Мамина подруга

Почему-то стало ужасно смешно, когда в крупной женщине, вышедшей из незнакомой мне машины, узнал мамину подружку - Тамару Львовну, соседку по подъезду с пятого этажа.

- Неужели красавица перепихнуться приехала? – саркастически пронеслось в голове. – А как же муж? Не удовлетворяет? Решила на природе манду о пенёк почесать?

Слышал же утром у подъезда, как мужу на уши лапшу вешала, что едешь к одинокой подружке, которая сильно простудилась и даже можешь до утра остаться в зависимости от её состояния.

- Порядочная женщина на панель вышла? – злобно улыбнулся и с надеждой посмотрел на фотоаппарат. – Как удачно решил за грибочками сходить и птичек в лесу поснимать! А о фотках такой ласточки с «одинокой подружкой» на природе только мечтать можно!

Не увидел своими глазами, не поверил бы. Тётя Тамара, дяди Витина жена, вышла из автомобиля, припаркованного на небольшой полянке и мужчина, ниже её на голову и худее почти в десять раз, нежно провёл ладонью по пухлым ягодицам, обнял за широкую талию и повёл в глубину леса. Его рука неожиданно опустилась и нырнула под подол платья, лаская огромные полушария таинственного пространства.

- Серёжка, - засмеялась она, даже не пытаясь отстраниться от нескромной ласки, - прекрати! Не балуйся!

Эта довольно консервативная и высокомерная женщина нашла себе любовника? Ну и сучка! В это, конечно, трудно было поверить, но факт оставался фактом.

- Шлюшка, строит из себя порядочную дамочку! - сердце сжалось, бешено застучало. – Муж у неё по струнке ходит, да и на меня наезжает! Не знал, что такая слаба на передок Тамара Львовна!

- Но ничего, посмотрим, как после этого запоёшь! – выждав несколько минут, стал осторожно пробираться по лесу вслед за ними.

***

Парочка уже сидела на покрывале у берега небольшой речки на полянке, окружённой густыми зарослями, когда, соблюдая все меры предосторожности, смог добраться до них. Не только любовников, но и меня дебри кустарника надёжно укрывали от постороннего глаза. Объектив фотоаппарата и уединившуюся парочку разделяли каких-то пятнадцать-двадцать метров.

Высокая и толстая, она всегда носила консервативную одежду, как и сейчас. Свободное, несколько мешковатое платье ниже колен с небольшим декольте, не могло показать в полной мере сексуальность женского тела, скрывая великолепное, даже трудно представить какого размера, увесистое вымя, широкие бёдра, аппетитные, пухлые ляжки, так и просящиеся на нескромные ласки.

Только сейчас смог более внимательно рассмотреть мужчину. Показалось, что этот Серёжа намного младше Тамары Львовны, почти такого возраста, как и я, но может чуть старше, года на два, три. Он нежно обнимал женское тело, целуя шею, массирую через ткань платья увесистые булки буферов. А она покорно сидела, словно к этому не имеет никакого отношения, изредка хихикая:

- Серёжа …, щекотно …, расскажи лучше о себе …

- Тамара …, уже всё тебе рассказал …, - от возбуждения дрожал голос молодого самца, и для меня не было сомнения, что его член гудит от напряжения, как высоковольтный столб. – Больше нечего добавить …

- Ты самая прекрасная женщина, которую когда-либо встречал! – тяжело выдохнул он, и рука парня, ухватившись за подол, начала задирать его вверх.

Удивительно, но и сейчас она осталась равнодушной к его действиям, только покорно сначала приподняла зад, а потом и руки вверх, позволяя снять платье. Я не мог поверить своим глазам, Тамара Львовна осталась в одном нижнем белье при постороннем мужчине!

Конечно, оно не было супермодным, но такая женщина в трусах и лифчике могла кого угодно свести с ума. Это такой станок для удовлетворения самых извращённых фантазий, что у меня сразу от непристойных мыслей закружилась голова.

Молодой человек с жадностью смотрел на увесистую грудь, обтянутую прочной тканью лифчика. Она улыбнулась, и через секунду ловко забросив руки за спину, расстегнула крючочки бюстгальтера! Там был ни один, ни два, ни три, а целая армада стальных запоров, удерживающих громадную грудь.

Натяжение чашечек ослабло, и огромные булки безвольно обвисли под своей тяжестью. Молодой, но довольно опытный и уверенный в себе любовник, почти мгновенно убрал бретельки с женских плеч, и чашечки скользнули вниз, оголяя увесистую грудь с крупными, торчащими сосцами, окружёнными тёмными ореолами сморщенной кожицы.

