Верочка

Верочка была молодой девушкой 18 лет, студентка, заканчивающая первый курс с отличием. Вера была невысокого роста, зелёные глаза, рыжие волосы, упругая грудь второго размера, крупная попка и маленький животик.

Закончив читать, Верочка побежала на кухню помогать маме с ужином. У отца повышение и прийдут его коллеги поздравлять с данным событием. Семья дипломатов жила в старинке в центре города, а вечером собрались коллеги отца, все говорили тосты и только один мужчина пристально смотрел на Верочку. Она это заметила и чувствовала себя неудобно, потому что у нее не было опыта общения с мужчинами, а особенно с такими взрослыми, как Александр Петрович.

Вечер прошёл замечательно и гости разъехались по домам. Коллеги подарили путевку родителям Верочки. К вечеру следующего дня родители собрались и уехали в Сочи на 10 дней. Через час раздался звонок. Верочка была дома и делала курсовую.

«Наверное что то забыли» - подумала Верочка и распахнула входную дверь.

На пороге стоял Александр Петрович.

- Здравствуйте Вера!

- Добрый вечер, а родители уехали!

- Как жаль, я забыл у вас вчера свой портмоне. Могу ли я посмотреть его в гостиной?

- Да, конечно.

Александр Петрович зашёл уверенным шагом и направился в гостиную. Сев в кресло он предложил Верочке помочь ему найти его портмоне. Верочка без задних мыслей начала искать портмоне. Обойдя гостиную - ничего не нашла.

- Вам не кажется, что он под диваном? - предположил Александр Петрович. Вера нагнулась, стала на коленки и заглянула под диван.

Александр Петрович подошёл сзади и провёл рукой по спине Веры. Она испуганно поднялась и посмотрела на него. Он потянул на себя ее ленточки на кофте и она сползла вниз. Вера вжалась в белую рубашку, так как это последнее, что на ней оставалось.

Александр Петрович взял ее за руку и повёл в родительскую спальню.

- Что вы делаете? - Возмутилась Вера.

- Я буду любить вас, - сказав с ухмылкой Александр Петрович.

Он встал на колени, задрал подол рубашки Верочки. Перед его лицом был ее лобок. Вела свела ноги.

Александр Петрович встал, сдёрнул одним движением рубашку с Веры. Она залилась от смущения.

- Я не хочу, не надо. - Вера начала плакать.

- У тебя нет другого выхода, Вера.

Александр Петрович достал из шкафа простыню, встряхнув ее - застелил золотую лежанку в родительской спальне.

- Ложись на спину и расставь ножки. Вера дрожала, по ее щекам текли слёзы.

Александр Петрович снял свой костюм, который был пошит с иголочки, взял большую подушку и подошёл к Вере.

Вера лежала закрыв руками грудь и скрестив ноги. Он поднял ее за бёдра и положил под неё подушку.

- Быстро убрала руки и раздвинула ножки! Не заставляй меня применять силу!

Вера повернулась и посмотрела на Александра Петровича. Он был высокий брюнет, крепкого телосложения. Его пенис был широким, с большой головкой и длинный. Чёрные волосы спускались с живота и окружали ноги, яички и пенис. Вера никогда не видела голого мужчину, а тем более такого взрослого.

Она медленно убрала руки с груди и раздвинула ножки, как он просил. Вера страшно боялась Александра Петровича.

Он подошёл к ее ножкам и раздвинул их ещё шире.

...

- Ммм, какая сладкая девочка.

У Веры была аккуратненькая писечка. Половые губки были в пушке, крупный клитор, я раздвинул их и увидел вторые губки, розовую дырочку. Вера девственница, это большой подарок. Мой член горел. Но я решил не торопиться.

Я наклонился и начал ласкать ее языком. Мой большой, горячий язык раздвигал ее губки и нагло продвигался к ее влагалищу. Вера дернулась. Я ласкал ее грубо, сжимая ее ягодицы, она плакала и просила - не надо.

Я поднялся над ней, ее заплаканные глаза, красные губы. Они поманили меня и я поцеловал их грубым поцелуем. Мой язык заполнил ее рот, я спустился ниже и начал ласкать грудь.

Маленькие розовые сосочки набухли, я засасывал их в себя, сжимая ее грудь. Она была миниатюрной и еле помещалась мне в ладонь. Вера пищала, потому что ей было неприятно.

Понимая, что я хочу ее трахнуть, я развернул ее на живот, поднял ее ягодицы, развёл ее пухлые ягодицы, и начал входить в неё медленно. Мой член был большим и такой юной девушке наверняка было больно.

Вера начала плакать все громче, я шлёпнул ее по ягодице и приказал молчать.

