоти во мне много до сих пор по прошествии с тех событий нескольких лет. Санин член был покороче, но потолще, и мы расписывали ей, как будем ебать ее в два ее отверстия, и как ей будет хорошо, и какая она шлюха конченая будет после этого. Ирка была из тех женщин, которых заводят такие разговоры, мы грубили и шутили, играли с ее волосами, лапали ее и имитировали насилие, заламывая руки и раздвигая ноги. И добились своего, Ирка снова потекла. То ли день был такой, то ли она действительно стопроцентно «моя» женщина, но запах ее смазки и вид ее возбужденного лица безотказно пробуждал мой член. Ну а Саня, подключившийся к нашим игрищам значительно позже, тем более жаждал снова поиметь эту красивую свежую женщину, ставшую нашей сучкой, позволявшую делать с ней все, что нам захочется. Такую чистую, нежную, с такими грязными мыслями, получавшую удовольствие от одного только осознания своей развратности. Еще важный момент, который я понял позже — Ирка тогда доверяла нам полностью, она была уверена, что мы чистые в плане заболеваний (все-таки солидные женатые мужики), что мы не сделаем ей больно физически, и тем более, что мы адекватные ребята, которые не станут ломать ее семейную жизнь после случившегося.

И вот лежа в наших объятьях и предвкушая, что сейчас эти здоровые мужики ее будут брать с двух сторон, драть в две дырки, как дешевую шлюху в порнофильме, Ирка стала возбуждаться и возбуждать нас. Она целовала взасос то Саню, то меня, взяла в свои небольшие ладошки наши члены, опускалась и посасывала то его, то мой член, шептала:

— Хочу, чтобы меня отодрали, как шлюху, как дешевую блядь.

Она была гибкая, озорная и энергичная, и это после того, как мы ебали ее уже больше двух часов. Она, как будто получила энергию от оргазмов и хотела еще и еще. Для нас на теле Ирки уже не было никаких запретных мест, мы запускали пальцы в ее рот, пизду, анус, дрочили ее с двух сторон. Наша сучка в течке уже готова была принять два члена, когда Саня лег на спину и надел на член презерватив. Ирка забралась на него, впустила его член в себя и стала медленно двигаться, прогибаясь и открывая попку. Дырочка ее после ебли в жопу уже прикрылась, но на ощупь была мягкой, теплой и податливой. Я аккуратно смазал ей анус, втолкнул смазку внутрь, нанес смазку на свой член и подвинулся к ним. Однако было непривычно шерудить пальцами в Ирке, в то время, как в пизде ее ходил поршнем чужой член. Я неловко пристроился сзади и вдруг, как по маслу, вошел в Иркину жопу.

Вошел и остановился, ощущая, как Саня не спеша осваивает Иркину пизду. Не могу сказать, что присутствие третьего человека было приятным, но с другой стороны именно то, что мы расписывали эту приличную замужнюю женщину, как шлюху на двоих, давало ощущение запредельной нереальности и запретности происходящего, ощущения власти и полного доминирования над этой нежной белой блядью с ангельскими глазами. Драть верную, наверное, любящую жену и мать, примерного сотрудника — архитекторшу, на которую некоторые и глаза то поднять стеснялись из-за ее неприступной красоты и умения держать дистанцию. Драть в пизду и в жопу, как животное, как простую человеческую самку с дырками, предназначенными для меня, для нас. Без всяких стихов и серенад под окном. Просто засовывать свои отростки и наслаждаться трением половых органов. А главное получать от нее ответ, извлекать из нее звуки наслаждения, стоны похоти, крики страсти. Не от стихов и песен, не от дорогих телефонов и автомобилей, а просто от ощущения двух крепких хуев внутри, заполняющих ее до предела, терзающих ее плоть.