- Ну и вымя! – с восхищением пронеслось в голове. - Раком поставить, так дойки до земли достанут!

- Интересно, какой у неё размер буферов?

Его голова склонилась, и лицо уткнулось в белоснежные подушки. Ладони начал сжимать их, массажировать, а губы обхватили сосок, жадно втянули в себя. Женщина удовлетворённо протяжно застонала, обхватывая голову руками, сильно прижимая к себе. И его рука почти сразу опустилась вниз между слегка разведённых ножек, накрывая промежность.

- Ой …, - слетело с её губ, - … какой ты ласковый, Серёженька, …, как хорошо …

- У меня никогда не было такого мужчины …, как ты …

Не знаю, как у него, но мой член готов был разорвать джинсы и вырваться наружу. А когда через пару минут Тамара Львовна встала на коленки, повернувшись ко мне задом, начала расстёгивать и стаскивать с него брюки, обнажая дрожащий от напряжения прибор, я чуть не кончил.

Огромная жопа, обтянутая розовой тканью трусиков с довольно крупным мокрым пятном на выпуклых половых губах, чуть не свела с ума. Эх, с каким удовольствием засадил бы сейчас по самые помидоры, потянул за сиськи-поводья и поскакал по полям и лугам! А она бы ржала подо мной, как бешеная лошадь!

- Ух, какой станок! Мечта поэта! – с нескрываемой завистью выдохнул, поправляя в штанах торчащую плоть.

Жаль, что не было видно, как она обхватила губками член и стала сосать. Но по чавкающим звукам, медленным движениям женской головки и его сладострастным стонам всё было прекрасно ясно - Тамара Львовна великолепно владеет навыками орального секса! Соска ещё та! Чёрный пояс по минету у неё точно есть! А дома на стене вывешивала грамоты за первые места в международных конкурсах сосок, когда супруга не было дома, принимая очередного любовника.

Одна рука Сергея ласкал грудь, а другая – истекающую соками промежность. Пальцы вдавливали ткань в расщелину между волосатыми варениками, стараясь глубже проникнуть внутрь. Но ей хотелось большего, и она с нетерпением слегка приспустила трусы, предоставляя полный доступ к влагалищу. И сразу же указательный пальчик, а затем и второй скользнул, как мышка, в норку, вырвав из женского горла тихий стон, а попка начала двигаться, насаживаясь на них.

- Ох, какая похотливая сучка! – всё сильнее возбуждало происходящее на полянке. – А передо мной строила из себя не целованную девочку, настоящую целку, верную жену.

- Да, верная у дяди Вити жена, ничего не скажешь! – усмехнулся, поправляя распирающий ткань джинсов член.

И уже через минуту не два, а все пять пальчиков сложенные вместе, в виде наконечника копья, пытались ворваться в женское чрево. Её попка с такой страстью насаживалась на них, что от удивления приоткрыл рот, с изумлением смотря на происходящее. То, что такое вытворяет мамина подружка – сама порядочность и целомудрие, не могло уложиться в голове.

- Ну, и шлюшка! Похотливая самка! – стучали в висках отзвуки биения сердца в паху. – Интересно, чем они занимаются, когда с матерью уезжают отдыхать на море? Блядуют на пару красавицы?

Ещё чуть-чуть и ладонь полностью проскочит внутрь женского чрева, будет сношать её кулаком, но вдруг он задрожал, напрягся, обхватив женскую головку обеими руками, и … выстрелил прямо в ротик. Тамара Львовна от неожиданности вздрогнула, попыталась отстраниться, но мужские руки крепко держали, выбрасывая семя в податливый рот, а она жадно глотала терпкую слизь.

- Не думал, что ты такая соска! – от возбуждения дрожало всё внутри. – А у меня будешь сосать? Накормлю тебя спермой, вот посмотришь!

- Будешь! – эротические фантазии кружили голову.

- Куда от меня теперь денешься, сучка! – делал одну фотку за другой.

Когда Тамара Львовна высосала из него всё до последней капли, он отпустил женскую головку. Она приподнялась и с нежностью посмотрела на него, стаскивая с коленок трусы, совершенно не обращая внимания, как по подбородку стекает крупная капля мужского семени, капает на грудь. Блестящая от соков промежность и набухшие, разошедшиеся слегка в стороны валики волосатых половых губок прекрасно свидетельствовали, что она ужасно возбуждена и готова на всё лишь бы достичь оргазма.

- Серёженька, - умоляюще задрожал её голосок, - ты ещё можешь?