...

Он держал меня за бёдра, я почувствовала как головка его члена коснулась меня, она была большая и горячая.

Александр Петрович начал входить в меня. Я почувствовала резкую боль между ног. Он ввёл только головку, а я думала, что умру от боли. Сначала он держал во мне головку своего члена, а затем резким движением вошёл в меня. Я завыла от боли. Он был просто огромный, он разделял меня, у меня все горело и я чувствовала как что-то течёт из меня.

...

Как только вошел в неё головкой, я порвал ее целку и кровь потекла по ее ножкам. Я начал входить в неё на всю длину, резко, крепко ее держа за бёдра. От сильного возбуждения я кончил в неё.

Вся простыня была залита алой кровью. Я взял Верочку на руки и понёс в ванную, тёплый душ смыл следы крови и спермы с ее тела, я вытирал ее слёзы:

- Тише девочка, тише. Я сделал тебя женщиной, расставь ножки, я тебя подмою.

...

Низ живота тянул, моя писечка была вся в крови, и в чем то белом. Александр Петрович меня подмывал, успокаивая, что боль пройдёт.

Он взял меня на руки и понёс обратно в спальню, положил на чистую простынь и начал рассматривать мою промежность.

...

У Верочки были небольшие разрывы, из-за того, что мой член большой и я решил забрать ее к себе на дачу, пока не вернутся ее родители.

Вера уснула, а я выкинул все простыни, залитые кровью, вымыл ванную и приготовил ей одежду для нашей поездки.

...

Я проснулась в новом месте, пахло очень вкусно приготовленной едой, я увидела Александра Петровича на кухне, за окном уже было темно и пахло хвоей. Мне захотелось в туалет, но как только я начала писать, я думала, что умру от боли. Моча обжигала мою писечку, я заплакала от испуга.

Александр Петрович зашёл и обнял меня. Не плачь, у тебя разрывы, но это заживёт. Пойдём я тебя подмою. Он бережно подмыл меня тёплой водой. Мы поужинали и легли спать.

Утром я проснулась в хорошем настроении, Александр Петрович поцеловал меня, но уже нежно, не так как впервые раз. Он ласкал меня своим языком, затем спустился вниз, стянул мои трусики и начал ласкать меня там языком. Мне становилось жарко, я покусывала свои губы. Он сжимал мои сосочки, держал меня за мои бёдра и раздвигал их все сильнее, меня накопилось жар и я испытала впервые дрожь в бёдрах.

Александр Петрович взял подушку и положил под мои бёдра, выдавил какой-то гель и вошел в меня своей большой головкой. Я пискнула от боли, а Александр Петрович входил все сильнее в меня, он входил в меня сильными толчками, его тело покрылось потом, а меня накрывал жар. Через боль я почувствовала сильную пульсацию и жар, который накрыл меня, а Александр Петрович сильно застонал и что-то тёплое растеклось во мне. Под моими ягодицами уже не было крови, внизу живота приятно тянуло, а меня потянуло в сон.

Тёплый солнечный свет играл через большие окна, я проснулась одна, пошла в душ и насладилась тёплой водичкой. Александр Петрович услышал, что я проснулся и присоединился ко мне. Он взял меня на руки перед собой, целовал мои губы, так сильно и по мужски, я почувствовала тепло внизу живота и прикосновения его горячего члена, он прижал меня к стене, развёл мои колени ещё шире и вошёл в меня резко. Мое тело приняло его быстро и он задвигал бёдрами сильно и резко. Я кусала его за плечо и стонала, Александр Петрович застонал и я почувствовала как сильная струя спермы бьет в меня. Мы опустились на пол душа и ещё долго целовали друг друга.

Ужин был очень вкусный. Я впервые попробовала вино и красную рыбу. Александр Петрович был известным дипломатом в Москве, для него это все было доступно.

- Верочка, ты не против, если к нашим играм присоединится один мой товарищ?

- Как это?

- Ну он посмотрит или пришивает с тобой. Я напряглась. Мне снова стало страшно.

- Ну вот и отлично.

- Надень вот это платье, потому что гость будет совсем скоро.

Вино ударило в голову, я одела красное короткое платье, расчесала рыжие волосы, как только я собралась, я услышала мужские голоса.

Александр Петрович позвал меня и я вышла. В гостиной стоял высокий мужчина, у него были чёрные волосы, борода, темная кожа и карие большие глаза.

- Мустафе, - Александр Петрович подвёл меня к нему, он взял своей большой рукой меня за ладонь и поцеловал ее.

Мы выпили ещё вина, а затем наш гость пошёл в спальню, мы зашли с Александром Петровичем и я потеряла дар речи.