Пришла даже огромная философская мысль, что все бабы всего лишь самки, но углубиться в эту мысль я тогда не смог. Потому что групповая ебля, как ни странно, требует навыков и умения работать слаженно и не отвлекаясь. Я положил руку Ирке на спину, наслаждаясь гладкой чистой кожей, прогнул ее в спинке, другой рукой взялся за ее волосы и начал двигаться, стараясь попадать в такт Сане. Ирка заводилась все сильнее. Зажатая между нами, стройная белая девчонка она почти не могла двигаться, но рот ее был свободен и она стонала в полный голос и заводилась все сильнее. Тонкая перегородочка между нашими членами трепыхалась под нашими ударами, ее небольшая пизда и узкая жопа никогда еще так не были растянуты и наполнены. Ирка чувствовала себя в полной власти этих взрослых сильных мужиков, чувствовала себя игрушкой, которую нанизывают на стержни. Она расслабилась и вся отдалась ощущениям, кто-то из самцов стал что-то задевать внутри, и на фоне приятного общего ощущения насыщения низа живота приятным возбуждением с нарастанием и приближением большого оргазма, возникло щекочущее чувство, острое и нестерпимое. Ирка зарычала и заорала:

— Ай блядь, блядь, выебите меня, как шлюху, порвите мне пизду и жопу, я блядь, я пизда, я кончаю, ебите, ебите скорее, ай, сука, ай... кончаю...

Мы ускорились и стали драть ее в бешеном темпе. Я зарычал, потянул ее за волосы на себя и стал хлестать по жопе ладонью. Саня подсунул руку и, видимо, теребил клитор, а другой рукой сжал ей сосок. Тут из пизды в живот Сане ударила струя, Ирка завизжала и задергалась на двух хуях, крупные судороги били ее пару минут, она долго не могла прийти в себя. Мы кончили сразу вслед за ней и, не вынимая членов из нее, остановились, наслаждаясь и периодически вздрагивая.

— Обоссалась от счастья — отдышавшись, констатировал Саня.

Ирка упала на его грудь и обхватила его необъятное тело руками. Я вытащил опавший член и прилег рядом с ними — на глазах Ирки сверкали слезы. Саня нежно гладил ее по голове, я ласкал ее спину и попку.

— Тебе плохо? — спросил я.

— Мне хорошо — прошептала она обессилено — Мне так хорошо никогда не было.

А потом добавила зачем-то — И никогда не будет.

Потом мы долго и нежно ухаживали за нашей девочкой, протирали ее салфетками, сходив за горячей водой, умыли и подмыли ее, смазали кремом все натертые места. Ирка вела себя просто и открыто, как будто на самом деле была теперь нам родной. В тот день мы так и не начали работать. Успели только с удовольствием перекусить собранными нашими женами продуктами. Как раз к концу рабочего дня мы закончили наводить марафет, Ирина накрасилась, переоделась и тихонько просочилась мимо вахтера, стараясь не смотреть на него. Я проводил ее до метро, долго не отпускал ее руку и смотрел в ее голубые глаза. Она отвечала мне долгим влюбленным взглядом и не отнимала руку. Вот пойми этих женщин. Думаю, все мы трое запомнили тот чудесный день навсегда.

Вопреки нашим с Саней похотливым планам с Ириной мы больше не встречались, она отказалась от объекта, а пришедшую на замену тетеньку 70 лет мы с Саней соблазнять не стали. Ирина с мужем довольно быстро уехала в Москву, оборвав все связи в Питере, поменяв телефон и даже забросив страницы в соцсетях. Я и не думал, что можно так надежно скрыться и замести следы, но она девушка умная, могла даже и фамилию поменять. Я не понимаю, зачем. Чувствую себя неуютно и виновато уже несколько лет, никак не ожидал такого исхода. И вспоминаю о ней периодически, зацепила она меня сильно, но я не надеюсь увидеться, да и постарею я значительно раньше Ирки. Еще переживаю, что кончал в нее без предохранения — вдруг растет теперь в Москве мой наследник, которому не суждено увидеть настоящего отца.
2 249