Ой, как мне хотелось, чтобы парень бросил её, сказал, что больше не в силах! Не стоит! А она, как последняя сучка унижалась, умоляла его …, но произошло всё по-другому …

- Как насчёт попки? - хлопнул он ладонью по круглой задрожавшей ягодице, начал массажировал её.

- Давай в следующий раз …, - тихо пискнула она.

- Мне было больно …, - слетело с её губ, и я понял, что это их не первая встреча.

Он усмехнулся, поднимаясь с покрывала:

- Ладно, разберёмся. Становись раком …, сучка …

- Какая она похотливая самка! – вновь пронеслось в голове.

Я не мог поверить, что он так грубо обращается с ней.

- Ой …, сейчас на него наедет! – ухмыльнулся, вспоминая как Тамара Львовна гоняет мужа и периодически пыталась наезжать на меня. – Мало не покажется!

К моему огромному удивлению женщина промолчала, покорно встала на колени, склонив голову и прогнувшись в пояснице, оттопырила попку, а он расположился сзади, с наслаждением смотря на волосатую промежность между широко расставленных ног. Сильные руки начали мять ягодицы, пытаясь, как можно шире развести их в стороны, любуясь доступными дырками, и член стал вновь набирать силу. Да, болт у него, конечно, был не то, что у меня. Не зря говорят – маленький, худенький, пошёл в корень! От такого длинного и толстого у Тамары Львовны очко будет болеть не один день!

- Но что? – довольно сильно он хлопнул по ягодице, оставляя на белоснежной коже ярко-красный цвет пятерни. – Может всё-таки в попку девочка? У тебя такая соблазнительная коричневая розочка!

- Серёженька …, - захныкала она, - … давай не сегодня …

- После того раза мне до сих пор больно в туалет ходить …, да и клизму не сделала …, как ты просил …

- Обманываешь шлюшка! – недовольно бросил он. – Ты же обещала! Муж тебя ебёт во все дыры, а мне нельзя?

Тамара Львовна тяжело вздохнула:

- Серёженька, у него даже в рот не беру …, только у тебя первый раз в жизни взяла …

- Никогда раньше этого не делала …

- О чём ты говоришь?

- А туда, вообще, даже попыток не было …

- Я бы его убила, если бы меня тронул там …, для тебя берегла …, Серёженька …

- Ты мне в попке целку сломал …

- Но сегодня не могу …, прости меня. Болит ещё анальное отверстие.

Тамара Львовна гордая и неприступная, строгая женщина, держащая мужа в узде, не позволяя ему пикнуть лишнего слова, на удивление оказалась доступной и покладистой бабой, терпящей унижения и готовой на всё ради удовлетворения своей похоти.

- Стало быть, не хочешь? – угрожающе зазвучал его голос. – Придётся наказать … непослушную девочку!

Он молча встал, подошёл к кустарнику и выломал лозину, а Тамара Львовна продолжала оставаться в той же позе с оттопыренной задницей.

- Готова девочка принять наказание? – властно произнёс он, смотря на аппетитные, белоснежные ягодицы. - Провинилась?

- Провинилась …, готова …

- Серёженька…, только не сильно …, пожалуйста …, - еле слышно слетело с её губ. - Прошлый раз очень больно было …

- Сильно или нет, мне решать, непослушная сучка! – грозно произнёс он, и Тамара Львовна промолчала, смиряясь со своей участью.

Лозина со свистом рассекла воздух и оставила на белоснежной коже красную полоску, которая практически сразу напухла. Женщина вздрогнула, тихо ойкнув, оставаясь в той же позе.

- Давай, считай! – зло выкрикнул он.

- Раз! – тихо произнесла она.

- Два! – и вторая отметина осталась на пышной ягодице.

После шестого удара Тамара Львовна всхлипнула и тихо произнесла:

- Серёженька …, хватит …, я больше не буду …

- Чего не будешь? – спокойно произнёс, оставляя на попке очередную отметину.

- Ослушиваться тебя! – резко вскрикнула она, когда в восьмой раз лозина прилипла к попе.

- Мне очень больно …, но пожалуйста …, - взмолилась она не меня позы, покорно подставляя ягодицы для наказания.

Он посмотрел на неё и властно произнёс:

- Приподнимись!

И женщина чётко выполнила его команду, встала на колени.

- Руки вверх подними! Выше!

Я не мог поверить в происходящее на полянке, голая Тамара Львовна стояла на коленях с высоко поднятыми руками. Увесистые булки груди повисли под своей тяжестью, и через секунду любовник со всей силой нанёс по ним хлёсткий удар лозиной, от которого даже у меня кольнули соски.