Мустафе стоял голый, огромный чёрный член с алой головкой был в его руке. Александр Петрович посадил меня на край кровати и пошёл в душ. В это время Мустафе начал гладить мое лицо и его крупный палец проскочил в мой рот. Соленый палец водил по языку бесцеремонно.

Александр Петрович вышел из душа, я кинула на него молчаливый взгляд, он подошёл ко мне,

- Снимай платье, Вера!

Я расстегнула пуговицы и сняла алое платье, на мне были широкие трусики и комбинация.

- So nice, Alex. Мустафе возбудится и его огромный член стал в два раза больше.

Александр Петрович достал покрывало и застелил кровать, на него поставил кресло.

- Вера, снимай комбинацию и залазь на кресло.

Кресло было необычным, практически плоская спинка располагалась вдоль матраса, высокая сидушка, мои бедра были под 45 градусов вверх, и два быльца - направлены в разные стороны. Я легла, под мою голову положили подушку, ноги согнули в коленях и развели в разные стороны.

Александр Петрович стал на четвереньки и начал целовать меня там, его язык так умело играл с моими складочками, я начала становиться влажной. Приоткрыв глаза, я у видела что Мустафе подошёл сзади Александра Петровича и вошёл в его анальное отверстие, Александр Петрович застонал и ещё сильнее начал сосать мой клитор. Меня накрывала волна оргазма и я застонала.

Мустафе вышел в душ, а Александр Петрович присел надо мной и я начала ласкать его яички. Они были маленькие и упругие. Затем он развернулся и поместил в мой рот свой член, он входил глубоко, я не могла нормально дышать и когда он кончил, я почувствовала приторный вкус спермы.

Мустафе подошёл ко мне, смазал гелем меня и приставил головку члена к моей вагине. Его член был как мои половые губы, он начал давить им меня и я почувствовала резкую боль, я начала плакать и просить Александра Петровича, чтобы он остановил его, но Александр Петрович развёл мои ноги ещё шире, а Мустафе начал входить в меня. Я выла от боли. Его член был намного больше, нежели чем у Александра Петровича, Мустафе начал ритмично двигаться, входил в меня жестко и до конца. Он судорожно кончил и навалился на меня. У меня горела промежность, мне казалось, что он меня разорвал. Я сползла с кресла, трусящимися ногами еле дошла до душа, включила воду и упала.

Проснулась я в постеле, было яркое солнце и я боялась пошевелиться, потому что мои бёдра отвековала дикая боль. Я не могла нормально ходить, передвигаясь по квартире, я нашла записку от Александра Петровича.

«Вера привет! Рекомендую помалкивать, в целях сохранения твоей репутации. В конверте лежали фотографии, где большой араб насилует меня. Все мои бёдра были в крови.»

Все в моей голове гудело, я сжала этот конверт и пошла спать.

Родители вернулись, а я вернулась в универ. Мама привезла мне новое платье, а оно совершенно не сходилось на талии.

- Верочка, ты поправилась!

- Мама, меня изнасиловали, я упала на пол и начала плакать.

- Мама была в ужасе, мы сели в служебную машину и поехали в женскую консультацию тем же вечером.

Крупная женщина в белом халате скомандовала взбираться на кресло. Я еле залезла на него.

Она с укором смотрела на меня:

- Раздвигай ноги!

- Мне больно.

- Ага, как трахаться, так было не больно?

Она силой развела мне ноги, я завыла от боли.

- Батюшки!

- Что же с тобой сделали, девочка!

- Она ввела в меня железный предмет, осмотрела и молча вышла в коридор.

- Одевайтесь!

Я оделась и вышла к маме. Она была чёрного цвета.

- Вера, ты понимаешь, что ты беременна!?

На семейном совете было принято решение женить меня на папином протеже Петре. Он был тёмный, высокий. Старше меня на 10 лет.

Свадьба была быстрая и практически не запомнилась мне.

Родители разменяли коммуналку и сделали нам квартиру в соседей старинке, которую выдавали только работникам Кремля. Чешская мебель, дерево, мрамор. Все как у нас дома.

Пётр занёс меня на руках домой прямиком в спальню. Снял с меня обувь, разделся сам. Он был крепкого телосложения, чёрные волосы на лобке и очень толстый член. Он был средней длины, но большой толщины. Пётр не целовал меня там, просто развернул к себе спиной, нагнул и вставил на сухую. Я запищала от боли.

Он меня не слушал, он входит на всю длину и больно сжимал мои ягодицы. Он кончил быстро и сильно прямо в меня.

Я встала и увидела розовые пятна на паркете, а затем на моем платье. Пётр уснул, а я всю ночь думала о том, что я беременна.
9 194