- Ой! – взвыла она, обхватывая руками белоснежную плоть, и из женских глаз потекли слёзы.

- Руки убрала, сучка! – грозно звучал его голос. – Вверх подними!

И Тамара Львовна беспрекословно выполнила команду, после которой последовал новый удар лозиной, оставляя на груди кровавую полоску, пересекающую правый сосок. Она взвыла, по щекам потекли слёзы, но руки так и осталась держать высоко поднятыми.

- Десять! – удовлетворённо выдохнул он.

- Ну что, будешь послушной девочкой? – похотливо хохотнул Сергей. – Закончим на этом? Или продолжим?

- Буду …, - всхлипнула она, - … послушной девочкой …, Серёженька …

- Тогда в позу, шлюха! – пренебрежительно бросил он, и Тамара Львовна вновь стала на четвереньки, соблазнительно прогнувшись в пояснице.

Молодой любовник удовлетворённо выдохнул и придвинул пах с торчащим членом к бёдрам женщины. Не было никаких сомнений, если он протаранит коричневую розочку, мамина подружка стерпит, не выразит никакого протеста, покорно идя навстречу мужскому желанию.

Но Сергей предпочёл влагалище, резко проскользнув в него, вырвав из горла женщины сладострастный стон. Он умело задвигал бёдрами вверх, вниз, вперёд, назад заставляя Тамару Львовну притихнуть, наслаждаясь проникшей в неё плотью. Две огромные белоснежные груши с торчащими сосцами синхронно болтались, словно два маятника в такт движения его бёдер, цепляясь сосками за траву.

- Ну и буфера! – продолжал восхищаться, потирая оттопыривающую джинсы плоть.

Вдруг он слегка наклонился вперёд и, ухватившись за них, потянул на себя, как поводья у лошади. Женщина приподняла голову, раскрыла рот, жадно хватая воздух, выпучив глаза. Не было сомнения, что ещё мгновение и её тело сотрясётся в муках оргазма. Но молодой любовник резко остановился и выскользнул из неё, выпуская из ладоней увесистые поводья …

Она наклонила голову, уткнулась лицом в ладони.

- Серёженька, - взмолилась она, - кончи в меня …, пожалуйста …

- Милый …, прошу тебя …, буду самой послушной девочкой …

- Я хочу туда! – резко произнёс он.

Его слова не были похожи на просьбу – это был приказ! И женщина молча, не вызывая уже у меня удивления, ухватилась ладонями за ляжки и сильно развела их в стороны, предоставляя в полное его распоряжение коричневую розочку анального отверстия.

- Ох, какая ты покладистая сучка Тамара Львовна! – кружилось в голове. – Как безропотно очко подставляешь мальчику!

Довольно крупная головка упёрлась в сфинктер, и женщина сама стала насаживаться на неё, глубоко дыша и всё сильнее разводя ладонями ягодицы.

- Ой! – неожиданно вскрикнула она и затихла, головка проскочила в прямую кишку. – Серёженька …, не спиши …, дай привыкнуть …

- Он у тебя такой толстый …, ты мне там всё порвёшь …

Ноги женщины покрылись гусиной кожей, и она, сделав небольшую паузу, начала медленно шевелить жопой ему навстречу.

Вскоре он спокойно двигался в ней, крепко держа Тамару Львовну за бёдра. А сучка, выгибая спину, просунув руку между ног, неистово теребила клитор, судорожно дыша. Похоть и сладострастие переполняли женщину. Казалось, что подружка матери ничего не видит вокруг и не соображает.

Окружающий мир растворился и пропал. Только член в жопе и распухший клитор кружились в женской головке. Как хотелось встать и подойти к ним, помочь ему в удовлетворении похотливой самки. Я бы лёг под неё, наслаждаясь волосатой киской, а он - очком! В два смычка думаю, ей было бы чрезвычайно приятно! С таким станком она способна и не на такое!

Издав дикий рык, Тамара Львовна упала на живот и затряслась в судорогах оргазма, а Сергей навалился на неё, неистово двигая задницей. Мгновение и он затих, выбрасывая сперму в прямую кишку.

Они долго лежали так, пока он не скатился с неё, как ком снега с горы и лёг рядом на спину.

- Да, - хлопнул Сергей ладонью по женской жопе, - очко и тебя класс!

- Ты создана для анального секса! Такую попку никогда не встречал!

- Приятно было девочка? – похотливо усмехнулся он.

Она улыбнулась, подняла голову и поцеловала его в губы.

- С тобой не может быть плохо …, - тихо произнесла удовлетворённая самочка.

- С мужем решила проблему? – повернулся он на бок. – До утра свободная?

- Да, Серёженька, - похотливо хихикнула она. – Сказала, что останусь до утра у подружки.

- А ты нашёл квартиру, где остановимся на ночь?

- Тамара, - неожиданно он поменял тему, - а ты никогда не мечтала с двумя?

- Серёжа …, не поняла …, что ты имеешь в виду? – пристально посмотрела на него.

- У меня друг есть …, ты ему очень нравишься …, - начал любовник обрисовывать ситуацию. – Могли бы встретиться втроём …

- Он тебе понравиться.

Тамара Львовна молчала, с непониманием смотря на него.

- Ну что кота за хвост тяну! – резко выпалил он. – Заняться групповым сексом – не возражаешь? Ты одна, а нас двое.

- Серёжа …, нет! Ты что предлагаешь? – недовольно воскликнула женщина и поднялась с покрывала, начала искать свои вещи, не обращая внимания на сгустки спермы, стекающие по внутренней стороне бедра. – За кого меня принимаешь?

- Да не кипятись, я же хочу тебе приятно сделать!

- Нет! – быстро спрятала в чашечки бюстгальтера огромные булки и ловко застегнула его, забросив руки за спину. – Этого никогда не будет!

- Да он очень хороший парень, тебе понравиться! И это останется в глубокой тайне между нами!

- Я сказала – нет! – вновь послышался её командный голос. – Ты меня не слышишь?

Широко расставив ноги и слегка согнув коленки, Тамара Львовна вытерла салфеткой сгустки спермы и собралась надевать трусы, как он встал, обнял её и поцеловал в губы, бродя по пышному телу руками.

- Серёжка, - начала она вырываться, - прекрати! Ты меня совсем не любишь! Предлагаешь всякую гадость, а теперь опять лезешь!

- Тамара …, Тамарочка …, - начал он уговаривать её, - … это только ради тебя …

- Ты даже представить не можешь, как тебе понравиться! Будет приятно, – продолжал он уговаривать женщину на групповой секс. – У него вчера предки на десять дней в Грецию уехали, хата свободная. Ты же уже сказала мужу, что к подружке пошла, а мы такую ночь проведём! Закачаешься!

- Ты меня не понимаешь? Я сказала – нет! – зло произнесла она, подняв с земли трусы. – Если не нравлюсь, можешь катиться на все четыре стороны! Найду себе другого любовника, только стоит пальчиком поманить!

- Кого ты найдёшь? – возмущённо он бросил ей, вырвав из рук трусы, вытер ими член и швырнул их в кусты. – Кошёлка старая!

- Да мой член у тебя в пизде, - грубо выругался он, - как льдинка в прорубе болтается! Паровоз туда заедет, а ты и не почувствуешь!

- Тебя только на хор пускать! – слыша всё это, не мог поверить, что любовная идиллия рушиться на глазах. - Обе дыры так раздолбаны, что … скоро оттуда всё вываливаться будет.

- Целочкой попка была! - ехидно передразнил он женщину. – В ротик не у кого не брала, у тебя первый раз!

- Молодым дурачкам такое рассказывай, которые первый раз бабу видят, но не мне!

- Через себя столько мужиков пропустила, у меня на голове нет столько волос. А мужу на уши лапшу вешаешь, верная жена! – язвительно засмеялся он. – У тебя ворота под юбкой когда-то хоть закрываются, не целованная девочка?

- Да иди ты …, - грубо выругалась Тамара Львовна, прервав его, и, надев платье, засунув подстилку в сумку, резко развернулась и пошла по тропинке одна, даже не пытаясь в кустарнике найти свои трусы.

- Да, закончилась любовная идиллия, - не знаю почему, но с удовлетворением хохотнул, закрывая крышкой объектив фотоаппарата. – Искать нового любовника будешь, Тамара Львовна? А я подскажу! Помогу в этом вопросе.

***

Ещё издалека заметил сидящую на остановке мамину подружку. Переполненные редкие автобусы проезжали мимо, не обращая на одинокую женщину никакого внимания.

- Тамара Львовна, здравствуйте! – с наигранным удивлением произнёс, подходя к ней. – А вы тоже за грибами ходили?

- Или загорать? – улыбнулся, заметив торчащую из сумки подстилку.

- Утром виделись …, - недовольно пробурчала она.

- За грибами …, - неизвестно кому пробормотала, даже не поворачивая в мою сторону голову.

- Много набрали? – с любопытством посмотрел на неё.

- Я вот чуток насобирал, - улыбнулся, показывая ей почти полное небольшое лукошко с грибами.

Она испуганно бросила на меня взгляд и на женских щёчках, заиграл лёгкий румянец, словно поймал её за непристойным занятием.

- Ничего не нашла …, - начала мамина подружка вешать лапшу на уши. – Да и времени мало было …

- А как ваша подружка? – пристально посмотрел на неё. – Выздоровела?

- Какая подружка? – произнесла она, но сразу спохватилась. – А, Люда? Нормально …, выздоровела …

- Ей стало лучше, и вы за грибами пошли? – не унимался с расспросами.

- Да …, она попросила грибочков собрать …, - продолжала вешать на уши мне лапшу. – Но ничего не нашла …

- Завтра с утра поеду …, может, что-нибудь насобираю …, - тихо произнесла и отвернулась от меня, не желая продолжать разговор.

- А меня возьмёте с собой? Я места знаю, там грибов куча! – пытался разговорить женщину.

- Женя …, ещё сама не знаю, поеду или нет! – недовольно бросила мне. – Чего пристал. Маму бери и с ней езжай! Собирайте грибочки, а я тут причём?

- С мамой там делать нечего, неинтересно будет, а с вами то, что надо! – добродушно улыбнулся, делая пространный намёк.

- Тамара Львовна, зря отказываетесь, такие места знаю на полянках возле речки, пойдёте со мной, получите неописуемое наслаждение! – пристально посмотрел на неё, интересуясь реакцией женщина на двусмысленное предложение.

Она как-то съёжилась, молча смотря вдаль.

- Я там одну женщину с парнем видел, наверное, мама с сыночком, так они набрали столько …, - продолжал проверять её на прочность. – Честно сказать, позавидовал этой парочке. И он доволен, а она - вообще без ума! Но вы же знаете лучше меня женщин, Тамара Львовна, сколько им надо. Чуток и всё.

Мои слова произвели на женщину довольно сильное впечатление. Она сидела, опустив голову, и не отстранилась от меня, когда присел рядом, прижимаясь к пухленькому бедру.

- Ну что Тамара Львовна, пойдём завтра с утра вдвоём за грибами? – слегка толкнул её плечом.

И вдруг на дороге, со стороны города, показалась знакомая машина. Не было сомнений, это любовник, решив вернуться за дамой своего сердца. Или заговорила совесть или с другом решил ещё раз попытаться уломать женщину на групповой секс затащив её к нему домой. А её станок мог выдержать не только двоих, да и целый взвод голодных солдат, а то и роту.

- Тамара Львовна, у вас платье испачкалось, - тихо произнёс, смахивая ладонью со спины стебелёк травы.

- И тут от травки зелёное пятно! – опустил ладонь чуть ниже, чувствуя отсутствие резинки трусов. – Вы на травке лежали, отдыхали? У вас же покрывало есть?

Она промолчала, не сказав ни слова, пристально, с испугом смотря на приближающуюся знакомую машину.

Конечно, со стороны могло показаться, что молодой любовник обнимает великовозрастную дамочку. Уговаривает сучку сходить в кустик и, задрать для него подол, предоставить в полное распоряжение обе разработанные дыры. Что мне и надо было.

- Тома, - остановилась машина напротив нас, - иди, садись. Хватит на меня дуться! Поехали в гости. Там нас уже ждут. Стол накрыли.

Женщина демонстративно отвернулась от него, повернув голову в мою сторону.

- Красавица, прости меня! Был не прав! – улыбнулся он. – Садись, поехали! Хватит ломаться, как целка.

- Ты же не девочка, шуток не понимаешь? – пытался спокойно говорить он. – Не собирался тебя с другом делить …, пошутил.

Но она продолжала молчать, делая вид, что не знает его. Но он вновь повторил свою просьбу.

- Молодой человек, отстаньте от меня! – возмутилась мамина подружка. – Я вас не знаю. Вы ошиблись!

Смешно, но Тамара Львовна совершенно не обращала внимания на мою ладонь, продолжающую нежно гладить далеко не спинку, а упругую ягодицу. Но это не осталось не замеченным Сергеем.

- Тома …, быстро же замену нашла, - тихо выдохнул он. – Не думал, что ты такая непостоянная дамочка …, то с одним, то с другим.

- Как хоть парня зовут? – стараясь, как можно безразличней, бросил ей.

- Женя! – с ненавистью Тамара Львовна посмотрела на бывшего любовника.

- А он хоть знает, что ты без трусов? – похотливо хихикнул он. – С разработанными дырочками, готовая к применению?

- На, возьми, а то простудишься! – помахал из окна машины розовым клочком материи.

- Молодой человек, вас вижу первый раз, - так уверенно произнесла Тамара Львовна, что я чуть не поверил, но к счастью знал, что полчаса назад она стояла раком, разводя ладонями ягодицы, а он сношал её во обе дыры, - чего вы пристали? Отстаньте от меня!

- И, вообще, я не Тома, - нагло она посмотрела на него и сразу же обратилась ко мне, - Да, Женечка?

- Да …, - утвердительно кивнул головой, и назвав её первым попавшимся женским именем, - … Машенька.

И она обняла меня, прижимаясь увесистой грудью, целуя в щёку:

- Это мой любимый …, а вы такие гадости при нём говорите …

- Вам не стыдно, молодой человек?

Она ухватила мою ладонь и начала водить по своему пышному телу, тяжело задышав, словно мы готовимся к сексу и через минуту будем сношаться.

- Женечка, - застонала она, - ты любишь своего зайчика?

- Да …, - начал подыгрывать ей, чувствуя, как член набирать силу.

- Потерпи милый, сейчас домой приедем … и всё будет хорошо …, - картинно стонала она.

И неожиданно повернулась к нему, гневно произнесла:

- Вы ещё здесь? Уезжайте! Не мешайте двум любящим сердцам наслаждаться уединением.

Но он никуда не собирался уезжать.

- Милый …, я уже не могу …, - скользнула её рука вниз, накрывая вздувшийся бугор в паху, - … невозможно терпеть …, пошли …

Она всё сильнее мяла под тканью джинсов набравший силу член, а я не мог понять, шутит она, разыгрывая любовника, или всё это очень серьёзно.

- Да, моя радость …, - ладонь смело скользнула по вымени, надавила на торчащий сосок, вырвав из женского горла сладострастный стон, - … пошли в лес …, тут столько укромных уголков.

Не понимая, что происходит Сергей смотрел на нас, как я всё смелее лапаю женщину, которая всего полчаса назад была его, а она трёт ладонью мою промежность.

- Пошли милая …, - потянул её за руку увлекая в кусты, за остановку.

- Ох, и сучка ты Томка! Трусы не забудь, шлюха! - крикнул он нам вслед, и машина рванула с места. – Видел блядей, но таких как ты встречаю первый раз! Верная жена!

***

Она тяжело дышала, смотря мне в глаза, не зная, что сказать.

- Тамара, - первый раз в жизни назвал соседку на «ты» и по имени, - это твой любовник?

Глупая улыбка скользнула по женским губам, а моя ладонь под подол, нежно прикасаясь к упругой ягодице. Она молча, пытливо смотрела на меня, словно собираясь что-то спросить, не пытаясь отстраниться, уклониться от нескромного прикосновения.

- А почему поругались? – пальчики нырнули в глубокую расщелину между огромными полушариями и опустились вниз. – Ты же хорошая, красивая, сексуальная женщина. От такой только дурак откажется.

Не знаю почему, но я даже не удивлялся своей смелости.

- На тебя смотришь и сердечко от желания начинает биться …, - пальчики нашли складочку между волосатых, припухших половых губ и нырнули во влажную расщелину.

- Не надо …, прошу тебя …, - еле слышно слетело с её губ, но женская ладонь не двинулась с места, накрыв бугор у меня в паху, - … Женя …

- … это не мой любовник …, - начала вешать на уши лапшу, выработав стратегию поведения, - … это любовник твоей … мамы …

- Только не вздумай сказать ей!

- Случайно встретила его … собирая грибы …

- И он начал приставать … ко мне …, пытался изнасиловать …, но я убежала …, а он опять начал донимать …

- Ухватился через платье за резинку трусов, потянул и она лопнула …, - складно заливала про трусы, которыми он размахивал.

- Они заскользили по ногам …, и чуть не упала, убегая от него …, - тяжело выдохнула верная жена. – Вот и пришлось их бросить в лесу.

- Задержись хоть на секунду, он бы догнал меня и принудил к сексу.

- Он такой ужасный человек! От него всего ожидать можно.

- Но ты же знаешь, я замужем и не могу изменять …

- У меня был только один мужчина в жизни – это мой муж!

- Я верная жена! Больше никто не нужен!

- Хорошо, что встретила тебя …, - с такой искренностью в глазах говорила она, что ужасно хотелось ей верить, - … а то не знаю, чем бы это всё закончилось.

- Только не говори об этом никому! Прошу тебя! Ладно? Особенно маме.

- Не переживай Тамара, всё будет хорошо. Никому не скажу, это останется в глубокой тайне, между нами, - выдохнул, даже не пытаясь убрать руку из-под подола, исследуя запретные места женского тела.

Какие прекрасные и нежные слова начал говорить ей, одной рукой лаская волосатое влагалище, а другой расстёгивая джинсы, а она постоянно шёпотом умоляла не трогать её, не предпринимая никаких попыток сопротивляться:

- Нет …, пожалуйста …, не надо …, прошу тебя …

- Я замужем … у меня муж …, пожалуйста …, Женечка …, не надо …

- Никогда в жизни не изменяла ему и … не изменю …

Бегунок скользнул до конца змейки и джинсы начали опускаться вниз по бёдрам.

- Что ты делаешь? Отпусти меня …, - ухватилась она дрожащей ладонью за напряжённый член и крепко сжала его. – Ты же знаешь …, у меня есть муж …

- Я не могу изменить ему …

- Не надо …, прошу тебя …, пожалуйста …, - надавил ей на плечи, и она медленно стала опускаться передо мной на колени.

- Что ты со мной делаешь? – шептала она, ловя губками головку. – Пожалуйста …, не надо …

- Женечка …, я у мужа даже не беру в рот! – появились у женщины на глазах слёзы. – Не надо …, прошу тебя …

- Тамарочка, у тебя такие нежные губки, - провёл головкой по ним. – Возьми зайчик в ротик …, не бойся никому не скажу. Это останется в глубокой тайне, между нами.

- Только маме не говори! – почему-то вспомнила не мужа, а свою подружку, глубоко вздохнув, и сразу же головка члена скользнула в женский тёплый и влажный ротик.

Что не говори, но Тамара Львовна была специалистом в оральном сексе, лишний раз убеждаясь, что я далеко не третий или четвёртый мужчина в её жизни. Губы, язычок, нёбо, горлышко так работали синхронно и слаженно, что оргазм не заставил долго ждать.

Она не отстранилась от меня, не выплюнула горячую сперму, обильно залившую рот, а всё проглотила до капельки, только маленькие струйки густой слизи со слюной потекли по подбородку из уголков губ.

- Какая ты классная женщина, Тома! – восхищённо произнёс, поднимая её за локоть с колен. – На тебя смотришь и ещё хочется. Красивая, сексуальная!

Тамара Львовна, как не целованная девочка опустила глаза, на щеках заалел яркий румянец. Я стоял и не мог понял – она разыгрывает меня или и правда женщина такая скромная и стеснительная? А может это показалось, что совсем недавно любовник её сношал во все дырки и она стонала от удовольствия.

- Какая у тебя попка! – ладонь скользнула, приподняв подол по ягодице, пытаясь найти отметины от лозины. – От одного прикосновения можно с ума сойти.

- Ой, что это у тебя? – наигранно вскрикнул, нащупав пухлую полоску.

- Повернись …, покажи …, - удивлённо произнёс не веря, что она выполнит мою просьбу.

Но я ошибся. Тамара Львовна безропотно повернулась и задрала подол платья:

- Где-то ударилась …

Её голос не вызывал никаких сомнений в честности женщины, если бы не видел, как это происходило.

- Да, какая ты обманщица! – пронеслось в голове, но в слух сказал, - Тома, надо быть осторожнее. Гнался за тобой и бил лозиной?

- Больно было? – спросил, когда она повернулась ко мне.

- Нет …, не очень …, - тихо произнесла она и хихикнув добавила, - … даже приятно.

- А у тебя муж сегодня в ночную? – провёл ладонью по груди, словно определяю её упругость.

- Да, он с утра на сутках. Придёт только завтра в девять часов, - улыбнулась она и стеснительно опустила глаза.

- Так чего мы тут сидим? Останавливаем любую машину и домой!

Она улыбнулась и кивнула головой.

- Женечка …, первый раз изменила мужу, ты за это презираешь меня? – неожиданно произнесла, посмотрев мне в глаза.

- Нет …, с чего ты взяла?

- Хочешь, чтобы стала … твоей любовницей?

- Да …, а ты разве этого не хочешь?

- Но мне неудобно перед твоей мамой.

- Причём здесь мама? – засмеялся, прижимая её к себе. – Она и не догадается об этом.

- Ох, Женя, плохо ты её знаешь, - тяжело вздохнула Тамара Львовна. – Она знаешь сколько мне о своём отношении к тебе рассказала. Боюсь, что ревновать будет, если узнает.

- Не переживай, всё будет нормально! – обхватил её рукой за талию, а другой начал махать приближающейся машине.

Теперь знал, что у меня есть отличная шлюшка, которая выполнить любую просьбу. А если нет? Покажу фотки!

Куда ты денешься от меня, Тамара Львовна - верная жена!
6 832